Нестандартная реформа


Ольга Заикина,
экономический обозреватель

В Госдуме готовятся ко второму чтению два технических регламента — на молоко и продукты его переработки и на табачную продукцию. Казалось бы, можно только радоваться: наконец-то сдвинется с мертвой точки реформа технического регулирования, буксующая пятый год. Но на самом деле это означает откат назад.

C 2003 года, когда вступил в действие закон «О техническом регулировании», был принят всего один технический регламент — по экологической безопасности транспортных средств. А определенный законом переходный период, в течение которого в стране должна быть окончательно введена новая система технического регулирования, истекает 1 июля 2010 года. Однако, по мнению Антона Зубихина, ответственного секретаря Комитета РСПП по техническому регулированию, стандартизации и оценке соответствия, результатом принятия этих техрегламентов станет лишь передел рынка в соответствующих секторах: «Компании, которые их пролоббировали, займут доминирующее положение, а малые и средние предприятия будут вынуждены закрыться».

Разрушающий закон

Кстати, сами депутаты в свое время предупреждали правительство: «активность представителей коммерческих организаций в разработке специальных технических регламентов связана и с тем, что технический регламент за счет установления завышенных требований… может быть использован для закрепления доминирующего положения отдельных организаций на товарном рынке» (постановление Госдумы от 17 ноября 2004 года). Использовать сугубо технические документы в качестве инструмента недобросовестной конкуренции позволила крайне неудачная концепция закона «О техническом регулировании».

До введения в действие этого закона, разрушившего сложившуюся систему стандартизации, ГОСТы принимались Госстандартом лишь после одобрения техническими комитетами, которые и являлись разработчиками.В СССР было 355 технических комитетов, куда на паритетных началах входили представители производителей и потребителей той или иной продукции, что служило защитой против лоббизма и дискриминации чьих-либо интересов. Закон «О техническом регулировании» ввел двухуровневую систему: все вновь создающиеся стандарты переводятся в разряд добровольных документов, а обязательные требования к продукции устанавливаются техническими регламентами. При этом разрабатывать проекты технических регламентов разрешено любым лицам, чем не преминули воспользоваться наиболее предприимчивые компании, с тем чтобы попытаться выгодные для себя обязательные требования к продукции навязать другим игрокам на рынке.

Кроме того, по первоначальной редакции закона технические регламенты принимались Госдумой и являлись документами прямого действия. Это означало, что документы в статусе федерального закона должны включать все технические параметры той или иной продукции. Не говоря уже о том, что депутаты, которые не могут быть специалистами во всех отраслях,при всем желании не увидят ошибок и не заметят лоббизма, перенос на законодательный уровень технических норм был просто опасен. Как известно, в России для принятия любой поправки в закон требуется не менее года. Григорий Элькин, руководитель Федерального агентства по техническому регулированию (Ростехрегулирование), приводит такой пример: «В Китае создали дешевую технологию производства проводов с изоляцией. Когда выяснилось, что приборы с такими проводами приводят к пожарам, развитые страны мгновенно выставили заградительные нормы. Куда потекут эти провода? Естественно, на тот рынок, который не может быстро принять заградительные нормы».

Возврат с особого пути

Больше трех лет понадобилось Ростехрегулированию, поддержанному отраслевыми союзами российских промышленников, чтобы добиться отмены наиболее абсурдных положений закона. После долгой борьбы с либералами из Минэкономразвития и Минпромэнерго, его авторами, в апреле 2007 года в закон были наконец внесены поправки. По мнению Андрея Лоцманова, замруководителя Комитета РСПП по техническому регулированию, стандартизации и оценке соответствия, эти изменения позволили свернуть с очевидно тупикового пути и создали предпосылки для начала эффективной работы по стандартизации и техническому регулированию. Уравниваются в правах технические регламенты, принятые Госдумой и постановлениями правительства. Но главное — легитимизируются ГОСТы, стандарты предприятий и своды правил (ведомственные технические документы, например строительные нормы и правила — СНиПы), их теперь можно использовать в качестве доказательной базы на соответствие требованиям техрегламентов.

