Татьяна КУНЧЕНКО: во власти нужны хозяйственники


Бе­се­ду вел Але­к­сандр По­лян­ский

Татьяна Кунченко — глава владивостокской компании «Мегатекс-Трейдинг» и созданной на ее основе MXgroup, группы компаний, занимающихся оптовыми поставками запчастей к японским автомобилям по всей территории России. Успешный бизнесмен, меценат, менеджер. Казалось бы, что еще надо в жизни? Но Татьяна Ивановна не успокаивается на достигнутом. Она не против занять… вакантный в связи с арестом предыдущего градоначальника пост мэра Владивостока. Потому что уверена: обеспеченный, со сформированной деловой этикой предприниматель, привыкший думать о клиентах, окажется в кресле мэра полезнее, чем традиционный для нашей страны политический лоббист, отрабатывающий средства, вложенные в его избрание заинтересованными лицами.

Ли­де­ры «пра­во­ру­ких»

— Тать­я­на Ива­нов­на, ва­ша груп­па, на­сколь­ко мы зна­ем, до­воль­но ши­ро­ко ра­бо­та­ет по Рос­сии?

— Да, со­з­да­на все­рос­сий­ская сеть, по­ми­мо Вла­ди­во­сто­ка ох­ва­че­ны Иркутск, Но­во­си­бирск, Ха­ба­ровск, вот-вот от­кро­ем­ся в Улан-Удэ… По «пра­во­ру­кой» ма­ши­не мы, на­вер­ное, круп­нейшая сеть в Рос­сии. Дей­ст­ву­ет наш склад и в Мо­с­к­ве, ведь те­перь груп­па ак­тив­но за­ни­ма­ет­ся еще и «ле­вору­кими» ма­ши­на­ми.

На­ша спе­ци­а­ли­за­ция — все, что ка­са­ет­ся дви­га­те­лей и хо­до­вой ча­с­ти.

— Ко­то­рые бы­ст­рее все­го из­на­ши­ва­ют­ся на на­ших до­ро­гах?

— Имен­но. Ни­чем дру­гим, оп­ти­кой или, на­при­мер, крыль­я­ми, не за­ни­ма­ем­ся — это не на­ше на­пра­в­ле­ние.

Мы се­го­д­ня пред­ла­га­ем кли­ен­там око­ло 30 на­име­но­ва­ний про­дук­ции са­мых силь­ных япон­ских брэн­дов. По ча­с­ти из них во всей Рос­сии мы един­ст­вен­ные, ко­му про­из­во­ди­те­ля­ми раз­ре­ше­но тор­го­вать. Ос­нов­ные брэн­ды, с ко­то­ры­ми мы ра­бо­та­ем, — амор­ти­за­то­ры KYB, тор­моз­ные ко­лод­ки NISSHINBO и jFBK, де­та­ли под­ве­с­ки CTR, Safety и VIC, пом­пы и кре­сто­ви­ны GMB, све­чи за­жи­га­ния и на­ка­ли­ва­ния NGK, тер­мо­ста­ты TAMA, при­во­ды J-Rocky, све­чи на­ка­ли­ва­ния HKT, фильт­ры BUIL, SAKURA и SHINKO… По ка­ж­до­му ви­ду про­дук­ции у на­с толь­ко один брэнд, про­дви­га­ем его на всей тер­ри­то­рии стра­ны. Вы­би­ра­ем брэн­ды так, что­бы ни с кем из кон­ку­рен­тов не пе­ре­се­кать­ся, быть уни­каль­ны­ми.

Но есть ис­к­лю­че­ние из пра­ви­ла не­пе­ре­се­че­ния брэн­дов, свя­зан­ное с ра­бо­той не толь­ко для бо­га­той, но и для сред­ней ка­те­го­рии по­ку­па­те­лей. Это ли­ния ав­то­то­ва­ров из Юж­ной Ко­реи и Син­га­пу­ра с со­в­ме­ст­ных с Япо­ни­ей СП.

Дру­гой ас­пект спе­ци­а­ли­за­ции MXgroup — оп­то­вая тор­го­в­ля. «Ме­га­текс-Трей­динг» — ис­к­лю­чи­тель­но оп­то­вая ком­па­ния, роз­ни­цей не за­ни­ма­ет­ся ка­те­го­ри­че­с­ки. И в боль­шин­ст­ве до­чер­них ком­па­ний это пра­ви­ло со­блю­да­ет­ся то­же. Стан­ции ав­то­тех­об­слу­жи­ва­ния, роз­ни­ч­ные ма­га­зи­ны — на­ши кли­ен­ты.

У нас че­ты­ре соб­ст­вен­ных скла­да: во Вла­ди­во­сто­ке, в Мо­с­к­ве, Но­во­си­бир­ске и Ир­кут­ске. В Ха­ба­ров­ске от­кры­то пред­ста­ви­тель­ст­во, там мы арен­ду­ем склад. По той же схе­ме бу­дем ра­бо­тать в Улан-Удэ.

— Сре­ди тех, кто спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся на япон­ских ма­ши­нах на вла­ди­во­сток­ском рын­ке, на­вер­ное, боль­шая кон­ку­рен­ция. В чем ва­ше глав­ное пре­и­му­ще­ст­во в этой кон­ку­рент­ной борь­бе?

— Пре­и­му­ще­ст­во в том, что мы вы­шли на оп­то­вый ры­нок пер­выми — в 1993—1994 го­дах. И при этом с зап­ча­стя­ми ис­к­лю­чи­тель­но япон­ско­го про­из­вод­ст­ва, хо­тя по­на­ча­лу бра­ли их не в Япо­нии, а в дру­гих стра­нах.

Япо­ния нас то­г­да не по­ни­ма­ла — и влади­во­сток­ские фир­мы, и Рос­сию во­об­ще. Не зна­ла, что в Рос­сии так мно­го япон­ских ма­шин. Ко­г­да япон­ские парт­не­ры в 1998 го­ду впер­вые при­е­ха­ли к нам во Вла­ди­во­сток, они бы­ли в шо­ке от то­го, что у нас пра­к­ти­че­с­ки нет не­япон­ских ав­то­мо­би­лей. Да­же в по­сел­ках вок­руг Вла­ди­во­сто­ка — в ка­ж­дой де­рев­не обя­за­тель­но япон­ский ми­к­ро­ав­то­бус или гру­зо­вик.

