Станислав ПОПОВ: никогда не забуду свой первый турнир


Бе­се­ду вела Анастасия Саломеева

2007 год для заслуженного деятеля искусств России Станислава Попова трижды юбилейный. Во-первых, 4 августа он празднует свое 60-летие. Во-вторых, в этом году исполняется 40 лет с того момента, как Станислав Попов, тогда еще студент второго курса МЭИ, стал серьезно заниматься бальными танцами. И наконец, в-третьих, весной 2007 года исполнилось 20 лет Русскому танцевальному союзу, создателем и президентом которого является Станислав Григорьевич.

— Ста­ни­с­лав Гри­горь­е­вич, не­ко­то­рые лю­ди очень ра­но, еще в дет­ст­ве, вы­би­ра­ют се­бе бу­ду­щую про­фес­сию, осо­бен­но ес­ли эта про­фес­сия свя­за­на с ис­кус­ст­вом. А у вас как бы­ло?

— О тан­цах в дет­ст­ве я и не ду­мал. По­м­ню, ма­лень­ким ре­бен­ком мне очень хо­те­лось быть бар­ме­ном. Как-то ро­ди­те­ли взя­ли ме­ня в ре­с­то­ран, где я уви­дел за стой­кой бар­ме­на. Он так лов­ко жон­г­ли­ро­вал шей­ке­ра­ми, что про­с­то за­во­ро­жил ме­ня, и мне за­хо­те­лось де­лать то­ же са­мое. Ко­г­да я не­мно­го под­рос, на­чал меч­тать о мо­ре, о ра­бо­те мо­ря­ка. Я все­гда лю­бил во­ду, и имен­но по­э­то­му в семь лет ме­ня при­ве­ли в бас­сейн ЦСКА за­ни­мать­ся пла­ва­ни­ем.

Ко­г­да по­взро­с­лел, то за­хо­тел стать гео­гра­фом или гео­ло­гом, про­с­то бре­дил
пу­те­ше­ст­ви­я­ми и даль­ни­ми стра­на­ми. Еще я то­г­да очень лю­бил играть в фут­бол и, как мне ка­жет­ся, был очень та­лант­лив в этом ви­де спор­та. Но ро­ди­те­ли, увы, не за­ме­ти­ли во мне этой склон­но­сти и не раз­ви­ли, а так я, мо­жет, стал бы из­ве­ст­ным фут­бо­ли­стом.

— А по­че­му не плов­цом?

— Пла­ва­ни­ем я за­ни­мал­ся лет во­семь, боль­ших спор­тив­ных ус­пе­хов там не до­бил­ся, да и, че­ст­но го­во­ря, пла­вать мне не очень нра­ви­лось. По­э­то­му где-то на седь­мом го­ду за­ня­тий я на­чал не­щад­но про­гу­ли­вать тре­ни­ров­ки. Ско­ло­тил с од­но­класс­ни­ка­ми ху­ли­ган­скую груп­пу, воз­гла­вил ее, и мы при­ня­лись иг­рать в «вой­ну», то есть драть­ся со свер­ст­ни­ка­ми. Ес­те­ст­вен­но, че­рез не­ко­то­рое вре­мя мои про­дел­ки от­кры­лись ро­ди­те­лям, и по­с­ле серь­ез­ной го­ло­во­мой­ки ме­ня отда­ли за­ни­мать­ся со­в­ре­мен­ным пя­ти­борь­ем. Вот этот вид спор­та мне очень по­нра­вил­ся, осо­бен­но вхо­дя­щие в не­го фех­то­ва­ние и стрель­ба. Я на­чал серь­ез­но за­ни­мать­ся, вы­иг­ры­вал со­рев­но­ва­ния сре­ди юни­о­ров, по­лу­чил зва­ние ма­с­те­ра спор­та. А в по­с­лед­нем клас­се шко­лы про­чи­тал «За­пи­с­ки вра­ча» Ве­ре­са­е­ва и за­хо­тел стать вра­чом. В этом же­ла­нии ме­ня очень под­дер­жи­вал тре­нер, он го­во­рил, что спор­ту ну­ж­ны тре­не­ры с ме­ди­цин­ским об­ра­зо­ва­ни­ем и спор­тив­ные вра­чи.

