Дмитрий БОРИСОВ: рак можно и нужно лечить


Текст |
Анастасия САЛОМЕЕВА

В начале 2006 года по инициативе ведущих российских ученых, врачей-онкологов и при поддержке организаторов здравоохранения, общественных
и политических деятелей стартовала всероссийская онкологическая социальная программа «Равное право на жизнь».
С нашим корреспондентом беседует исполнительный директор НП «Равное право на жизнь» Дмитрий Борисов.

— Дмитрий Александрович, статистика онкологических заболеваний в России печальна. Программа «Равное право на жизнь» — ответ на этот вызов?
— Статистика действительно неутешительная. Сегодня в нашей стране на учете состоит 2,5 млн больных с установленным диагнозом различных форм рака. Ежегодно злокачественные опухоли выявляются у 450 тыс. человек и около 150 тыс. наших соотечественников признаются инвалидами по онкологическим заболеваниям. Рак —
это вторая причина смертности от болезней, ежедневно наша страна теряет около 1 тыс. человек. 10% из них — это трудоспособные люди, а 14% — женщины репродуктивного возраста.
По прогнозам специалистов, через десять лет в РФ будет около 3 млн онкологических пациентов. На наш взгляд, такая статистика безоговорочно ставит это заболевание в ряд социально значимых, с которым, к сожалению, очень сложно бороться методами профилактики.
Россия серьезно отстает от стран западной и восточной Европы по расходам на обеспечение онкологических больных лекарственными препаратами, я уже не говорю об отставании от Америки. Средний расход в Европе на онкологические препараты 16 евро на душу населения, в Америке 38, в России лишь 4 евро. Это не может не влиять на эффективность лечения таких больных. Также мы отстаем и по количеству диагнозов онкологических заболеваний, выявленных на ранних стадиях. Это связано с тем, что у нас нет системы планомерного профилактического обследования населения, а то, что все же делается, зачастую проводится на несовременном оборудовании с использованием устаревших методик диагностики.
На наш взгляд, к решению проблемы онкологических заболеваний в России, их профилактики, диагностики и лечения необходимо привлечь весь потенциал нашего общества. Это и есть основная цель программы «Равное право на жизнь». Задача же программы —
обеспечить право российских пациентов и врачей-онкологов на информацию о передовых достижениях в мировой онкологии, сделать так, чтобы эти методы широко применялись в нашей стране.
В российском обществе считается, что онкологичский диагноз — смертельный приговор. На самом же деле это болезнь, которую можно и нужно лечить. За последние три — пять лет в мире появилось много новых технологий по борьбе с онкологическими заболеваниями. Это хирургические и медикаментозные методы лечения, а также методы диагностики, благодаря которым онкологическая патология выявляется на очень ранних стадиях, даже тогда, когда она еще не видна клинически.

— На какой срок рассчитана программа «Равное право на жизнь»?
— Это программная работа, рассчитанная на многие годы вперед, и о конкретных сроках говорить нельзя. Мы действуем по проектному принципу, и программа развивается планомерно, вместе с теми задачами, которые она решает.
Проблема, стоящая сегодня перед нашей страной, глобальна и потому требует системного подхода — работы со специалистами, властью, общественностью, населением. «Равное право на жизнь» — первая программа, в основе которой лежит системный подход к решению онкологической проблемы в целом, она работает по всему спектру онкологических заболеваний и затрагивает все этапы борьбы с ними.
Наша деятельность сосредоточена на трех направлениях. Во-первых, это внедрение современных инновационных технологий диагностики и лечения онкологических заболеваний. Во-вторых, модернизация материально-технической базы региональных онкологических лечебных учреждений за счет привлечения внебюджетных средств. И в-третьих, информирование населения и онкологических пациентов о новейших достижениях в области онкологии.

— Самое тяжелое из этих трех направлений, наверное, работа с населением?
— Да. Здесь кроме прочих есть еще и психологическая трудность. Онкологические заболевания — специфическая тема, о которой говорить в России не любят. Тема страшная, связанная с серьезными проблемами — психологическими, моральными и финансовыми. Сегодня все эти проблемы лежат только на плечах больных, их родственников и врачей.
И это неправильно.
В рамках программы создана бесплатная федеральная горячая линия «Равное право на жизнь» — 8-800-200-2-200. На ней работают профессиональные психологи и врачи, но ни один человек, позвонивший по этому номеру, не получит по телефону медицинскую консультацию. Здесь иная цель: дать человеку максимально полную общую информацию о волнующей его проблеме и, если это требуется, направить его на очную консультацию со специалистом, причем находящимся в том регионе, где живет позвонивший. Более 70 консультантов со всей России ведут прием населения, обратившегося на нашу горячую линию.
Кроме того, для работы с населением мы планируем задействовать еще один ресурс —
региональные ассоциации пациентов, победивших рак.