Во Вла­ди­во­сто­ке, в При­мор­ском крае в це­лом, во­пре­ки рас­про­стра­нен­но­му мне­нию до­воль­но мно­го обес­пе­чен­ных лю­дей. Ес­ли ис­к­лю­чить пен­си­о­не­ров и мо­ло­дежь до 25 лет, то око­ло 20% со­ста­вит так на­зы­ва­е­мый ни­з­кий сред­ний класс: ра­бо­чие, гос­слу­жа­щие низ­ше­го и сре­д­не­го зве­на. А ос­таль­ные — до­воль­но за­жи­то­ч­ные лю­ди, ко­то­рые мо­гут по­зво­лить се­бе за­го­род­ный дом, кра­си­вую ма­ши­ну. У нас в го­ро­де джи­пов боль­ше, чем лег­ко­вых. И жи­те­ли по-пре­ж­не­му де­ла­ют вы­бор в поль­зу япон­ских ав­то­мо­би­лей.

А я вот не­дав­но взя­ла и при­об­ре­ла се­бе но­вую экс­клю­зив­ную BMW — 530-ю, 4х4. По­то­му что, по­ми­мо япон­ских ма­шин, обо­жаю не­мец­кие, в ча­ст­но­сти BMW. Муж мне го­во­рит: «Как те­бе не стыд­но?! Ты же ру­ко­во­ди­тель фир­мы, ко­то­рая за­ни­ма­ет­ся япон­ски­ми ав­то­мо­би­ля­ми, и по­ку­па­ешь BMW. Лю­ди не пой­мут!» «Ни­че­го, — от­ве­чаю, — на­сту­пит вре­мя, ко­г­да пой­мут». Со­т­руд­ни­кам ма­ши­на очень по­нра­ви­лась, а муж к ней да­же не под­хо­дит.

Про­с­то ди­ре­к­тор

— А муж сов­ла­де­лец ком­па­нии?

— Да, мы вла­де­ем «Ме­га­текс-Трей­динг» в рав­ных до­лях. Кро­ме то­го, я ди­рек­тор фир­мы — про­с­то ди­ре­к­тор, без при­ста­вок, а он — ком­мер­че­с­кий ди­ре­к­тор. Мы по ха­ра­к­те­ру со­вер­шен­но раз­ные лю­ди. На­вер­ное, по­э­то­му жизнь и све­ла нас.
Ана­то­лий очень серь­ез­ный, ос­то­ро­ж­ный, ще­пе­тиль­ный, ра­ци­о­наль­ный, ин­тел­ли­гент­ный. А я все­гда жи­ла эмо­ци­я­ми, все­гда ме­ня не­сло по во­л­нам…

Су­п­руг пре­кра­с­но зна­ет ан­г­лий­ский язык, так что ку­ри­ру­ет в ком­па­нии за­ру­бе­ж­ные по­став­ки и ве­де­ние пе­ре­го­во­ров с ино­стран­ны­ми парт­не­ра­ми. Во мно­гом имен­но его за­слу­га, что мы в кон­це 90-х го­дов на­пря­мую вы­шли на Япо­нию, ста­ли брать про­дук­цию в круп­ных япон­ских тор­го­вых до­мах: там за­во­ды зап­ча­стя­ми са­ми не тор­гу­ют, толь­ко че­рез упо­л­но­мо­чен­ные тор­го­вые до­ма.

У ме­ня же с язы­ка­ми про­б­ле­ма, все­гда боль­ше лю­би­ла ма­те­ма­ти­ку… И по­то­му пер­вые го­ды су­ще­ст­во­ва­ния фир­мы, ко­г­да мы бы­ли еще ИЧП, ве­ла бух­гал­те­рию — я хо­ро­шо знаю фи­нан­сы.

Ко­г­да мы с му­жем пер­вые не­сколь­ко раз при­ез­жа­ли на пе­ре­го­во­ры в Япо­нию, на нас поч­ти не об­ра­ща­ли вни­ма­ния: ка­кие-то су­ма­сшед­шие рус­ские, по­че­му-то за­ни­ма­ют­ся япон­ски­ми ма­ши­на­ми, о чем, мол, с ни­ми мо­ж­но раз­го­ва­ри­вать? Япон­цы си­де­ли на пе­ре­го­во­рах, по­зе­вы­ва­ли… Про­дук­цию на ре­а­ли­за­цию ес­ли и да­ва­ли, то с 30-про­цент­ной пред­оп­ла­той. Но по­с­ле то­го как мы до­ка­за­ли, что смо­жем за­ку­пить ог­ром­ный объ­ем про­дук­ции и га­ран­ти­ро­вать до­б­ро­со­ве­ст­ную ра­бо­ту, от­но­ше­ние кар­ди­наль­но из­ме­ни­лось.

У нас сло­жи­лись хо­ро­шие парт­нер­ские, дру­же­ские свя­зи с пред­ста­ви­те­ля­ми мно­гих япон­ских тор­го­вых до­мов. На­при­мер, ко­г­да мы с му­жем при­ле­та­ем в Япо­нию, пре­зи­дент тор­го­во­го до­ма Taiyo Corporation, фир­мы, уже 90 лет ра­бо­та­ю­щей на рын­ке ав­то­зап­ча­стей, пре­до­с­та­в­ля­ет нам свою ма­ши­ну. А как-то во вре­мя од­но­го из при­е­з­дов в Япо­нию он ус­т­ро­ил нам дру­же­скую встре­чу в ре­с­то­ра­не, где я впер­вые по­про­бо­ва­ла ва­са­би. На мой вкус, то же, что наш хрен, толь­ко зе­ле­но­го цве­та, но мне очень по­нра­ви­лось. Ка­ко­во же бы­ло мое уди­в­ле­ние, ко­г­да, уле­тая до­мой, я по­лу­чи­ла це­лый па­кет ва­са­би от име­ни пре­зи­ден­та Taiyo Corporation. И ка­ж­дый се­зон по­лу­чаю от не­го по­сыл­ку с ва­са­би.