— Но тем не ме­нее по­с­ле окон­ча­ния шко­лы вы по­шли учить­ся не на вра­ча или тре­не­ра, а на ин­же­не­ра.

— Так ре­ши­ли на се­мей­ном со­ве­те. Мой стар­ший брат Ви­к­тор как раз окан­чи­вал очень мод­ный в то вре­мя фа­куль­тет те­п­ло­фи­зи­ки в МЭИ. То­г­да МЭИ, МАИ, МВТУ и тех­ни­че­с­кие фа­куль­те­ты МГУ счи­та­лись «го­лу­бы­ми фиш­ка­ми» сре­ди ву­зов, вот ро­ди­те­ли и ре­ши­ли, что я то­же дол­жен стать ин­же­не­ром.

Я по­сту­пил в МЭИ на фа­куль­тет элек­т­рон­ной тех­ни­ки. Од­на­ко, хо­ро­шо учась в этом ин­сти­ту­те, я так и не по­нял, что же все-та­ки я там де­лаю, чув­ст­во­вал, что не мое. В 1972 го­ду я окон­чил вуз. Ди­п­лом­ную ра­бо­ту де­лал в Мо­с­ков­ском от­де­ле­нии Ин­сти­ту­та по­сто­ян­но­го то­ка, ку­да и по­лу­чил рас­пре­де­ле­ние по­с­ле за­вер­ше­ния уче­бы. Но к то­му мо­мен­ту я уже по­ни­мал, что свою про­фес­си­о­наль­ную жизнь свя­жу с баль­ны­ми тан­ца­ми.

— Вы ведь уже пять лет серь­ез­но за­ни­ма­лись ими.

— Да, в 1967 го­ду брат при­вел ме­ня в Дом куль­ту­ры «Хи­мик», сту­ди­ей баль­ных тан­цев в ко­то­ром ру­ко­во­дил зна­ме­ни­тый Бру­но Бе­ло­усов, мой пер­вый учи­тель. Я с ув­ле­че­ни­ем за­ни­мал­ся, по­я­ви­лись пер­вые ус­пе­хи. Мо­ей пер­вой парт­нер­шей бы­ла Аня Куш­на­ре­ва. А с 1968 го­да я на­чал тан­це­вать с Люд­ми­лой Бо­ро­ди­ной, в 1974 го­ду став­шей мо­ей су­п­ру­гой — Люд­ми­лой По­по­вой. В 1971 го­ду мы с Люд­ми­лой при­шли ра­бо­тать в ДК им. Горь­ко­го, где со­з­да­ли свою сту­дию.

Так что, толь­ко по­сту­пив на ра­бо­ту в Ин­сти­тут по­сто­ян­но­го то­ка, я на­чал уго­ва­ри­вать ру­ко­во­дство сво­ей ла­бо­ра­то­рии уво­лить ме­ня. На ме­ня на­пи­са­ли от­каз, а в Ми­ни­стер­ст­ве энер­ге­ти­ки, ку­да я дол­жен был прий­ти че­рез па­ру ме­ся­цев за но­вым на­пра­в­ле­ни­ем на рабо­ту по спе­ци­аль­но­сти, о мо­ей кан­ди­да­ту­ре бла­го­по­лу­ч­но за­бы­ли. И я со спо­кой­ной со­ве­стью про­дол­жал тру­дить­ся в ДК им. Горь­ко­го.

— Из мно­же­ст­ва тур­ни­ров, в ко­то­рых вы уча­ст­во­ва­ли и по­бе­ж­да­ли, ка­кие наи­бо­лее зна­чи­мы для вас?

