Госкорпорация «ЖКХ-Фантом»


Ольга Заикина,
экономический обозреватель

1 января 2008 года в России должен начать работу Фонд содей-
ствия реформированию жилищно-коммунального хозяйства. В настоящее время завершается формирование органов управления этой госкорпорации. Однако вызывает большие сомнения возможность с помощью новой структуры решить проблемы ЖКХ.

Одной из главных задач своего ведомства Дмитрий Козак, новый министр регионального развития, назвал стимулирование муниципалитетов к реформированию жилищно-коммунального хозяйства, в том числе с помощью финансовых инструментов. Исходя из этого заявления, можно предположить, что именно Минрегион будет курировать деятельность очередной госкорпорации, призванной стать таким инструментом. Речь идет о Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства, закон о создании которого был принят Госдумой 6 июля 2007 года в ответ на соответствующее заявление президента в послании к Федеральному собранию.

За тремя зайцами

По словам Мартина Шаккума, председателя Комитета Госдумы по промышленности, строительству и наукоемким технологиям, закон о создании госкорпорации предусматривает беспрецедентное за последние годы выделение средств федерального бюджета на модернизацию ЖКХ. Новая некоммерческая организация будет оказывать финансовую поддержку субъектам Федерации и муниципальным образованиям при проведении капитального ремонта многоквартирных домов и переселении граждан из аварийного жилищного фонда. До 2012 года на эти благородные цели предполагается израсходовать 240 млрд руб. — часть средств, полученных от продажи активов ЮКОСа. Весьма продуктивная идея — заработав очки на популистском лозунге возвращения награбленных денег народу и облагодетельствовав какое-то число живущих в развалюхах бедняков, заодно расшевелить жилищно-коммунальный сектор, который никак не желает реформироваться. Проблема лишь в том, что реализовать ее вряд ли удастся.

Несмотря на то что реформа отрасли (суть которой в ее демонополизации) на бумаге началась еще в 1997 году, до сих пор большинство из 56,5 тыс. тепло-, водоснабжающих и обслуживающих организаций ЖКХ существуют в виде МУПов — муниципальных унитарных предприятий. Правда, доля частных операторов в сфере оказания жилищно-коммунальных услуг постепенно возрастает (в водоснабжении и водоотведении она составляет 41%), но с точки зрения государства, очевидно, слишком медленно. Цель фонда, по мнению Владилена Прокофьева, замдиректора направления «Городское хозяйство» фонда «Институт экономики города», как раз и состоит в том, чтобы через экономические рычаги понудить местные власти привлекать всферу ЖКХ инвестиции со стороны частного бизнеса. Для этого в качестве основного условия получения средств из фонда определено наличие в местном коммунальном комплексе коммерческих предприятий, доля участия в которых субъекта Федерации или муниципалитета не превышает 25%. Однако представляется весьма сомнительным, что частный бизнес вдруг ринется в эту отрасль ради единственного бюджетного гранта. К тому же еще не факт, что его удастся получить, так как это условие далеко не единственное.

Фантазеры

Частники должны составлять не менее четверти всех коммунальных структур данной территории, да еще с обязательством увеличить к 2010 году их долю до 50%, а к 2011 году — до 80%. Это если заявка на финансовую поддержку из фонда будет подана до 1 января 2009 года. Для регионов же, обратившихся за помощью в фонд позднее, начальная доля коммерческих предприятий устанавливается в размере 50%, а с 1 января 2011 года — 80%. Евгений Федоров, председатель Комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству, в связи с этим обращает внимание, что фактически создаются неравные условия для субъектов РФ. А представители муниципальных образований вообще считают такой подход несправедливым. «Конечно, в крупных городах есть возможности для создания частных структур в ЖКХ — люди, капитал, — отмечает Любовь Олейник, директор Ассоциации малых и средних городов России, — а в глубинке сегодня нет частного бизнеса, готового взять на себя эти вопросы». Таким образом дискриминируются муниципалитеты, где по объективным причинам нельзя в одночасье наплодить требуемое количество коммерческих структур.

Столь же фантастическими являются и другие условия получения средств фонда (всего их 12). Скажем, на местах к моменту подачи заявки нужно иметь товарищества собственников жилья (ТСЖ) не менее чем в 5% многоквартирных домов, причем с такой же сложной системой обязательств по увеличению их доли до 10% к 2010 году и до 20% к 2011-му. Управляющие компании должны быть не менее чем в 50% многоквартирных домов, опять же с обязательством увеличения доли к 2010 году до 80% и т. д. Эксперты выражают большие сомнения в реальности достижения подобных результатов естественным путем.