И во Вла­ди­во­сток япон­цы те­перь при­ез­жа­ют два-три раза в год. Как март ме­сяц, так мы го­то­вим­ся к ви­зи­там. При­во­зят, пред­ла­га­ют но­вые брэн­ды…
Ес­ли бы мне 14 лет на­зад, ко­г­да мы на­чи­на­ли, кто?то ска­зал, что так бу­дет, я бы его на смех под­ня­ла. Ужас, что тво­ри­лось: зап­ча­сти рас­та­мо­жи­вались пря­мо на па­ро­хо­де, про­да­ва­лись в пор­ту с кон­тей­не­ра… Со вре­ме­нем мы раз­ви­ли биз­нес: со­з­да­ли склад­скую ба­зу в го­ро­де, пе­ре­ста­ли за­ни­мать­ся роз­ни­цей, у ИЧП Кун­чен­ко по­я­ви­лись ос­тат­ки на скла­де. И по­сте­пен­но сфор­ми­ро­вал­ся со­в­ре­мен­ный стиль на­шей ра­бо­ты: тор­го­в­ля дол­ж­на ид­ти имен­но со скла­да, нель­зя брать зап­ча­сти ни у ко­го, кро­ме парт­нер­ских тор­го­вых до­мов, с ко­то­ры­ми за­клю­че­ны со­г­ла­ше­ния. То есть наш стиль — ци­ви­ли­зо­ван­ная оп­то­вая тор­го­в­ля.

За­тем пре­об­ра­зо­ва­лись в ООО. На раз­ви­тие тре­бо­ва­лись день­ги, и мы од­ни­ми из пер­вых в го­ро­де взя­ли бан­ков­ский кре­дит — в Аль­фа-бан­ке, под то­вар в обо­ро­те. То­г­да по­доб­ные кре­ди­ты бы­ли вно­ве, нас дол­го «смо­т­ре­ли», оце­ни­ва­ли, но ре­ше­ние при­ня­ли все же по­ло­жи­тель­ное.

Од­на­ко по­том уп­ра­в­ля­ю­ще­го вла­ди­во­сток­ской «Аль­фы» цен­т­раль­ный офис об­ви­нил в во­ров­ст­ве, на­ча­лись раз­би­ра­тель­ст­ва, и мы пе­ре­шли в Сбер­банк. С тех пор ра­бо­та­ем с этим бан­ком. И нас все­гда «де­мон­ст­ри­ру­ют» в ка­че­ст­ве при­мер­но­го кли­ен­та про­ве­ря­ю­щим из Мо­с­к­вы, на­столь­ко об­раз­цо­вые от­но­ше­ния у нас с бан­ком.

— То есть имен­но банк пре­до­с­та­в­ля­ет пред­при­ятию ин­ве­сти­ци­он­ные ре­сур­сы?

— Бан­ков­ские кре­ди­ты — это толь­ко часть та­ких ре­сур­сов. Ос­но­ва их — до­хо­ды пред­при­ятия, тем бо­лее мы ни­ко­г­да не тран­жи­ри­ли, от­кла­ды­ва­ли на раз­ви­тие.

Очень ва­ж­ный сти­мул к ро­с­ту ком­па­нии дал де­фолт 1998 го­да. Ве­с­ной то­го го­да у нас то­вар был за­ку­п­лен на свои день­ги и про­дан кли­ен­там с от­сро­ч­кой пла­те­жа. И ко­г­да в ав­гу­сте гря­нул кри­зис, мы не име­ли дол­гов пе­ред ино­стран­ца­ми. Но на ру­ках у кли­ен­тов на­хо­ди­лись отсро­ч­ки на зна­чи­тель­ную сум­му. Ко­г­да я со­об­щи­ла, что го­то­ва при­нять все эти дол­ги по кур­су, ко­то­рый был до де­фол­та, мне все до еди­но­го при­не­с­ли день­ги для оп­ла­ты сво­их обя­за­тельств. Мы, ко­не­ч­но, по­те­ря­ли на та­ком за­че­те обя­за­тельств, но при­об­ре­ли боль­ше, чем по­те­ря­ли.

Что­бы не бы­ло му­чи­тель­но стыд­но

— И за­во­е­ва­ли серд­ца кли­ен­тов?

— Ко­не­ч­но! Они ста­ли на­ши­ми са­мы­ми пре­дан­ны­ми парт­не­ра­ми.

Как вы зна­е­те, зап­ча­сти за­ку­па­ют ве­с­ной и осе­нью, со­от­вет­ст­вен­но к ве­сен­не-лет­не­му или осен­не-зим­не­му ав­то­мо­биль­ным се­зо­нам. И по­с­ле бли­жай­шей осе­ни, 1999 го­да, у нас уже име­лось до­с­та­то­ч­но де­нег, что­бы не про­с­то вы­жи­вать, но и ак­тив­но раз­ви­вать­ся даль­ше.

Си­ту­а­ция на рын­ке спо­соб­ст­во­ва­ла бы­ст­ро­му ро­с­ту, по­то­му что в оп­то­вом се­к­то­ре кон­ку­рен­тов бы­ло не очень мно­го, не то что в роз­ни­ч­ном. Ведь в 90-х го­дах все пред­при­ни­ма­те­ли бро­си­лись в роз­ни­ч­ный се­к­тор. Роз­ни­ца — это бы­ст­рая боль­шая при­быль: ку­пил то­вар — сме­ло ум­но­жай его сто­и­мость на 100%, на 200%, ко­то­рые по­лу­чишь по­с­ле его про­да­жи. В оп­те та­ких при­бы­лей не бы­ло. Но у не­го дру­гие до­с­то­ин­ст­ва: здесь нет пре­де­ла рын­ка, по­сколь­ку вы мо­же­те, не вы­ез­жая со сво­его скла­да, про­дать то­вар в лю­бой го­род и лю­бую стра­ну. У нас кли­ен­ты, на­при­мер, в Со­чи или в Бе­ло­рус­сии по­я­ви­лись еще до от­кры­тия мо­с­ков­ско­го скла­да.