— Ни­ко­г­да не за­бу­ду свой пер­вый кон­курс по клас­су D, про­хо­див­ший в ДК «Хи­мик». Мы с Аней за­ня­ли на нем пер­вое ме­с­то.

По­том бы­ло мно­го дру­гих тур­ни­ров. Мы с мо­ей пер­вой парт­нер­шей вы­иг­ры­ва­ли поч­ти все тур­ни­ры по клас­су D: в Мо­с­к­ве, Горь­ком, Тар­ту, Тал­ли­не. С Люд­ми­лой же мы на­ча­ли тан­це­вать уже по клас­су С. В 1969 го­ду ста­ли па­рой ме­ж­ду­на­род­но­го клас­са, а в 1972 го­ду — од­ной из луч­ших пар СССР.

Ес­ли го­во­рить о тур­ни­рах, ко­то­рые сле­ду­ет счи­тать ве­ха­ми в мо­ей твор­че­с­кой жиз­ни, то мо­ж­но вспом­нить кон­кур­сы, про­во­див­ши­е­ся то­г­да в При­бал­ти­ке. Это «Ян­тар­ная па­ра» в Ка­у­на­се, «Риж­ская осень», «Тал­лин­ская ре­га­та» и «Тал­лин­ская ве­с­на», «Виль­нюс» и ряд дру­гих. Многие из этих тур­ни­ров боль­ше не
про­во­дят­ся, к со­жа­ле­нию. На них к ка­ж­дой па­ре был ин­ди­ви­ду­аль­ный под­ход, для ее вы­хо­да под­би­ра­лась осо­бая му­зы­ка, а ве­че­ром — обя­за­тель­ный ужин в честь тан­цо­ров, куль­тур­ная про­грам­ма.

В 1975 го­ду мы ста­ли по­бе­ди­те­ля­ми
II Все­со­юз­но­го кон­кур­са баль­ных тан­цев в Ки­е­ве. Это зна­ко­вое со­бы­тие для на­шей па­ры. Мы мог­ли бы, на­вер­ное, вы­иг­рать и I Все­со­юз­ный кон­курс, про­хо­див­ший в 1972 го­ду в сто­ли­це, но уча­ст­во­вать там нам не до­ве­лось — не до­пу­с­ти­ли ор­га­ны куль­ту­ры.

Сле­ду­ю­щий ва­ж­ный этап на­шей твор­че­с­кой жиз­ни — пер­вое ме­с­то в ла­ти­но­аме­ри­кан­ской про­грам­ме и вто­рое в ев­ро­пей­ской на чем­пи­о­на­те со­ци­а­ли­сти­че­с­ких стран по баль­ным тан­цам

1979 го­да в Мо­с­к­ве. К то­му вре­ме­ни мы уже яв­ля­лись силь­ней­шей па­рой стран во­с­то­ч­но­го бло­ка. Свое ли­дер­ст­во мы под­твер­ди­ли и на сле­ду­ю­щий год, на чем­пи­о­на­те со­ци­а­ли­сти­че­с­ких стран в Бур­га­се (Бол­га­рия). В 1980 го­ду мы так­же по­бе­ди­ли на ме­ж­ду­на­род­ном тур­ни­ре в Фин­лян­дии.

В 1981 го­ду мы пе­ре­шли из лю­би­те­лей в про­фес­си­о­на­лы. И в том же го­ду со­сто­ял­ся наш пер­вый вы­езд в со­в­сем «за­пад­ную» стра­ну (Фин­лян­дия в СССР счи­та­лась го­су­дар­ст­вом с пе­ре­ход­ной эко­но­ми­кой, тя­го­те­ю­щей к со­ци­а­лиз­му) — в ФРГ. В Пфорц­хай­ме про­во­дил­ся ме­ж­ду­на­род­ный тур­нир «Зо­ло­той ку­бок» — очень ин­те­ре­с­ный, кра­си­вый и не­обы­ч­ный. А за­тем мы уча­ст­во­ва­ли во мно­гих чем­пи­о­на­тах Ев­ро­пы и ми­ра.

