Акиэ КАТО: государство обязано позаботиться о стратегически важных территориях


Текст | Надежда Пронова
и Дмитрий Александров
Фото | Наталья Пустынникова

Акиэ (или Любовь Николаевна, как зовут ее коллеги еще с советских
времен) Като — начальник гидрометцентра государственного учреждения «Сахалинское управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды» и одновременно директор АНО «Сахалинское гидрометеорологическое агентство» — части всероссийской хозрасчетной структуры при Росгидромете. Она осталась верна любимой гидрометеорологии, несмотря на сложнейшие 90-е годы. И сегодня возглавляемые
ей организации находятся на передовых рубежах во многих сферах
гидрометеорологии.

— Госпожа Като, вы приехали к нам с совещания семинара «Специализированное гидрометобеспечение нефтегазовой отрасли и объектов ее инфраструктуры». В какой из двух своих ипостасей вы были на ней?

— Это совещание было общеотраслевым, в нем принимали участие как государственные учреждения Госгидромета, так и метеоагентства. Я на этом совещании представляла Сахалинское метеоагентство, которое имеет многолетний опыт специализированных работ в области гидрометеорологии и мониторинга окружающей среды в рамках нефтегазовых проектов, реализуемых на Сахалине.

Наше агентство — фактически коммерческая структура, хотя и существует в форме автономной некоммерческой организации (АНО). Важнейшая его задача, как и всех территориальных метеоагентств в регионах России, — расширение спектра услуг специализированного гидрометеорологического обеспечения отраслей экономики и, как следствие, увеличение доходов и прибыли при одновременной поддержке развития национальной гидрометеорологии.

— То есть Сахалинское управление гидрометслужбы и его структурные составляющие — гидрометцентр (ГМЦ) и центр мониторинга окружающей среды (ЦМС) решают все государственные задачи, а метеоагентство работает по коммерческим контрактам?

— Нет, государственная гидрометслужба области тоже работает по заказам хозяйствующих субъектов, и объемы договорных работ здесь достаточно весомые. Еще с конца 80 х годов, когда гидрометслужба начала предоставлять услуги по договорам, определились отдельные организации и ведомства, деятельность которых существенно зависит от погодных условий. Это организации морских отраслей экономики, энергетики, дорожники и др. Сегодня сахалинский гидрометцентр продолжает обслуживать исторически сложившийся перечень потребителей гидрометеорологической информации. Когда в конце 90 х годов было принято решение о создании системы метеоагентств, АНО «Сахалинское гидрометеорологическое агентство» активизировало поиск потенциальных заказчиков. Впервые мы столкнулись с системой тендерного отбора подрядчиков. Первый контракт мы выиграли в рамках проекта «Сахалин-2» на проведение работ по гидрометеорологическому и экологическому обеспечению буровых работ на морской платформе Моликпак.

Сейчас, в преддверии своего десятилетнего юбилея, Сахалинское метеоагентство выполняет широкий спектр специализированных гидрометеорологических и экологических исследований. На сахалинском рынке таких услуг достаточно жесткая конкуренция. Есть немало коммерческих структур, выполняющих аналогичные работы, и это не позволяет нам расслабляться.

Также следует отметить, что в сегодняшних условиях тендерных отборов подрядчика государственные учреждения имеют очень низкую вероятность получения контракта. Это лишний раз подтверждает целесообразность создания системы метеоагентств, которые могут решать свои производственные и финансовые задачи более гибко, в соответствии с требованиями, предъявляемыми конкретным заказчиком.

Сахалинское УГМС и Сахалинское гидрометеорологическое агентство работают в тесном сотрудничестве. Во все проекты, выполняемые метеоагентством, привлекаются наиболее квалифицированные специалисты УГМС и при необходимости его информационные и материально-технические ресурсы. Такое взаимодействие оформляется договором субподряда, на основании которого метеоагентство перечисляет УГМС финансовые средства за использованные ресурсы.

— То есть управление и агентство дополняют друг друга?