В 2003 го­ду, по­м­ню, мы при­ня­ли уча­стие в вы­став­ке «Мо­тор-шоу», про­хо­див­шей в сто­ли­це. К нам по­до­шли ру­ко­во­ди­те­ли ев­ро­пей­ско­го пред­ста­ви­тель­ст­ва Coyaba, фир­мы, вы­пу­с­ка­ю­щей амор­ти­за­то­ры и стой­ки, и по­тре­бо­ва­ли объ­я­с­не­ний, по­че­му мы, не имея раз­ре­ше­ния ра­бо­тать в ев­ро­пей­ской ча­с­ти стра­ны, вы­ста­в­ля­ем KYB. Но это же, от­ве­чаю, вы­став­ка для всей Рос­сии! Тут кли­ен­ты, ко­то­рые нас во Вла­ди­во­сто­ке не уви­де­ли, или, на­при­мер, из Бла­го­ве­щен­ска, Ус­су­рий­ска… Что вы от нас тре­бу­е­те? За­вя­зы­вать гла­за, что ли, по­ку­па­те­лям из Мо­с­к­вы, Пе­тер­бур­га, цен­т­раль­ной ча­с­ти Рос­сии?! В об­щем, по­го­во­ри­ли… Гла­ва пред­ста­ви­тель­ст­ва Мель­ни­ков до сих пор на ме­ня оби­жа­ет­ся за ту «бе­се­ду», хо­тя те­перь при­зна­ет, что по су­ти я бы­ла пра­ва. Се­го­д­ня мы с пред­ста­ви­тель­ст­вом этой фир­мы в Мо­с­к­ве бли­жай­шие парт­не­ры. Кста­ти, с 2007 го­да тер­ри­то­ри­аль­ные ог­ра­ни­че­ния по ди­ст­ри­бу­ции KYB от­ме­не­ны.

Та­кое у ме­ня свой­ст­во ха­ра­к­те­ра: ес­ли за­ве­дусь, ме­ня не ос­та­но­вить. Это муж мой стре­мит­ся ни с кем не ссо­рить­ся, а я тор­гую…

Ме­ня очень бес­по­ко­ит не­до­б­ро­со­ве­ст­ная кон­ку­рен­ция на на­шем рын­ке. По ме­ре то­го как рен­та­бель­ность в роз­ни­ч­ной сфе­ре до­с­тиг­ла сво­его пре­де­ла, все ко­му не лень по­бе­жа­ли на оп­то­вый ры­нок зап­ча­стей. В но­вых оп­то­вых ком­па­ни­ях, ко­то­рые се­го­д­ня со­з­да­ют­ся, как пра­ви­ло, есть че­ты­ре-пять со­лид­ных уч­ре­ди­те­лей. Они при­хо­дят с боль­ши­ми день­га­ми, за­ра­бо­тан­ны­ми в дру­гих сфе­рах, у них зна­чи­тель­ная фи­нан­со­вая «по­душ­ка», и им го­ра­з­до лег­че, чем нам, ра­бо­тать с ри­с­ка­ми. Тем бо­лее что за­ча­с­тую за счет за­куп­ки кон­т­ра­факт­ных де­та­лей, че­го они не гну­ша­ют­ся, та­кие ком­па­нии про­во­дят дем­пин­го­вую це­но­вую по­ли­ти­ку. Это на­зы­ва­ет­ся «слив»: взя­ли у кли­ен­та за­каз и бы­ст­ро-бы­ст­ро кое-как уком­п­ле­к­то­ва­ли его зап­ча­стя­ми из Та­и­лан­да или Эми­ра­тов. А я тем вре­ме­нем про­дви­гаю брэн­ды, рас­ста­в­ляю то­вар на по­ло­ч­ках…

Объ­ем кон­т­ра­факт­ной про­дук­ции на на­шем рын­ке за по­с­лед­ние го­ды бла­го­да­ря уси­ли­ям го­су­дар­ст­ва сни­зил­ся, но он по?пре­ж­не­му бе­з­о­браз­но ве­лик — 40%! С этим, на мой взгляд, не­до­с­та­то­ч­но бо­рют­ся пред­ста­ви­те­ли ком­па­ний-про­из­во­ди­те­лей, они не­до­с­та­то­ч­но раз­бор­чи­вы при вы­да­че ди­ст­рибь­ю­тор­ских ли­цен­зий.

За­куп­ки в Япо­нии по офи­ци­аль­ным ка­на­лам про­из­во­ди­те­лей — удо­воль­ст­вие не­де­ше­вое. В Стра­не вос­хо­дя­ще­го солн­ца во­об­ще нет скла­дов го­то­вой про­дук­ции — все из­го­та­в­ли­ва­ет­ся по за­ка­зу и с пред­оп­ла­той. Упо­л­но­мо­чен­ный тор­го­вый дом при­ни­ма­ет за­ка­зы со сро­ком из­го­то­в­ле­ния не ме­нее трех ме­ся­цев. То есть для вы­пол­не­ния сро­ч­но­го за­ка­за по ка­че­ст­вен­ным зап­ча­стям ну­жен за­пас на скла­де в Рос­сии.

Вот по­че­му глав­ное на­пра­в­ле­ние оп­ти­ми­за­ции биз­не­са для «пра­виль­ной» оп­то­вой ком­па­нии — обес­пе­чить ма­к­си­маль­ный про­цент на­ли­чия зап­ча­стей на скла­де. И это еще од­но на­ше клю­че­вое пре­и­му­ще­ст­во пе­ред кон­ку­рен­та­ми: у нас на­ли­чие на скла­де — 80—<90%. 100% у ак­тив­но тор­гу­ю­щей оп­то­вой фир­мы не мо­жет быть в прин­ци­пе.

Тру­д­ность со­блю­де­ния дан­но­го пра­ви­ла в ус­ло­ви­ях «Ме­га­текс-Трей­динг» со­сто­ит в том, что склад в Мо­с­к­ве и скла­ды в Си­би­ри и на Даль­нем Вос­то­ке — две боль­шие раз­ни­цы. В сто­ли­це ис­поль­зу­ют­ся в ос­нов­ном но­вые ма­ши­ны и «ле­во­ру­кие», а на вос­то­ке стра­ны — быв­шие в упо­т­реб­ле­нии и «пра­во­ру­кие». Ко вто­рым по­дой­дут и «бэ­уш­ные» де­та­ли, а к пер­вым — лишь но­вые. Во Вла­ди­во­сто­ке, в Ир­кут­ске, Но­во­си­бир­ске, Ха­ба­ров­ске толь­ко ад­ми­ни­ст­ра­ции по­ку­па­ют но­вые ма­ши­ны: у них у всех «кру­и­зе­ры» с иго­ло­ч­ки! И вот они как раз тре­бу­ют ис­к­лю­чи­тель­но но­вых де­та­лей.