И, ко­не­ч­но, нель­зя не ска­зать о Чем­пи­о­на­те ми­ро­вых звезд в То­кио 1988 го­да, со­брав­шем все луч­шие па­ры ми­ра. Мы вы­сту­па­ли в про­грам­ме ев­ро­пей­ских тан­цев. Впе­чат­ле­ние не­за­бы­ва­е­мое! Тур­нир про­хо­дил в зна­ме­ни­том «То­кио-дом», рав­ном по пло­ща­ди бейс­боль­но­му по­лю. Бы­ло три ор­ке­ст­ра: пер­вый со­про­во­ж­дал ла­ти­но­аме­ри­кан­скую про­грам­му, вто­рой — ев­ро­пей­скую, а тре­тий иг­рал то­г­да, ко­г­да на пар­кет при­гла­ша­лись тан­це­вать зри­те­ли. Вел тур­нир зве­з­да Гол­ли­ву­да Тел­ли Са­ва­лос, а ко­г­да зри­те­ли тан­це­ва­ли, для них пел Пэт Бун. Все бы­ло очень кра­си­во и тор­же­ст­вен­но. На том тур­ни­ре мы ре­ши­ли за­кон­чить свои вы­сту­п­ле­ния, но ни­ко­му об этом не го­во­ри­ли: я счи­таю, не со­в­сем пра­виль­но, ко­г­да па­ра за­я­в­ля­ет о сво­ем ре­ше­нии по­ки­нуть тан­це­валь­ный спорт на­ка­ну­не ва­ж­но­го тур­ни­ра, по­сколь­ку со­з­да­ет­ся впе­чат­ле­ние, что так тан­цо­ры га­ран­ти­ру­ют се­бе осо­бо ло­яль­ное от­но­ше­ние жю­ри. Но кол­ле­ги все-та­ки уз­на­ли и ус­т­ро­и­ли нам очень тро­га­тель­ное че­ст­во­ва­ние. При­ят­но, что все это по­ка­за­ло япон­ское те­ле­ви­де­ние.

Ну а по­том в мо­ей жиз­ни на­чал­ся но­вый этап, свя­зан­ный с ор­га­ни­за­тор­ской ра­бо­той.

— И это у вас очень хо­ро­шо по­лу­ча­ет­ся. Как уда­лось ос­во­ить столь не­про­с­тое де­ло?

— Я ни­ко­г­да не стре­мил­ся стать хо­ро­шим ор­га­ни­за­то­ром. Так вы­шло.

Не мо­гу ска­зать, что мои уси­лия на ор­га­ни­за­тор­ском по­при­ще не­имо­вер­ны. Ко­не­ч­но, это ог­ром­ная ра­бо­та. Но она де­ла­ет­ся на ка­ком-то ду­шев­ном взле­те, так что од­но вы­те­ка­ет из дру­го­го. Пе­ре­до мной ни­ко­г­да не сто­ял бо­лез­нен­ный во­п­рос, чем я бу­ду за­ни­мать­ся по­с­ле то­го, как за­кон­чу тан­це­валь­ную карь­е­ру. Все раз­ви­ва­лось са­мо со­бой. Во-пер­вых, у нас с Люд­ми­лой дол­жен был по­я­вить­ся ре­бе­нок: ко­г­да мы вы­сту­па­ли в То­кио, су­п­ру­га на­хо­ди­лась на пя­том ме­ся­це бе­ре­мен­но­сти. Во-вто­рых, мы к то­му вре­ме­ни уже плот­но за­ни­ма­лись ор­га­ни­за­тор­ской ра­бо­той. В 1987 го­ду на­ми бы­ла со­з­да­на Твор­че­с­кая ко­мис­сия по баль­ной хо­рео­гра­фии при Все­со­юз­ном му­зы­каль­ном об­ще­ст­ве, поз­же пе­ре­име­но­ван­ная в Ас­со­ци­а­цию про­фес­си­о­наль­ных ис­по­л­ни­те­лей и учи­те­лей баль­ных тан­цев, это про­об­раз Рус­ско­го тан­це­валь­но­го со­ю­за. И мы на­ча­ли про­во­дить про­фес­си­о­наль­ные тур­ни­ры.

