Елена ГЕНС: лошадей надо любить


Беседу вела Анастасия Саломеева

Елена Генс попала в конный спорт 13-летней девочкой почти случайно, но, полюбив лошадей и почувствовав спортивный азарт, увлеклась им всерьез и надолго. Сегодня имя Елены, уже мастера спорта международного класса, неоднократно занимавшей призовые места на международных турнирах, называют всегда, когда говорят о лучших молодых конкуристах страны. Сама же она весьма сдержанно оценивает собственные спортивные победы, предпочитая терпеливо и настойчиво совершенствовать свое мастерство. О конном спорте, о тонкостях работы с лошадьми Елена Генс рассказала нашему корреспонденту.

— Еле­на, как вы при­шли в кон­ный спорт?

— Кон­ным спор­том я на­ча­ла за­ни­мать­ся де­вять лет на­зад. К ло­ша­дям ме­ня при­влек па­па: мы про­ез­жа­ли од­на­ж­ды ми­мо ко­нюш­ни в Со­коль­ни­ках, и он пред­ло­жил мне «по­ка­тать­ся на ло­шад­ке». Так все и на­ча­лось. Ко­не­ч­но, де­вять лет на­зад ни­кто из мо­их бли­з­ких и не пред­по­ла­гал, что я так силь­но в это втя­нусь. А я поч­ти сра­зу по­ня­ла: это мое, и я бу­ду серь­ез­но за­ни­мать­ся кон­ным спор­том. Ко­не­ч­но, бы­ва­ли мо­мен­ты, ко­г­да у ме­ня ни­че­го не по­лу­ча­лось, опу­с­ка­лись ру­ки и хо­те­лось все бро­сить. Но в та­ких си­ту­а­ци­ях ме­ня все­гда очень под­дер­жи­вал тре­нер.

— А по­че­му из всех ви­дов кон­но­го спор­та вы вы­бра­ли имен­но кон­кур?

— Я сра­зу по­па­ла к кон­кур­но­му тре­не­ру. А сей­час по­ни­маю, что во­лею слу­чая мне то­г­да очень силь­но по­вез­ло: я не ви­жу се­бя ни в ка­ком дру­гом ви­де кон­но­го спор­та, кро­ме кон­ку­ра, ни в вы­езд­ке, ни в трое­бо­рье.

— Дол­го учи­лись ма­с­тер­ст­ву вер­хо­вой ез­ды?

— И сей­час не мо­гу ска­зать, что на­у­чи­лась. Смо­т­рю на стар­шее по­ко­ле­ние всад­ни­ков, на на­ших тре­не­ров, и воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние, что эти лю­ди по­ни­ма­ют ло­ша­дей с по­лу­на­ме­ка. У ме­ня по­ка так не по­лу­ча­ет­ся.

Здесь очень ва­жен опыт, ко­то­рый да­ют го­ды ра­бо­ты с ло­шадь­ми. Ко­не­ч­но, есть лю­ди, ро­ж­да­ю­щи­е­ся, как го­во­рят, с чуть­ем на ло­ша­дей. Но их очень ма­ло, та­кой та­лант ре­док. У боль­шин­ст­ва кон­ни­ков он вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся с го­да­ми. А про­фес­си­о­наль­ный рас­цвет всад­ни­ка при­хо­дит­ся на 30—40 лет. Так что мне пред­сто­ит еще мно­го ра­бо­тать.

— А ка­кие из спор­тив­ных по­бед ста­ли для вас наи­бо­лее зна­чи­мы­ми?

— Са­мое боль­шое мое до­с­ти­же­ние, на­вер­ное, гран-при IV Ме­ж­ду­на­род­ных со­рев­но­ва­ний по кон­ку­ру «Хру­сталь­ное се­д­ло», ко­то­рые про­во­ди­лись в 2005 го­ду в Мо­с­к­ве. Кро­ме то­го, я при­зер чем­пи­о­на­та Рос­сии по кон­ку­ру сре­ди юни­о­ров, чем­пи­он в ко­ман­де взро­с­ло­го чем­пи­о­на­та по кон­ку­ру, Зим­не­го тур­ни­ра по кон­ку­ру, про­хо­див­ше­го в этом го­ду.

— Кон­ный спорт стал для вас про­фес­си­ей?