— Ос­нов­ной склад у вас во Вла­ди­во­сто­ке?

— У нас два ос­нов­ных скла­да: в Мо­с­к­ве и во Вла­ди­во­сто­ке. Во Вла­ди­во­сто­ке са­мый круп­ный склад, по­то­му что са­мый ста­рый и по­то­му что очень мно­го кли­ен­тов в При­мор­ском крае, а так­же на Кам­чат­ке, Са­ха­ли­не… В Мо­с­к­ве же на скла­де — все для ев­ро­пей­ской ча­с­ти стра­ны, его страху­ет но­во­си­бир­ский склад.

Прин­цип на­шей груп­пы — что­бы не бы­ло стыд­но за про­дан­ную зап­часть. И мне не стыд­но смо­т­реть лю­дям в гла­за, ведь я на 100% уве­ре­на в ка­че­ст­ве по­ста­в­ля­е­мо­го то­ва­ра. И та­кая по­зи­ция на­хо­дит по­ни­ма­ние у кли­ен­тов, по­треб­ность в на­ших по­став­ках по­сто­ян­но рас­тет.

Я по до­ро­ге к вам в ре­дак­цию за­еха­ла на наш мо­с­ков­ский склад. Его со­т­руд­ни­ки пла­чут­ся: «Тать­я­на Ива­нов­на, ну­ж­но уве­ли­чи­вать объ­е­мы по­ста­вок!» То есть вы­со­кая це­на зап­ча­стей пря­мо с кон­вей­е­ра по­ку­па­те­лей не ос­та­на­в­ли­ва­ет.

Жизнь под ко­ле­са­ми

— Сло­ж­но, на­вер­ное, бы­ло прий­ти ра­бо­тать в дру­гие го­ро­да, на «чу­жую» тер­ри­то­рию?

— На ир­кут­ский ры­нок мы при­шли без про­б­лем. Де­ло в том, что моя дочь в 17 лет вы­шла в Ир­кутск за­муж — за на­ше­го кли­ен­та, у ко­то­ро­го сеть роз­ни­чных ма­га­зи­нов. По­с­ле ря­да их со­в­ме­ст­ных биз­нес-про­ек­тов и об­ще­ния со мной, объ­я­с­нив­шей зя­тю плю­сы оп­то­вой тор­го­в­ли, там воз­ни­к­ла в пря­мом и пе­ре­но­с­ном смы­с­ле до­чер­няя ком­па­ния. Мы по­мог­ли до­че­ри и зя­тю с по­лу­че­ни­ем ди­ст­рибь­ю­тор­ских ли­цен­зий. И вот у них-то как раз од­но пред­при­ятие за­ни­ма­ет­ся и оп­то­вой, и роз­ни­ч­ной тор­го­в­лей. Зять по­стро­ил в Ир­кут­ске ог­ром­ный ав­то­мо­биль­ный центр. Не без де­нег те­щи­ной ком­па­нии, че­ст­но го­во­ря.

А в Но­во­си­бир­ске у ме­ня ста­рая под­ру­га, она ко­г­да-то ра­бо­та­ла и учи­лась во Вла­ди­во­сто­ке. Очень че­ст­ная, по­ря­до­ч­ная, у нее хо­ро­шие свя­зи в Но­во­си­бир­ске. Ей и по­ру­чи­ла со­з­дать фир­му, хо­тя она не име­ла к ав­то­мо­би­лям ни­ка­ко­го от­но­ше­ния — за­ни­ма­лась кни­ж­ной тор­го­в­лей.

В Ха­ба­ров­ске и Улан-Удэ ра­бо­та­ем на ус­ло­ви­ях фран­чай­зин­га. А стру­к­ту­ру в Мо­с­к­ве я по­л­но­стью кон­т­ро­ли­рую са­ма. Это клю­че­вой, как я уже го­во­ри­ла, склад в на­шей все­рос­сий­ской се­ти.

Сна­ча­ла здесь сфор­ми­ро­ва­лась на­ша кли­ент­ская ба­за — на ос­но­ве то­го, что зап­ча­сти, ко­то­рые по­сту­па­ют во Вла­ди­во­сток из Япо­нии для «пра­во­ру­ких» ма­шин, зна­чи­тель­но де­ше­в­ле, чем те, ко­то­рые при­во­зят из Ев­ро­пы для «ле­во­ру­ких». Мы снаб­жа­ли сво­и­ми зап­ча­стя­ми ма­га­зи­ны и ав­то­тех­цен­т­ры, ес­ли это не про­ти­во­ре­чи­ло ди­ст­рибь­ю­тор­ским со­г­ла­ше­ни­ям. Но сей­час, к сча­стью, мно­гие ди­ст­рибь­ю­то­ры пе­ре­смо­т­ре­ли свою по­ли­ти­ку, сня­ли эти не­ра­зум­ные ог­ра­ни­че­ния. По­то­му что са­мое глав­ное и для них и для нас, в кон­це кон­цов, за­ра­ба­ты­вать день­ги, раз­ви­вать про­ек­ты.

Ра­бо­та, ком­па­ния моя мне очень нра­вят­ся. Пре­кра­с­ный офис у нас во Вла­ди­во­сто­ке. Там все от­ли­ч­но обо­ру­до­ва­но: раз­де­вал­ка, душ, кух­ня — со­т­руд­ни­ки чув­ст­ву­ют се­бя как до­ма. Но не за­бы­ва­ют, что они на ра­бо­те: у нас не один де­ся­ток ви­део­ка­мер кон­т­ро­ли­ру­ют опе­ра­ции на ка­ж­дом ра­бо­чем ме­с­те. Че­ты­ре скла­да по всей Рос­сии, два в соб­ст­вен­но­сти. У MXgroup пре­кра­с­ные по­ка­за­те­ли, ре­пу­та­ция, ли­дер­ст­во на рын­ке.
Пе­ча­лит лишь то, что по­ло­жи­ла я жизнь свою под ко­ле­са япон­ско­го ав­то­мо­би­ля. Яр­кая мо­ло­дость про­шла, а се­бя, лю­би­мую, ма­ло по­те­ши­ла, в соб­ст­вен­ное удо­воль­ст­вие не по­жи­ла. Все день­ги, вре­мя, си­лы — в биз­нес, поч­ти ни­че­го для се­бя…

Жен­щи­на на­по­ло­ви­ну

— Вы ведь, су­дя по ва­ше­му рас­ска­зу, ув­ле­ка­е­тесь ав­то­мо­би­ля­ми. Для вас это не толь­ко биз­нес?