— Программа предусматривает привлечение внебюджетного финансирования для модернизации материально-технической базы региональных онкологических диспансеров. С какими регионами вы сотрудничаете?
— Обеспеченность онкологических диспансеров современной медицинской техникой для диагностики и лечения рака в России гораздо ниже, чем в развитых странах. Особенно нас тревожит ситуация в регионах.
Понятно, что модернизация региональных онкодиспансеров — серьезная и глобальная задача и мы как негосударственная программа с помощью наших ресурсов сразу решить ее не можем. Мы действуем по точечному принципу. Прежде чем приступить к работе с конкретным регионом, консультируемся со специалистами, анализируем сложившуюся там ситуацию с онкологическими заболеваниями, смотрим, что именно нужно сделать в онкодиспансере, чтобы реально повысить эффективность лечения больных.
Например, первым регионом, где наша программа обрела официальный статус, стала Астраханская область. Проблему здесь представляла ранняя диагностика онкологических заболеваний, но не весь ее спектр, а эндо-
скопия и лабораторный скрининг. С нашей помощью в диспансере открылось три кабинета эндоскопии, оснащенных уникальным японским оборудованием. Также область получила три инфузионных контроллера для проведения химиотерапии и полностью оборудованную иммуногистохимическую лабораторию. Эффективность работы программы в Астрахани во многом зависит от поддержки губернатора Астраханской области Александра Жилкина, с которым мы подписали договор о стратегическом сотрудничестве. Начало комплексной борьбе с раком в этом регионе было положено, но все-таки еще предстоит много работы.
И таких примеров много. В настоящее время программой охвачено более 30 регионов РФ, соглашения о стратегическом сотрудничестве подписаны с 11 территориями.

— Где вы находите внебюджетное финансирование?
— Программа «Равное право на жизнь» стартовала при поддержке фармацевтической компании «Ф. Хоффманн — Ля Рош» — это мировой лидер по производству онкологических препаратов. Кроме того, у нас есть договоренность с некоторыми российскими фирмами, причем, как правило, не имеющими никакого отношения к здравоохранению.

— А каким образом простые врачи из региональных клиник могут ознакомиться с передовым опытом диагностики и лечения рака?
— В рамках программы мы проводим образовательные мероприятия для химиотерапевтов, хирургов, радиологов. Они проходят в форматах выездных консилиумов, стажировок, сертификационных циклов и циклов повышения квалификации на базе ведущих медицинских учреждений страны. Врачи приезжают из всех регионов России. Кроме того, с 2008 года мы начнем отправлять наших специалистов на зарубежные стажировки в ведущие научные и медицинские центры Европы.

— Недавно ваша программа выиграла грант на реализацию проекта «Знание —
во имя здоровья будущих поколений».

— Да, опыт, полученный почти за два года реализации программы, позволил нам сделать лучшее предложение из всех поданных на этот конкурс. Идея проекта, представленного НП «Равное право на жизнь», — пропаганда здорового образа жизни среди молодежи, информирование ее о факторах риска заболевания раком, необходимости его профилактики и своевременной диагностики, а также вовлечение молодежи в работу по профилактике и санитарно-просветительской деятельности среди населения страны. Мы предложили совершенно новое направление — сотрудничество в этой сфере с молодежными организациями. Проект будет реализовываться нами совместно с межрегиональной молодежной общественной организацией «Новые люди». Предусмотрены также профилактические меры, например массовый скрининг ребят, живущих в городах, выбранных пилотными для проекта. Это те города, где наша программа уже работает: Астрахань, Иваново, Иркутск и Казань. Мы считаем, что если нам удастся научить заботиться о своем здоровье молодежь, то через нее мы сможем повлиять и на старшее поколение.

— Раз в нашей стране столь тревожная онкологическая обстановка, не пора ли принимать меры по ее стабилизации на государственном уровне?
— Это уже делается. Можно сколько угодно указывать на недостатки ПНП «Здоровье» вообще и программы ДЛО (дополнительного льготного обеспечения) в частности, но нельзя не признать, что многие заложенные в них меры реально работают. Да, сегодняшняя система ДЛО несовершенна, да, в ней пока недофинансируются закупки дорогостоящих инновационных противоопухолевых препаратов, но само принятие ее уже огромный шаг вперед. Конечно, сейчас эта система не в состоянии помочь всем онкологическим больным, но она реально помогает многим россиянам, живущим в самых отдаленных уголках нашей страны. Достаточно сказать, что в 2006 году, когда программа ДЛО работала без ограничений, были спасены жизни около 100 тыс. онкологических больных. Впечатляющие результаты, правда? Более того, система ДЛО заставила наших врачей поверить в свои силы, а это само по себе бесценно.
Вообще, очень удобно во всем винить государство и ждать от него каких-то действий. Но надо самим сделать что-то важное и нужное, что привлекло бы к проблеме внимание государства, и потом действовать с ним сообща.
Мы, например, предлагаем разработанный проект по выделению лекарственного обеспечения онкологических пациентов инновационными препаратами в специальную программу, финансируемую отдельной строкой федерального бюджета. Такие проекты являются мировой практикой. В Дании работает, например, спецпрограмма по финансированию лечения онкологических заболеваний с отдельным бюджетом в 200 млн евро в год, во Франции и Германии также существует финансирование инновационных методов лечения рака по специальным спискам пациентов. И таких примеров много.