— Именно так. Они ведь составляющие единой системы — сахалинской гидрометслужбы. Единое корпоративное пространство, интегрирующее нас, позволяет решать наиболее болезненные проблемы, характерные для государственных учреждений. Прежде всего это кадровый вопрос. Совершенно очевидно, что существующая в госучреждениях заработная плата не способствует привлечению молодых квалифицированных специалистов. Но благодаря тому, что есть возможность дать этим сотрудникам дополнительную работу по проектам метеоагентства, нам за последние несколько лет удалось привлечь в сахалинский гидрометцентр плеяду молодых профессионалов: синоптиков, океанологов, метеорологов, IT специалистов. В конечном счете в выигрыше оказались и гидрометцентр, и метеоагентство.

Справедливости ради надо сказать, что подобное совмещение выдерживают далеко не все. При таком режиме необходима высокая организованность, требовательность к себе, к своей квалификации. При выполнении специализированных работ метеоагентства важно уметь быстро переключаться с одной тематики на другую, проводить сложные расчеты, приходится участвовать в экспедиционных исследованиях. Но при всей сложности этой системы у молодежи появился интерес к работе: уже несколько наших сотрудников поступили в аспирантуру и выбрали для научных исследований тематики, наиболее актуальные сегодня для гидрометслужбы Сахалинской области.

— Такие, как у вас, отношения между метеоагентствами и гидрометцентрами везде в России?

— Нет, я рассказала только о сахалинском опыте взаимодействия. В разных регионах по?разному — у всех своя специфика. Не везде есть такой положительный симбиоз между государственной и коммерческой структурами. Это мое сидение на двух стульях не дает мне права не думать о проблемах государственной гидрометеорологии и полностью уйти в коммерцию, как это сделали некоторые мои коллеги, избравшие в 90?х годах вольные хлеба. Оставаясь руководителем областного гидрометцентра, основного подразделения Сахалинского УГМС, я продолжаю думать о государственных интересах, не отрываюсь от национальных научных исследований в гидрометеорологической и экологической сферах. И при этом, почти десять лет занимаясь работой с заказчиками, я стала современным деловым человеком, руководителем очень успешной высокотехнологичной компании.

— Наверное, такое, как на Сахалине, сочетание коммерческой и государственной структур в гидрометеорологии — спасительный рецепт для всей российской гидрометеорологии?

— И да и нет. На нашей территории мы нашли тот разумный вариант взаимоотношений, когда обе структуры существуют, взаимно дополняя друг друга. Ведь метеоагентство выполняет специализированные локальные исследования и работы, для которых зачастую не требуются данные наблюдений сети Росгидромета. Но как бы мы ни стремились поддержать национальную гидрометслужбу, мы не можем взять на себя финансирование базовой инфраструктуры наблюдений. Ее должно финансировать государство на достойном уровне.

Мне, как океанологу, особенно больно за морские исследования. Научно-исследовательский флот фактически перестал функционировать. Вернуться к тем морским исследованиям, которые проводились у нас в 70—80?х годах, невозможно. Но в условиях, когда идет активное освоение шельфа, добыча углеводородного сырья, оценить уровень воздействия на океанографическое, гидрохимическое и гидробиологическое состояние Охотского моря крайне важно.

— Какую роль играет гидрометеорология в развитии страны?

— В настоящее время ведется активная работа по подготовке Концепции гидрометеорологической безопасности России. Функции по ее обеспечению возлагаются на Росгидромет. В рамках создания концепции должны быть выработаны стандарты соблюдения на всех уровнях государственной власти условий, способствующих обеспечению гидрометеорологической безопасности страны. Необходимо прописать функции по обеспечению этой безопасности для органов Росгидромета, МЧС, органов региональной и местной власти и других структур, чтобы минимизировать влияние негативных природных явлений на население и экономику страны.

Прогнозирование чрезвычайных ситуаций природного происхождения очень важно для России, особенно для Дальнего Востока. Сахалинская область и прилегающие к ней морские акватории — зоны высокой вероятности возникновения опасных природных явлений. Так что мы, обслуживая эту территорию, находимся на переднем крае обеспечения этой самой гидрометеорологической безопасности.