— Еще как ув­ле­ка­юсь! С 15 лет во­жу са­мые раз­ные ма­ши­ны и ме­ха­низ­мы: все-та­ки дочь глав­но­го ме­ха­ни­ка тан­ке­ра. В де­вя­том клас­се, по­м­ню, в со­чи­не­нии на те­му «Кем ты хо­чешь быть?» на­пи­са­ла, что хо­чу, мол, стать шо­фе­ром.

Ма­ши­на для ме­ня — это боль­ше, чем сред­ст­во пе­ре­дви­же­ния. Сред­ст­во для сня­тия стрес­са, на­при­мер: ко­г­да на ра­бо­те тя­же­ло, я са­жусь за руль и на­ре­заю кру­ги по го­ро­ду…

По­с­ле шко­лы хо­те­ла по­сту­пать в тор­го­вый ин­сти­тут, но па­па мне не раз­ре­шил. Я по­шла ра­бо­тать в СМТО Даль­не­во­сто­ч­но­го мор­ско­го па­ро­ход­ст­ва. Так что о по­став­ке зап­ча­стей, прав­да су­до­вых, к на­ча­лу соб­ст­вен­но­го биз­не­са я зна­ла все. Бы­ла ком­сор­гом СМТО и чле­ном бю­ро ко­ми­те­та комсо­мо­ла па­ро­ход­ст­ва — ко­ми­те­та с пра­ва­ми рай­ко­ма.

По­том вы­ско­чи­ла за­муж. Не­уда­ч­но: рас­ста­лись, ко­г­да до­че­ри бы­ло еще де­сять ме­ся­цев. По­шел об­ман, бес­ко­не­ч­ные под­ру­ги… И я по­ду­ма­ла: ес­ли та­кое про­ис­хо­дит, ко­г­да мне 20 лет, что же бу­дет в мои 30, 40? Ма­ма мне то­г­да да­ла со­вет: ес­ли ре­зать, то сра­зу. Я так и по­сту­пи­ла.

До 31 го­да про­жи­ла без му­жа. Умею и утю­ги ре­мон­ти­ро­вать, и ре­монт квар­ти­ры де­лать. В ин­сти­тут я по­шла учить­ся толь­ко в 25 лет — в рыб­ный, где был мень­ше кон­курс, про­с­то что­бы по­лу­чить вы­с­шее об­ра­зо­ва­ние. За­тем обу­чи­лась на про­дав­ца, ста­ла ра­бо­тать в ма­га­зи­не. И в этом са­мом ма­га­зи­не по­з­на­ко­ми­лась с Ана­то­ли­ем. Он, по­м­ню, сам се­бе по­ку­пал но­с­ки — яр­кий при­знак оди­но­ко­го муж­чи­ны. Ра­бо­тал в Даль­не­во­сто­ч­ном па­ро­ход­ст­ве на­чаль­ни­ком ра­дио­стан­ции.

— А как при­шли в пред­при­ни­ма­тель­ст­во?

— Я про­дол­жа­ла ра­бо­тать в тор­го­в­ле, а Ана­то­лий уво­лил­ся из па­ро­ход­ст­ва и за­нял­ся биз­не­сом по про­да­же про­до­воль­ст­вен­ных то­ва­ров. По­том мы по­ня­ли, что сфе­ра тор­го­в­ли ав­то­зап­ча­стя­ми бо­лее вос­тре­бо­ван­ная, и за­ня­лись этим на­пра­в­ле­ни­ем.

— Но в то­ же вре­мя воз­гла­вить ва­ше се­мей­ное пред­при­ятие су­п­руг не за­хо­тел?

— Нет, он го­во­рит: «Я ком­по­зи­тор, а ты ди­ри­жер, я при­ду­мы­ваю, ты ре­а­ли­зу­ешь…»
Я се­го­д­ня го­во­рю Бо­гу ог­ром­ное спа­си­бо, что мы ко­г­да-то вы­бра­ли путь са­мо­сто­я­тель­но­го биз­не­са. А так бы сей­час на ко­го?то ра­бо­та­ли, ис­ка­ли, где луч­ше. Мы ста­ли са­ми куз­не­ца­ми сво­его сча­стья.

— Бла­го­да­ря ва­шей ре­ши­тельно­сти?

— На­вер­ное. Зна­е­те, муж лю­бит по­в­то­рять: «Ты жен­щи­на толь­ко на­по­ло­ви­ну, по­то­му что у жен­щин со­вер­шен­но не та­кой склад ума, как у те­бя. У те­бя он муж­ской».
Впро­чем, у них в се­мье очень спе­ци­фи­че­с­кое пред­ста­в­ле­ние о жен­щи­не. Не­смо­т­ря на то что оба ро­ди­те­ля у не­го круп­ные ру­ко­во­ди­те­ли, ма­ма мо­е­го су­п­ру­га все­гда дер­жа­лась в те­ни, вы­пол­ня­ла всю до­маш­нюю ра­бо­ту, с муж­чи­на­ми за стол ни­ко­г­да не са­ди­лась.

Ко­г­да мы с Ана­то­ли­ем бы­ва­ем в Япо­нии, он, по­ка­зы­вая на япон­ских жен, при­го­ва­ри­ва­ет: «Вот, смо­т­ри, ка­кая дол­ж­на быть су­п­ру­га!» Я, ко­не­ч­но, со­вер­шен­но не та­кая, но по это­му по­во­ду не го­рюю. У ме­ня муж до­ма и по­су­ду мо­ет, и сти­ра­ет…

— Роль жен­щи­ны в на­шей стра­не сей­час силь­но из­ме­ни­лась?

— Ко­не­ч­но! Сей­час роль жен­щи­ны в Рос­сии во­об­ще уни­каль­на: боль­шин­ст­во се­мей и силь­ных биз­не­сов за­ви­сит имен­но от нее, вы­жи­ли в труд­ные го­ды, раз­ви­лись толь­ко бла­го­да­ря ей.