Ор­га­ни­зо­ван­ный на­ми I Мо­с­ков­ский ме­ж­ду­на­род­ный кон­курс про­фес­си­о­наль­ных ис­по­л­ни­те­лей баль­ных тан­цев на­чал­ся че­рез не­де­лю по­с­ле чем­пи­о­на­та в То­кио. На этот тур­нир с по­ка­за­тель­ны­ми вы­сту­п­ле­ни­я­ми при­е­ха­ли два фан­та­сти­че­с­ких ду­э­та: дву­крат­ные чем­пи­о­ны ми­ра Эс­пен и Кир­стен Сал­берг из Нор­ве­гии и пя­ти­крат­ные чем­пи­о­ны ми­ра Алан и Хей­зел Флет­чер. Ни­кто не ве­рил, что эти па­ры по­се­тят наш чем­пи­о­нат.

Кон­курс вклю­чал в се­бя со­рев­но­ва­ния по ла­ти­но­аме­ри­кан­ской и ев­ро­пей­ской про­грам­мам и га­ла-шоу, и все они шли с ан­ш­ла­га­ми. При­чем ме­ро­при­я­тие про­во­ди­лось на Ма­лой спор­тив­ной аре­не в Лу­ж­ни­ках — это ог­ром­ная пло­щадь. Тур­нир тран­с­ли­ро­вал­ся по те­ле­ви­де­нию, а га­ла-шоу шло да­же в пря­мом эфи­ре — та­ко­го в ис­то­рии оте­че­ст­вен­ных баль­ных тан­цев боль­ше ни­ко­г­да не бы­ло. За­тем мы про­ве­ли еще три та­ких тур­ни­ра.

— А в 1991 го­ду на­чал­ся но­вый этап ва­шей жиз­ни, аме­ри­кан­ский…

— Да, в 1991 го­ду мы на пять лет уе­ха­ли в США, за­ни­ма­лись пре­по­да­ва­ни­ем — это очень ин­те­ре­с­ный опыт. Я вер­нул­ся в Рос­сию по ли­ч­ным при­чи­нам: наш брак с Люд­ми­лой рас­пал­ся, она вско­ре вновь вы­шла за­муж, а я встре­тил свою бу­ду­щую су­п­ру­гу — Ири­ну Ост­ро­у­мо­ву, мать мо­е­го сы­на Ни­ки­ты. Вскоре я за­мах­нул­ся на Ку­бок ми­ра по ла­ти­но­аме­ри­кан­ским тан­цам сре­ди про­фес­си­о­на­лов, его те­перь не­офи­ци­аль­но на­зы­ва­ют Куб­ком ми­ра в Кре­м­ле. Че­ст­но го­во­ря, сна­ча­ла я не ожи­дал, что он ста­нет та­ким пре­сти­ж­ным и в ми­ре тан­це­валь­но­го спор­та, и в свет­ской жиз­ни Мо­с­к­вы.

Кро­ме 12 Куб­ков ми­ра в Кре­м­ле, за по­с­лед­нее вре­мя Рус­ский тан­це­валь­ный со­юз про­вел шесть офи­ци­аль­ных чем­пи­о­на­тов по про­фес­си­о­наль­ным баль­ным тан­цам: три чем­пи­о­на­та Ев­ро­пы (два по ла­ти­но­аме­ри­кан­ским тан­цам и один по ев­ро­пей­ской про­грам­ме) и три чем­пи­о­на­та ми­ра (два по ла­ти­но­аме­ри­кан­ско­му се­к­вею и чем­пи­о­нат по ла­ти­но­аме­ри­кан­ским тан­цам). Прошли также мно­го­чи­с­лен­ные чем­пи­о­на­ты Рос­сии, тур­ни­ры Grand Prix, кон­грес­сы и се­ми­на­ры.

