Удар с тыла


Тимур ХУРСАНДОВ

В последнее время жители небольшого чешского селения Мишов, что в 90 км к юго-западу от Праги, нежданно-негаданно очутились в эпицентре страстей европейской, да что там европейской – глобальной, политики. Вокруг него уже несколько месяцев ломают копья Соединенные Штаты, Россия, Евросоюз, и каждый мало-мальски активный политик из любой страны мира почитает своим долгом высказаться по этому поводу. А все дело в том, что именно здесь, в 2 км от Мишова и недалеко от военного полигона Брды, по замыслу США должен быть построен радар, который в комплексе с ракетами-перехватчиками в Польше образует так называемый третий позиционный район американской национальной системы противоракетной обороны.

Еще совсем недавно казалось, что все на мази: власти Чехии и Польши с воодушевлением готовились стать частью грандиозного проекта Вашингтона по обеспечению защиты от ракетного нападения со стороны стран-изгоев, таких как Иран и КНДР. Но постепенно в стройные планы США начали закрадываться досадные неувязки. Так, например, выяснилось, что чехи в большинстве своем почему-то далеко не в восторге от того, что на их территории будут размещены структуры противоракетной обороны. Этот вопрос вернул Чехию чуть ли не во времена феодальной вольницы: 34 города образовали союз, выступающий против размещения элементов американской ПРО на чешской земле. Их мэры намерены предпринять все возможное, чтобы убедить правительство отказаться от установки злополучного радара. Больше всего проявляют активность населенные пункты в центре и на западе страны, ведь именно у них под боком и предполагается соорудить американскую базу. Такое соседство очень не по вкусу новорожденному Союзу городов. Не нравится ему все: возможный вред здоровью людей от излучения радара, присутствие иностранных военных и особенно перспектива стать одной из целей ракетных ударов. В этом мятежных градоначальников, похоже, поддерживает большинство чехов: по опросам две трети населения не одобряют планов развертывания ПРО в Чехии.
Подобные настроения в народе не замедлили найти отклик и в высшем руководстве страны. Нет, правительство Чехии, конечно же, не отказалось наотрез принять у себя американскую ПРО, но неприятно удивить Вашингтон ему все же удалось. В Праге вдруг поняли, что с Соединенными Штатами можно поторговаться и не предоставлять свою территорию для американской базы просто за красивые глаза. Для начала Чехия потребовала, чтобы ей обеспечили доступ ко всей информации, которая будет поступать на радиолокационную станцию в Мишове. Именно по такому принципу строится работа американского радара в британском графстве Йоркшир, который уже стал частью системы ПРО США. «Радиолокационная станция на территории Чехии должна размещаться на тех же условиях, что и американский радар в Великобритании», — нанес Белому дому чувствительный удар чешский министр иностранных дел Карел Шварценберг.
США, однако, соглашаться на этот неожиданный ультиматум не спешат. Такая позиция Вашингтона вполне понятна: все-таки Лондон старый, испытанный союзник, в чьей верности усомниться еще не приходилось, а тут какая-то Прага, схема ведения дел с которой до конца пока не ясна. Тем не менее Соединенным Штатам следует помнить: тезис «что позволено Британии, не позволено Чехии» может серьезно осложнить развертывание элементов противоракетной обороны в Восточной Европе. Новые страны Европейского союза и без того встают на дыбы при малейшем намеке на то, что их держат за европейцев второго сорта. Именно поэтому «младоевропейцы» не упускают ни единой возможности, чтобы показать, что у них ничуть не меньше прав, чем у тех же Берлина, Парижа или Лондона. Одним из наглядных примеров является позиция Польши по вопросу о начале переговоров о новом базовом документе, определяющем правовые рамки взаимоотношений Евросоюза и России, — Соглашении о партнерстве и сотрудничестве (СПС). Уже который месяц страны ЕС бьются над тем, как разрешить «мясной конфликт» между Москвой и Варшавой, чтобы последняя наконец перестала блокировать консультации по СПС, тем более что срок действия нынешнего договора истекает в конце нынешнего года. Пока прогресса в этом никакого.
Раньше «младоевропейцев» активно поддерживали Соединенные Штаты, которым, безусловно, на руку противоречия внутри Евросоюза. Импонировало Вашингтону и то, что страны Восточной Европы в большинстве своем негативно настроены к России, да и пестовать их можно было под маркой распространения идеалов гражданского общества и демократии. Однако теперь «демократизация» обернулась против самих США: стало ясно, что Чехия и Польша могут отплатить «черной неблагодарностью» и притормозить, если вообще не сорвать, планы создания глобальной американской ПРО.
В Москве, конечно же, не могли не воспользоваться столь благоприятной ситуацией и не сидели сложа руки. В отношении Чехии Россия решила не мудрствовать лукаво и прибегла к старому, испытанному методу кнута и пряника. В качестве кнута, естественно, выступили военные. Начальник российского Генерального штаба Юрий Балуевский, не тратя времени на дипломатические ухищрения, прямо и настойчиво призвал чешские власти не торопиться с принятием решения о размещении американского радара. По мнению отечественного стратега, такие вопросы с кондачка не решаются, их надо обдумать. Скажем, если отвести на это срок до президентских выборов в Соединенных Штатах в конце 2008 года, то времени на раздумья как раз должно хватить. А если у чешского руководства и оставались какие-то иллюзии относительно того, что элементы американской ПРО в Чехии все же необходимо разместить, то таким пражским мечтателям Балуевский пообещал ответные меры военного характера, не уточнив, правда, какие именно. Хотя все и без того понятно: российские чиновники и военные уже неоднократно предупреждали, что если наши восточноевропейские друзья не одумаются, то перенацелить ракеты на американские базы на их территории — для нас раз плюнуть. Именно это, вероятно, стояло за многозначительной фразой Балуевского о том, что размещение ПРО в Чехии «было бы большой ошибкой чешского руководства».
Практически сразу за бряцанием оружием последовал пряник. Москва довольно неожиданно предложила на пост главы Международного валютного фонда бывшего председателя чешского Центрального банка Йозефа Тошовского. Этой инициативой Россия убила сразу двух зайцев: выдвинув Тошовского в качестве противовеса общеевропейскому кандидату французу Доминику Стросс-Кану, она показала, что с ней придется считаться при выборе руководства одной из ведущих международных финансовых организаций, и заодно сделала реверанс в сторону Праги – вот, мол, какие мы, зла не держим.
Трудно судить, какой из перечисленных факторов сыграл решающую роль, но Чехия дрогнула. Сначала Министерство обороны страны заявило, что неплохо бы отложить решение вопроса о размещении третьего позиционного района американской ПРО до начала следующего года. А затем президент Чехии Вацлав Клаус высказал и вовсе крамольную мысль о том, что в принципе в Праге не чувствуют такой уж опасности со стороны Ирана или Северной Кореи.