Жен­щи­на ус­та­ла быть до­ма, она хо­чет и мо­жет жить ак­тив­ной жиз­нью. Мо­ей до­че­ри 26 лет, но еще три го­да на­зад она со­з­да­ла фир­му «“Ока” напро­кат». Это ак­тив­ный и ини­ци­а­тив­ный че­ло­век, ко­то­рый ни­ко­г­да не со­г­ла­сит­ся по­ло­жить свою жизнь на то, что­бы мыть по­су­ду и сти­рать. Я еще до­б­рая, а она очень же­ст­кий, тре­бо­ва­тель­ный ру­ко­во­ди­тель. И это пра­виль­но.

Про­спект Кра­со­ты

— Как вы оце­ни­ва­е­те пред­при­ни­ма­тель­ский кли­мат во Вла­ди­во­сто­ке?

— На­ша от­расль — об­слу­жи­ва­ние ав­то­мо­би­лей — раз­ви­ва­ет­ся сво­бод­но, без пре­пон. Мэ­ры и гу­бер­на­то­ры у нас в ос­нов­ном ин­те­ре­су­ют­ся рыб­ной от­рас­лью, так что про­б­лем с вла­стью не воз­ни­ка­ет. Как, к сча­стью, и с кри­ми­наль­ны­ми стру­к­ту­ра­ми.
Зна­е­те, ме­ня пра­к­ти­че­с­ки все не ус­т­ра­и­ва­ет, что у нас во Вла­ди­во­сто­ке де­ла­ет­ся. Я не по­ни­маю, по­че­му го­род та­кой гряз­ный, не­ухо­жен­ный.

Ко­г­да мы, ком­мер­сан­ты, по­ку­па­ем по­ме­ще­ние, то пер­вым де­лом со­з­да­ем зо­ну для кли­ен­тов. У ме­ня офис за­ни­ма­ет пер­вый этаж и под­вал де­вя­ти­эта­ж­но­го жи­ло­го до­ма, так я за свой счет про­ло­жи­ла но­вые ком­му­ни­ка­ции, по­са­ди­ла га­зо­ны… В под­ва­ле, где рань­ше бы­ли во­да и кры­сы, у нас те­перь не­боль­шой склад, чи­с­тый и су­хой. Из за­го­род­но­го до­ма, где у ме­ня 38 ку­с­тов роз, мно­же­ст­во дру­гих ви­дов цве­тов — од­ной си­ре­ни че­ты­ре ви­да, — во­жу все это ве­ли­ко­ле­пие в офис. Ук­ра­шаю его из­ну­т­ри и сна­ру­жи, ук­ра­шаю ок­ру­гу — все для кли­ен­та, все для со­т­руд­ни­ка…

По­че­му же го­род­ские вла­сти не от­но­сят­ся, как мы к сво­им кли­ен­там, к соб­ст­вен­ным из­би­ра­те­лям? Ко­лод­цы-лив­нев­ки все за­би­ты, до­ро­ги ни­кто не стро­ит — ка­ж­дый год толь­ко ла­та­ют. Я жи­ву на про­спе­к­те Кра­со­ты, но сво­его сы­на-школь­ни­ка гу­лять по не­му не от­пу­с­каю: тро­ту­а­ров фа­к­ти­че­с­ки нет, зи­мой ле­жат ог­ром­ные суг­ро­бы, их ни­кто не уби­ра­ет.

Ку­да идут те на­ло­ги, что мы пе­ре­чи­с­ля­ем го­ро­ду, ес­ли ни­че­го не де­ла­ет­ся для бла­го­ус­т­рой­ст­ва? Где наш зна­ме­ни­тый му­зы­каль­ный фон­тан? В ка­ком со­сто­я­нии дру­гие кра­со­ты Вла­ди­во­сто­ка, ко­то­рый ко­г­да-то за­слу­жен­но на­зы­ва­ли вто­рым Сан-Фран­ци­ско? На все один от­вет — нет де­нег. В об­щем, Мо­с­к­ва, дай, дай, дай еще…

Но, во-пер­вых, что­бы на­ве­с­ти эле­мен­тар­ный по­ря­док, мно­го средств не ну­ж­но. Во-вто­рых, у нас ведь да­ле­ко не бед­ный го­род. Ка­кой ко­лос­саль­ный до­ход при­но­сит ры­ба, порт! По­строй­те на эти день­ги до­ро­ги раз и на­все­г­да — за­ка­жи­те ра­бо­ты ко­рей­цам, на­при­мер, они пре­кра­с­но спра­в­ля­ют­ся с этим у се­бя. Сни­ма­ет­ся слой ас­фаль­та, кла­дет­ся це­ли­ком но­вый, де­ла­ют­ся так на­зы­ва­е­мые по­душ­ки… В-треть­их, вы­строй­те нор­маль­ное со­т­руд­ни­че­ст­во с биз­не­сом. Ко­г­да ны­не си­дя­щий в СИ­ЗО Ни­ко­ла­ев толь­ко стал мэ­ром, его за­ме­с­ти­тель, как мне рас­ска­зы­ва­ли, со­брал пред­при­ни­ма­те­лей и заявил: «Что­бы ка­ж­дый взял­ся по­мочь на сво­ей тер­ри­то­рии са­ди­ку, обу­ст­ро­ил дет­скую пло­щад­ку!»

Но мы это и без ок­ри­ка де­ла­ем. А дру­гих не­у­же­ли тру­д­но по­про­сить? Как по­про­сил по­мочь тор­го­вый порт. Там со­бра­ли пред­при­ни­ма­те­лей, ко­то­рые по­сто­ян­но поль­зу­ют­ся ус­лу­га­ми пор­та, и пред­ло­жи­ли: да­вай­те со­бе­рем по 50 тыс. руб. и со­з­да­дим со­в­ре­мен­ную тех­но­ло­гию про­хо­ж­де­ния гру­зов — с ком­пь­ю­те­ра­ми, ме­ха­ни­за­ци­ей. Ни­кто не от­ка­зал­ся! Ко­не­ч­но, не без бо­ну­сов для се­бя: мы ма­ло сто­им в оче­ре­ди на раз­гру­з­ку. Но за­то пло­да­ми на­ших вло­же­ний поль­зу­ют­ся все!