За это вре­мя в мо­ей жиз­ни про­изош­ло мно­го зна­чи­мых со­бы­тий. Я из­бран ви­це-пре­зи­ден­том Все­мир­но­го тан­це­валь­но­го со­ве­та (WDC), удо­сто­ен по­чет­но­го зва­ния «За­слу­жен­ный де­я­тель ис­кусств Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции», стал чле­ном орг­ко­ми­те­та «Вен­ско­го ба­ла в Мо­с­к­ве», ини­ци­а­то­ры про­ве­де­ния ко­то­ро­го Эли­за­бет Сма­гин-Ме­ло­ни и Але­к­сандр Сма­гин.

Мы про­ве­ли пять «Вен­ских ба­лов в Мо­с­к­ве», «Рус­ский бал в Ка­зах­ста­не», «Мо­с­ков­ский бал в Ве­не» (на нем, как и на пя­том, юби­лей­ном, ба­ле в Мо­с­к­ве, при­сут­ст­во­вал мэр сто­ли­цы Юрий Ми­хай­ло­вич Луж­ков), «Рус­ский бал в Ба­ден-Ба­де­не». Вто­рой наш бал в Ба­ден-Ба­де­не со­сто­ит­ся осе­нью, бу­дут «Рус­ские ба­лы» и в дру­гих стра­нах ми­ра.

Ну и, на­ко­нец, сно­ва про­изош­ли из­ме­не­ния в мо­ей ли­ч­ной жиз­ни. Уже два го­да моя судь­ба свя­за­на с Тать­я­ной Пе­чер­ни­ко­вой. Она очень по­мо­га­ет мне в мо­ей ор­га­ни­за­тор­ской де­я­тель­но­сти, од­на­ко ее соб­ст­вен­ная про­фес­си­о­наль­ная жизнь не свя­за­на с тан­ца­ми: Тать­яна ра­бо­та­ет на от­вет­ст­вен­ной дол­ж­но­сти в рос­сий­ском от­де­ле­нии British Telecom, серь­ез­но за­ни­ма­ет­ся те­ле­ком­му­ни­ка­ци­я­ми, биз­не­сом и ме­недж­мен­том, учит­ся на МВА.

— Ско­ро со­сто­ит­ся XIII Ку­бок ми­ра в Кре­м­ле. Чем по­ра­ду­е­те мо­с­ков­скую пуб­ли­ку?

— Тур­нир прой­дет 29—30 сен­тя­б­ря, как все­гда, в За­ле при­е­мов Го­су­дар­ст­вен­но­го Кре­м­лев­ско­го двор­ца. Я ду­маю, он бу­дет очень ин­те­ре­с­ным и ин­т­ри­га со­рев­но­ва­ний ни­ко­го не ос­та­вит рав­но­душ­ным. Уча­стие в Куб­ке при­мут тан­цо­ры из 17 стран, ожи­да­ет­ся очень силь­ный со­став, мно­го та­лант­ли­вой мо­ло­де­жи. Ко­не­ч­но, мы при­гла­си­ли все ве­ду­щие рос­сий­ские па­ры: наш луч­ший ду­эт Сла­ви­ка Кри­к­ли­во­го и Еле­ну Хво­ро­ву, Его­ра Вы­ше­го­род­це­ва и На­та­лью Пе­т­ро­ву, Ан­д­рея Бу­щи­ка и Ва­ле­рию Бу­шу­е­ву.
Сре­ди за­ру­бе­ж­ных звезд пер­вой ве­личи­ны фи­на­ли­сты чем­пи­о­на­тов ми­ра Сер­гей Сур­ков и Ме­лья (Поль­ша), Макс Ко­жев­ни­ков и Юлия За­го­руй­чен­ко (США). А в га­ла-шоу уже чет­вер­тый год под­ряд при­мут уча­стие ле­ген­дар­ные Ви­к­тор да Сил­ва и Хан­на Кар­ту­нен, как все­гда, с но­вы­ми но­ме­ра­ми.