Европа нам поможет

Но на этом приятные для Москвы сюрпризы не закончились. У России по вопросу о ПРО неожиданно появился союзник в самом центре Европы. «Угроза со стороны Ирана – это не более чем шаткая попытка подвести базу для сооружения ракетного щита в Чехии и Польше», а планы США по развертыванию элементов противоракетной обороны в этих странах не что иное, как «провокация». Очень знакомый, согласитесь, лейтмотив. Тем удивительнее, что подобные заявления родились не в недрах российского МИД и вообще исходят не от отечественных политиков или военных чинов. Кто бы мог подумать, но эти слова принадлежат министру обороны Австрии Норберту Дарабошу. В Вашингтоне от такого демарша, вероятно, несколько опешили, посчитав за какую-то ошибку, и мягко посоветовали австрийскому министру «отказаться от штампов времен холодной войны». Но выяснилось, что никакой ошибки нет и даже напротив — Дарабош озвучил позицию высшего руководства страны. Это подтвердила глава австрийского МИД Урсула Плассник, которая твердо напомнила Соединенным Штатам, что «Австрия не является 51-м штатом США». Она, впрочем, охладила пыл не только Вашингтона, подчеркнув, что российскую позицию по ПРО в Вене тоже разделяют далеко не целиком. А окончательно все точки над «и» расставил канцлер Австрии Альфред Гузенбауэр. «Никому не удастся заткнуть Австрии рот — ни на западе, ни на востоке», — заявил он. Говорить же в Вене намерены вот о чем: если США развернут в Чехии и Польше элементы ПРО, то эти страны незамедлительно станут целями для ракет, прежде всего российских. А от Чехии до Австрии рукой подать, и если хоть одной шальной боеголовке вздумается сбиться с курса, то еще неизвестно, где она упадет. Так что австрийское руководство предпочитает не испытывать судьбу и обезопасить Центральную Европу и в первую очередь, конечно же, себя от ракетной и, не дай бог, ядерной угрозы. И представляется, что к опасениям Вены в той или иной степени прислушаются и в Варшаве, и в Праге, и в Евросоюзе в целом.
Тем не менее, несмотря на все эти трудности, Соединенные Штаты не собираются сбавлять обороты. Еще месяц назад казалось, что в Вашингтоне начали колебаться: конгресс проголосовал за сокращение финансирования развертывания ПРО в Восточной Европе. Но затем все вернулось на круги своя: конгрессмены снова озаботились выделением немалых сумм на этот проект, а Госдепартамент продолжил демонстрировать уверенность в собственной правоте. «США и их европейские партнеры стараются действовать, чтобы как-то укрепить защиту наших народов от возможного враждебного удара со стороны Ирана или прочих стран региона», — повторил, словно тщательно вызубренный урок, официальный представитель американского внешнеполитического ведомства Том Кейси. В Вашингтоне торопятся начать работу по установке элементов ПРО в Чехии и Польше, и спешка эта вполне объяснима. В то время как Чехия упорно откладывает сроки принятия окончательного решения, в США все ближе президентские выборы. И если в Праге не пойдут навстречу планам Вашингтона до конца 2008 года, то кто знает, каковы будут взгляды на вопросы противоракетной обороны у следующей американской администрации.
В свете всего этого не исключено, что Соединенным Штатам стоило бы более внимательно прислушаться к российскому предложению об использовании Габалинской РЛС в Азербайджане. Тем более что все настойчивее появляется информация о том, что Россия готова вообще уйти из Габалы и полностью предоставить радар в ведение американцев. Чем не вариант?