По­ни­ма­е­те, се­го­д­ня идут во власть те, кто хо­чет за­ра­бо­тать и лоб­би­ру­ет ин­те­ре­сы ка­ких-то групп. А на­до, что­бы при­хо­ди­ли те, кто стре­мит­ся на­ве­с­ти по­ря­док в ин­те­ре­сах всех, ко­му ни­че­го не ну­ж­но для се­бя.

Я ду­маю, что боль­ше все­го на эту роль под­хо­дят имен­но биз­нес­ме­ны. Хо­тя,
бе­з­у­с­лов­но, пред­при­ни­ма­тель пред­при­ни­ма­те­лю рознь: ко­му-то лю­бо­го ко­ли­че­ст­ва де­нег не­до­с­та­то­ч­но, эти­че­с­кие за­ко­ны для них ни­че­го не зна­чат…

Мне ка­жет­ся, я бы спра­ви­лась с ра­бо­той мэ­ра Вла­ди­во­сто­ка.

— А вас зна­ют в го­ро­де?

— Я пе­ред са­мым Но­вым го­дом ста­ла ге­ро­и­ней на­ше­го вла­ди­во­сток­ско­го ана­ло­га «Жен­ских ис­то­рий с Ок­са­ной Пуш­ки­ной». Ту про­грам­му из-за ка­ни­кул у те­ле­ви­зи­он­щи­ков не­сколь­ко раз по­ка­за­ли в но­во­год­ние празд­ни­ки, и по­с­ле это­го го­ро­жа­не ме­ня уз­на­ют. Но, ко­не­ч­но, ме­ж­ду «уз­на­ют» и «зна­ют» боль­шая раз­ни­ца. Зна­ют ме­ня толь­ко те, с кем мы ра­бо­та­ем и ко­му по­мо­га­ем.

А по­мо­га­ем мы, и очень дав­но, со­сед­ней цер­к­ви. Я так­же ра­бо­таю в на­шем вла­ди­во­сток­ском фон­де «Ма­мы», за­ни­ма­ю­щем­ся дет­ски­ми про­б­ле­ма­ми. Мне ни­че­го не жал­ко для де­тей-ин­ва­ли­дов: по­мощь им — глав­ная за­да­ча это­го фон­да. У на­шей ком­па­нии очень со­лид­ная ме­це­нат­ская про­грам­ма…

Так вот, я хо­чу пред­ло­жить гу­бер­на­то­ру: на­значь­те ме­ня, да­вай­те по­про­бу­ем, на­вер­ня­ка у ме­ня по­лу­чит­ся луч­ше, чем у пре­ды­ду­щих мэ­ров! Хо­тя, ко­не­ч­но, для это­го по­тре­бу­ет­ся по­мощь на­де­ж­ных лю­дей в ко­ман­де кол­лег-пред­при­ни­ма­те­лей, у ко­то­рых, как и у ме­ня, серд­це бо­лит за наш бо­га­тый ре­сур­са­ми, не­срав­нен­ный по кра­со­те край.
Мне ка­жет­ся, мэ­ров, ру­ко­во­ди­те­лей ре­ги­о­нов дол­ж­ны оп­ре­де­лять не с по­мо­щью вы­бор­ных кам­па­ний, ко­г­да про­хо­дит тот, у ко­го боль­ше под­дер­ж­ка раз­ных за­ин­те­ре­со­ван­ных стру­к­тур. На­до прий­ти к учи­те­лям, вра­чам, пред­при­ни­ма­те­лям, жи­те­лям раз­ных квар­та­лов и спро­сить: «Вам мэр нра­вит­ся? Он все де­ла­ет для вас, что не­об­хо­ди­мо?» Не со­би­рать ин­фор­ма­цию по рай­онам, ко­то­рую от име­ни все­го рай­она да­ет ру­ко­во­дство, а спра­ши­вать у кон­крет­ных лю­дей: «Как вы от­но­си­тесь к гла­ве го­ро­да? Что вам ну­ж­но от не­го? Ко­го бы вы хо­те­ли ви­деть мэ­ром?» И по­том в Мо­с­к­ве эти дан­ные обоб­щать и при­ни­мать ре­ше­ние: уб­рать мэ­ра или ос­та­вить, ко­го из кан­ди­да­тов на­зна­чить. Вот то­г­да ру­ко­во­ди­тель го­ро­да на са­мом де­ле бу­дет дей­ст­во­вать в ин­те­ре­сах тех, кто жи­вет и ра­бо­та­ет в этом го­ро­де.

Ес­те­ст­вен­но, име­ет зна­че­ние воз­рас­тной фа­к­тор. Мой па­па, на­при­мер, ему 71 год, счи­та­ет всех пред­при­ни­ма­телей — и нас с му­жем в том чи­с­ле — жу­ли­ка­ми и спе­ку­лян­та­ми. Вы, го­во­рит, по­ку­па­е­те де­ше­в­ле, а про­да­е­те до­ро­же, зна­чит, об­во­ро­вы­ва­е­те… Ко­не­ч­но, он сво­их взгля­дов уже не из­ме­нит.

Есть лю­ди мо­ло­дые — у них еще нет до­с­та­то­ч­но­го жиз­нен­но­го опы­та. А есть сре­д­нее по­ко­ле­ние, у ко­то­ро­го и опыт име­ет­ся, и пред­ста­в­ле­ния о жиз­ни впол­не со­в­ре­мен­ные. На не­го и ну­ж­но де­лать став­ку.

— В на­ча­ле 2008 го­да Вла­ди­мир Пу­тин по­ки­да­ет пост пре­зи­ден­та. Чем вам за­по­м­ни­лась его эпо­ха?

— У нас в стра­не, в биз­не­се при Пу­ти­не стал на­во­дить­ся по­ря­док. По­я­ви­лись ци­ви­ли­зо­ван­ные пра­ви­ла ра­бо­ты, ко­то­рые мне очень им­по­ни­ру­ют — я так ра­бо­та­ла с са­мо­го на­ча­ла, не счи­та­ясь с по­те­ря­ми от то­го, что не мо­шен­ни­ча­ла, как мно­гие.
Мы как чув­ст­во­ва­ли в на­ча­ле 90-х, что при­дут дру­гие вре­ме­на, что наш под­ход к биз­не­су, к жиз­ни в об­ще­ст­ве бу­дет вос­тре­бо­ван. И очень ва­ж­но се­го­д­ня не по­те­рять, раз­вить эту тен­ден­цию.