По данным Федеральной антимонопольной службы, в первом полугодии 2007 года только 15,08% домов, определившихся со способом управления, выбрали ТСЖ, ЖСК и иные кооперативы, доля управляющих организаций составила 48,07%. По мнению Любови Олейник, это тоже объективное обстоятельство: «ТСЖ и управляющих компаний и в Москве не так много, а на местах для них просто нет подготовленных людей».

Эксперты полагают, что столь жесткие требования могут подтолкнуть местные власти к созданию фиктивных ТСЖ и управляющих компаний, за которыми будут стоять те же ДЭЗы и ЖЭКи. «Представьте разрушенное коммунальное хозяйство в каком-нибудь сельском районе, — говорит Любовь Олейник, — и поставьте себя на место главы муниципального образования. Он окажется перед выбором: либо остаться на обочине, либо создать требуемые организации формально». Зарегистрировать достаточное количество фиктивных структур, чтобы обеспечить нужный процент для получения средств из фонда, несложно.

Владилен Прокофьев считает идею, воплощенную в Фонде содействия реформированию ЖКХ, правильной, но высказывает опасение, что она утонет в пассивности населения. Именно в пассивности населения он видит причину не слишком больших подвижек в реструктуризации коммунального комплекса. Однако население имеет свои резоны не торопить события, поскольку научено горьким опытом, который показывает, что результатом всякой реформы является лишь ухудшение жизни. И к сожалению, при любом варианте. С одной стороны, если ДЭЗы и ЖЭКи превратятся в управляющие компании — уровень услуг останется прежним, а цены вырастут, но с другой — и выбор настоящей частной управляющей компании далеко не всегда способствует улучшению управления в домах. По словам Любови Олейник, часто управляющие компании приходят с одной целью — прибрать все к рукам и использовать в своих интересах. «Жильцы отчисляют коммерческие платежи на ее счет, но часть из них расходится на нецелевые нужды, примерно 20—30% просто теряются», — подтверждает Елена Бородуля, председатель некоммерческого партнерства жилищных объединений и граждан «Надежный дом».

Не надо революций

Эксперты сходятся во мнении, что остальные условия для получения денег из фонда тоже по большей части невыполнимы. Например, необходимость утвержденного перечня домов, нуждающихся в капитальном ремонте, и домов, признанных аварийными и подлежащих сносу. Местные власти избегают формировать такие списки, поскольку по Жилищному кодексу, если дом признается аварийным, жильцы подлежат немедленному переселению. Но куда? Во многих регионах денег на это нет. Однако наибольшую тревогу вызывает требование о долевом финансировании капитального ремонта, как сказано в документе, «за счет средств товарищества собственников жилья, жилищного, жилищно-строительного кооператива или иного специализированного потребительского кооператива либо собственников помещений в многоквартирном доме в размере не менее чем 5% общего объема средств, предоставляемых на проведение капитального ремонта многоквартирного дома».

«Это попытка реализовать принцип, применяемый в других странах, например в Германии, — поясняет Владилен Прокофьев. — За малоимущих граждан, проживающих в квартирах по соцнайму, принимает решение о капремонте и осуществляет его финансирование муниципалитет, а квартиры, приобретенные в собственность, в том числе путем купли-продажи, приватизации, должны содержать собственники жилья». По словам Мартина Шаккума, необходимо, чтобы сам собственник следил за принадлежащим ему имуществом. Депутат считает решение о софинансировании со стороны жителей принципиально важным: «Во-первых, это повысит ответственность за расходование бюджетных средств, во-вторых, не даст раздуть смету». Важным также, как утверждает Мартин Шаккум, является разрешение ТСЖ и управляющим компаниям самим выбирать подрядчика: «Если вы сами принимаете решение, какой объем работ производить в доме, то вы сами должны отвечать и своими деньгами, и бюджетными, перечисляемыми муниципалитетом. Именно этот принцип позволит создать конкурентную среду среди управляющих организаций, которые будут заинтересованы в предоставлении более качественных и дешевых услуг». Однако не все согласны с такой позицией.

В такой социально-напряженной сфере, как ЖКХ, форсирование реформы не приведет ни к чему хорошему. Создание управляющих компаний и ТСЖ возможно лишь там, где сложилась реальная конкуренция. Или в ситуации, которую описал Владилен Прокофьев: «В регионах, где ситуация в ЖКХ получше — в Москве, Подмосковье, — жители не участвуют в реформе. Как правило, население более активно там, где возникают проблемы и положение в жилищном секторе требует принятия срочных мер». В любом случае инициатива должна исходить снизу, а задача государства — создать благоприятные условия для осуществления реформы ЖКХ, прежде всего налоговые, а не провоцировать нижестоящие органы власти заниматься тем, что в советские времена называлось очковтирательством.