В этом суть так называемого принципа презумпции соответствия, или нового подхода, на котором основана двухуровневая система технического регулирования ЕС, взятая нами за образец. В Европе действуют обязательные директивы (аналоги наших технических регламентов), принимаемые парламентом, и добровольные евростандарты. «Европейская директива, — поясняет Григорий Элькин, — это рамочный документ. Там содержатся общие требования, а технические характеристики к отдельным видам продукции — в добровольных стандартах». «Но эта добровольность относительная, — отмечает в свою очередь Антон Зубихин. — Посредством добровольного применения стандартов и сводов правил осуществляется выполнение обязательных требований технических регламентов». По словам Элькина, технические регламенты опираются на добровольные документы, не заставляя производителя выбирать именно тот путь, который в них указан: «Например, показатель безопасности трактора: необходимо, чтобы обзор у водителя был 120°. Технический регламент и должен содержать только этот параметр. А в перечне стандартов, обеспечивающих исполнение техрегламента, будет записано, что стойки кабины разнесены на полтора метра. Но это не обязательный параметр, производитель может выдумать какую-то линзу, которая гарантирует обзор на 120°. Тогда ему придется самому доказывать, что он обеспечил безопасность». Эта модель, считают многие эксперты, наиболее оптимальный способ повысить конкурентоспособность отечественной продукции.

Поправки также разморозили старыеГОСТы. До этого ситуация была совершенно нелепой. Прежняя редакция закона запрещала вносить любые изменения в нормы, принятые до его вступления в силу. Другими словами, каждый ГОСТ являлся обязательным, пока не введен в действие соответствующий технический регламент, но ничего менять в нем было нельзя. Это не только привело к невозможности в течение четырех лет использовать современные технологии, но полностью парализовало систему защиты страны от новых опасностей. Например, специалисты обнаружили новые микробыв мороженой рыбе. Действовавший стандарт,чьи нормы обязательны, не содержал защиты от них. «А подписать новый стандарт, в котором есть меры защиты, — говорит Григорий Элькин, — я не мог, потому что тогда он становится добровольным и предъявить требования поставщику или продавцу уже невозможно».

Бизнес устал

Несмотря на то что принятые полгода назад поправки устранили многие несуразности, работа над созданием национальной системы технического регулирования, к сожалению, почти не продвинулась. По признанию Антона Зубихина, за это время сделано крайне мало. Причина — саботаж со стороны Минпромэнерго, где данное направление курируют те же люди, которые активнейшим образом выступали против поправок в базовом законе. Показательно, что даже разработка новой методики создания технических регламентов поручена тем же структурам, которые были зачинателями реформы в ее прежнем варианте, приведшем техническую сферу страны к коллапсу. РСПП предлагает изменить правительственную программу разработки технических регламентов — из запланированных 181 оставить 17 приоритетных, укрупнив позиции. «Например, в едином регламенте по безопасности машин и оборудования будут установлены общие подходы по обеспечению безопасности, — поясняет Антон Зубихин, — и он заменит 20—25 техрегламентов из тех, что предполагалось разработать ранее: по тракторам, нефтегазовому оборудованию и т. д.». Однако в Госдуме до сих пор готовят к принятию технические регламенты, разработанные в соответствии с прежней концепцией закона, и это свидетельствует, что борьба не закончена.

Российские промышленники, уставшие работать без технических законов, возлагая некоторые надежды на смену правительственного куратора (вместо Дмитрия Медведева реформу технического регулирования теперь будет контролировать Сергей Иванов), тем не менее решили взять инициативу в свои руки. Как отметил Андрей Лоцманов, приоритетом сегодня является вовлечение представителей российской промышленности в процесс разработки и обновления стандартов. По данным РСПП, применяемые в России стандарты устарели в среднем на 18 лет. Отраслевые бизнес-сообщества инициировали разработку новых национальных стандартов.

При этом важно, что они будут гармонизированы с международной системой ISO. «Многие инновационные предприятия уже давно работают в технических комитетах ISO, — говорит Антон Зубихин, — отстаивая интересы своей промышленности, чтобы другие страны, например США, не завышали требования». Не следует забывать, что техническое регулирование —это инструмент и международной конкуренции. Когда Россия вступит в ВТО, сюда придут предприятия, выпускающие продукцию по международным стандартам, и нашему бизнесу будет нелегко с ними соперничать, не имея собственной мощной и гибкой национальной системы стандартов. А времени для ее создания осталось очень мало, но, к счастью, пока еще остались кадры — высококлассные специалисты в области стандартизации. Именно они в середине прошлого века разработали знаменитую КС УКП — комплексную систему управления качеством продукции, известную ныне в мире как стандарт ISO 9000. Наша страна была одним из учредителей ISO, и системный стандарт КС УКП стал ее вкладом в создание этой международной организации. Так что у России есть все основания снова занять достойное место в системе международной стандартизации.