Сто­ит от­ме­тить, что в ап­ре­ле сле­ду­ю­ще­го го­да мы про­во­дим офи­ци­аль­ный чем­пи­о­нат Ев­ро­пы по ла­ти­но­аме­ри­кан­ским тан­цам сре­ди про­фес­си­о­на­лов.
Ско­рее все­го, в Мо­с­к­ве.

— А свою ра­бо­ту на те­ле­ви­де­нии вы со­би­ра­е­тесь про­дол­жать?

— Тре­тья про­грам­ма «Тан­цев со зве­з­да­ми» на­ч­нет тран­с­ли­ро­вать­ся где-то в ян­ва­ре сле­ду­ю­ще­го го­да. Это уди­ви­тель­ный про­ект ВВС, пра­ва на ко­то­рый при­об­ре­ли мно­гие ми­ро­вые те­ле­ка­на­лы, в том чи­с­ле и РТР. Бла­го­да­ря ему тан­це­валь­ный спорт и тан­цы при­об­ре­ли ко­лос­саль­ную по­пу­ляр­ность во всем ми­ре.

Кста­ти, сей­час го­то­вит­ся но­вый про­ект ВВС на ос­но­ве этой про­грам­мы — ме­ж­ду­на­род­ный кон­курс, ор­га­ни­зо­ван­ный по прин­ци­пу «Ев­ро­ви­де­ния». Он прой­дет 1 сен­тя­б­ря в Лон­до­не, на нем бу­дут пред­ста­ви­те­ли 15 стран ми­ра. Ин­т­ри­га со­сто­ит в том, что уча­стие в кон­кур­се мо­гут при­ни­мать и про­фес­си­о­наль­ные тан­це­валь­ные па­ры, и ду­э­ты, по­бе­див­шие в на­ци­о­наль­ных «Тан­цах со зве­з­да­ми». На­при­мер, на­сколь­ко я знаю, за Гер­ма­нию вы­сту­пят во­все не Брайн Ват­сон и Кар­мен, девятикрат­ные чем­пи­о­ны ми­ра по ла­ти­но­аме­ри­кан­ским тан­цам, а То­мас Ан­дерс с про­фес­си­о­наль­ной парт­нер­шей. Рос­сию же дол­ж­ны пред­ста­в­лять Ма­рия Сит­тель и Вла­ди­с­лав Бо­ро­ди­нов, по­бе­ди­те­ли пер­вых «Тан­цев со зве­з­да­ми».

Я бу­ду ком­мен­ти­ро­вать это со­бы­тие из Лон­до­на. Мне очень ин­те­ре­сен сам кон­курс и его ин­т­ри­га. Ре­зуль­та­ты на­вер­ня­ка ста­нут не­ожи­дан­но­стью для всех, ведь ре­ша­ю­щее сло­во в вы­бо­ре по­бе­ди­те­лей ока­жет­ся за зри­те­ля­ми. Так что смо­т­ри­те и бо­лей­те за ре­бят.

— А что по­со­ве­то­вать тем, кто хо­чет на­у­чить­ся тан­це­вать?

— В про­шлом го­ду про­изош­ло еще од­но зна­ме­на­тель­ное со­бы­тие: я стал со­уч­ре­ди­те­лем школ Social Dance в Рос­сии и Fred Astaire Russia, где по ме­то­ди­кам все­мир­но из­ве­ст­ной ком­па­нии ка­ж­дый мо­жет бы­ст­ро на­у­чить­ся эле­мен­тар­ным дви­же­ни­ям по­пу­ляр­ных тан­цев и за­тем со­вер­шен­ст­во­вать свое ма­с­тер­ст­во под ру­ко­во­дством луч­ших учи­те­лей.

Так что тан­цуй­те и будь­те сча­ст­ливы!