Для того чтобы гидрометслужба Сахалинской области могла качественно решать эту задачу, нужны современные средства измерения, материально-техническое обеспечение и, конечно, в первую очередь кадры. Поддержка, финансирование федеральных объектов на территории Сахалинской области — вопрос политический. Государство обязано заботиться о таких сложных удаленных территориях, таких своих форпостах, как Сахалин и Курилы.

Сахалинская гидрометслужба была создана в трудный послевоенный период, когда в стране царили голод, разруха и нищета. Но даже тогда все метеорологи, приехавшие работать на далекие острова, обеспечивались достойным пайком, им выдавали спецодежду: телогрейки, ватники, валенки, сапоги. Таким образом государство демонстрировало приоритетность гидрометеорологии.

Позднее, в 70?х годах, в нашей службе был даже избыток квалифицированных кадров — на Сахалин приезжали лучшие выпускники гидрометеорологических вузов страны. Сегодня уговорить приехать на Сахалин молодого специалиста-гидрометеоролога очень сложно. А без квалифицированных кадров и технического перевооружения гидрометслужбы Концепция гидрометеорологической безопасности страны рискует остаться только на бумаге.

— Как, на ваш взгляд, идет развитие региона в целом, ощущают ли сахалинцы положительные изменения?

— На сегодняшний день Сахалинская область по объему инвестиций — один из лидирующих регионов России. В области работают тысячи различных компаний и их филиалов; многие иностранные и российские компании являются крупными плательщиками в бюджеты различных уровней и внебюджетные фонды. Благодаря этому в области реализуются социально значимые программы, строятся дороги, больницы и школы. Все это, конечно, невозможно без устойчивого и динамичного развития субъекта Федерации.

Так что в целом не заметить положительных изменений в развитии области нельзя. Но в то же время остается еще значительная часть сахалинского населения, которая не ощущает положительных для себя результатов реализуемых в области масштабных проектов.

Не радует нас и облик нашего областного центра. Южно?Сахалинск не отличается чистотой и привлекательностью. Дороги разбиты, и ежегодный «ямочный» ремонт — это огромные финансовые средства, выброшенные на ветер. Разруха не столько от бедности, сколько от бесхозяйственности.

Мне кажется, местной власти нужно оглянуться наконец вокруг и захотеть увидеть те проблемы, которые заботят рядового жителя Сахалина.

— Вы представительница японской диаспоры Сахалина. Расскажите, пожалуйста, об истории и дне сегодняшнем японской диаспоры в Сахалинской области.

— Сейчас японская диаспора на Сахалине создала общественную организацию — Общество сахалинских японцев. В силу ее немногочисленности крупных и значимых мероприятий не проводится. Деятельность организации прежде всего способствует регулярным встречам членов разрозненных семей, оказавшихся волею судьбы по разные стороны государственной границы. В рамках нашей организации проходят ежегодные собрания, на которые приезжают японцы из всех районов Сахалина, а также представители с японской стороны. Но тесному общению с жителями Японии мешает прежде всего слабое знание языка.

Мои родители, приняв в свое время решение остаться на Сахалине, поставили себе цель, чтобы их дети разговаривали на русском языке лучше, чем сами русские. И, видимо, одним из методов достижения этого было то, что при общении с нами, детьми, японский язык они почти не употребляли.

Конечно, сегодня я ощущаю горечь от неиспользованной возможности изучить язык моих предков. Но при этом разумом понимаю: воспитание, которое дали нам родители, позволило всем детям получить высшее образование и занять достойное место в обществе.

— Женщина-руководитель все еще редкость в нашей стране, тем более в организациях с «естественно-научным» уклоном…

— Уже не редкость. В сложные для России годы женщинам удалось перестроиться первыми, и они вошли в рынок быстрее, чем мужчины. Ведь на них лежала забота о семье, воспитании детей, и в стрессовой ситуации они смогли быстрее адаптироваться к новым условиям, а потом занять ключевые посты во многих структурах. Конечно, работа женщины-руководителя требует больших жертв в личной жизни. К сожалению, я слишком мало времени уделяю своей доченьке. Но надеюсь, что, повзрослев, она сможет понять и правильно оценить мои действия.

Я работаю для того, чтобы жизнь людей стала лучше и богаче. Живу с мечтой и надеждой на то, что сахалинская земля будет расцветать на радость будущим поколениям.