Кто на кого работает


Александр Полянский

Только что окончившаяся избирательная кампания оказалась на удивление скучной:
при той волне политической активности, которая поднялась в стране в связи с
происходящей сменой верховной власти, можно было рассчитывать на гораздо более
яркое и изобилующее сюрпризами действо. Прошлые думские кампании были совсем
не такими.
Старая площадь на них продвигала один из новых политических блоков, который
должен был оттянуть на себя голоса колеблющихся избирателей, демонстрировала
тонкие политические технологии. В 1999 году вдруг появившееся «Единство» резко
изменило расклад в Думе. В 2003 году «Родина» нейтрализовала голоса протестного
электората и обеспечила президенту конституционное большинство.
Но сейчас пробудившейся политической активности на Старой площади боялись и
тонких схем использовать не стали. Действовали жестко и наверняка, политической
кувалдой — позиционированием Путина в качестве лидера одной из партий, не считаясь
с интересами других «дочерних организаций», вроде «Справедливой России» или
ЛДПР. И, кстати, с интересами самого Путина. Президент был вынужден доносить
до избирателя мысль, что хотя ЕР и весьма несовершенна, но это его проект: голосуйте,
мол, за ЕР, как голосовали бы за меня. Таким образом, теперь не «Единая Россия»
работает на Путина, а Путин — на «Единую Россию». И если раньше президент мог
делиться своим электоральным ресурсом с различными партиями, по своему усмотрению,
то теперь он такой возможности лишен.
На Старой площади не захотели обеспечить выигрыш ЕР за счет политических технологий
— отодвинуть на второй план не слишком популярное официальное руководство этой
партии, сделав акцент на сильных политических фигурах: Лужкове, Матвиенко, Жукове,
Шойгу, Хлопонине, Морозове и др. Чтобы компенсировать привычность и скучность
образа ЕР, использовали всю мощь ропагандистского аппарата, совершая даже сомнительные
с точки зрения законодательства шаги, такие как агитация Путина за «Единую Россию»
в, по сути, президентском телеобращении (оно было, правда, названо обращением
лидера партсписка).
Созданная год назад партия Миронова, успешно конкурировавшая с КПРФ, была «опущена»
на четвертое место: социологи прогнозируют партии большое отставание от коммунистов.
Непонятно, зачем тогда требовалось вкладывать колоссальные ресурсы в этот проект,
позиционировать СР как спойлера КПРФ, чтобы потом, по существу, подарить коммунистам
второе место и судорожно усиливать позиции либерал-демократов и справедливороссов
в самом финале избирательной кампании.
Так же боязливо, инертно, как Старая площадь, выступили и другие участники избирательной
кампании. КПРФ, гарантированно получавшая второе место, даже не попыталась сбросить
других кандидатов с думского «корабля», хотя могла это сделать. «Справедливая
Россия», от которой начали откалываться целые региональные отделения, с ужасом
ждала непрохождения в парламент, боясь что-либо предпринимать, дабы не разгневать
бога выборов Суркова. Никто из партий даже не пробовал изменить судьбу, предначертанную
для нее всесильной Администрацией президента РФ, несмотря на то что ресурсы
для этого были. Если не СР и ЛДПР, то уж неручные для Старой площади КПРФ, СПС
и «Яблоко» точно могли хоть в какой-то степени использовать прием двух предыдущих
выборов — блеснуть новизной, показать новых лидеров, новую команду. Сформировать
новую политическую структуру, наконец. Конечно, Администрация президента этому
бы противодействовала, но ее возможности небезграничны. И она не смогла помешать,
например, смыканию СПС с «Другой Россией» в финале избирательной кампании: этот
нож в спину всадили себе сами лидеры правых.
Позволив себя деморализовать, поддавшись собственной лени и страху, партии совершили
очень большую ошибку — не смогли использовать нарастающую из-за перемен в российской
власти политическую активность граждан в свою пользу. И вместе с Администрацией
президента отдали выигрыш официальным лидерам ЕР, которые теперь наверняка попытаются
приватизировать партию. И Путина.