— Че­ст­но го­во­ря, я по­ка не ра­зо­бра­лась, про­фес­сия это для ме­ня или про­фес­си­о­наль­ное хоб­би. Ло­ша­ди за­ни­ма­ют зна­чи­тель­ную часть мо­ей жиз­ни, но не боль­шую.
Я окон­чи­ла от­де­ле­ние лин­г­ви­с­ти­ки фи­ло­ло­ги­че­с­ко­го фа­куль­те­та МГУ, сей­час со­т­руд­ни­чаю с од­ним ре­к­лам­ным агент­ст­вом, за­ни­ма­юсь пе­ре­во­да­ми, пи­шу ста­тьи.

— Ка­кой вы ви­ди­те свою даль­ней­шую спор­тив­ную карь­е­ру?

— Очень да­ле­ко я не за­га­ды­ваю. Про­с­то тре­ни­ру­юсь, ра­бо­таю. Хо­чет­ся, ко­не­ч­но, до­с­тичь не­во­об­ра­зи­мых вы­сот в про­фес­си­о­наль­ном спор­те, по­бе­ж­дать на круп­ных ме­ж­ду­на­род­ных тур­ни­рах. И ес­ли у ме­ня бу­дет все по­лу­чать­ся и я пой­му, что мне по си­лам та­кие по­бе­ды, то бу­ду ста­рать­ся это­го до­с­тиг­нуть.

— А как, на ваш взгляд, кон­ный спорт раз­ви­ва­ет­ся в на­шей стра­не?

— За по­с­лед­ние не­сколь­ко лет уро­вень на­ше­го кон­но­го спор­та силь­но под­нял­ся. Рас­тет ма­с­тер­ст­во рос­сий­ских спор­т­с­ме­нов. У нас про­во­дит­ся до­воль­но мно­го серь­ез­ных тур­ни­ров, с очень сло­ж­ны­ми мар­ш­ру­та­ми и пре­пят­ст­ви­я­ми, в них уча­ст­ву­ет го­ра­з­до боль­ше лю­дей, чем рань­ше.

Но, что го­во­рить, Рос­сия дей­ст­ви­тель­но мно­гое упу­с­ти­ла в по­с­лед­ние 15 лет. В Со­вет­ском Со­ю­зе кон­ный спорт раз­ви­вал­ся до­с­та­то­ч­но ак­тив­но, то­г­да го­су­дар­ст­во под­дер­жи­ва­ло все ви­ды спор­та, в том чи­с­ле и наш. А с на­ча­лом 90-х спорт ли­шил­ся бюд­жет­ных де­нег, не­ко­то­рые его ви­ды на­шли ре­зер­вы и как?то про­дол­жи­ли свое раз­ви­тие, кон­ный же спорт поч­ти по­л­но­стью раз­ва­лил­ся. Мно­гие хо­ро­шие ло­ша­ди бы­ли про­да­ны в ча­ст­ные ру­ки или за гра­ни­цу, на ко­не­за­во­дах пе­ре­ста­ла ве­с­тись пла­но­мер­ная се­лек­ция. И по­лу­чи­лось так, что мы, по­те­ряв поч­ти все за по­с­лед­ние 10—15 лет, сей­час на­чи­на­ем фа­к­ти­че­с­ки с ну­ля. И это очень за­мет­но на ме­ж­ду­на­род­ных со­рев­но­ва­ни­ях. Ни один рос­сий­ский, да­же са­мый серь­ез­ный тур­нир не срав­нит­ся с круп­ным ев­ро­пей­ским. Там уро­вень зна­чи­тель­но вы­ше.

— А в ка­кой стра­не ми­ра кон­ный спорт раз­вит луч­ше все­го?

— В Гер­ма­нии. От нее от­ста­ет не толь­ко Рос­сия, но и боль­шин­ст­во го­су­дарств, где раз­ви­тие кон­но­го спор­та не пре­ры­ва­лось, как у нас. Пол­ми­ра ез­дит в эту стра­ну за ло­шадь­ми и на ста­жи­ров­ки.

В Гер­ма­нии это на­ци­о­наль­ный вид спор­та, ко­то­рым и на про­фес­си­о­наль­ном и на лю­би­тель­ском уров­не за­ни­ма­ет­ся ог­ром­ное чи­с­ло лю­дей. Там мно­го­ве­ко­вая тра­ди­ция, серь­ез­ней­шая шко­ла, пла­но­мер­ный под­ход к се­лек­ции ло­ша­дей. Тур­ни­ры по кон­но­му спор­ту чуть ли ни еже­днев­но по­ка­зы­ва­ют­ся по не­мец­ко­му те­ле­ви­де­нию, они при­вле­ка­ют вни­ма­ние все­го об­ще­ст­ва.

— В Рос­сии кон­ный спорт по­ка удел эн­ту­зи­а­стов?

— Да, не бу­ду­чи эн­ту­зи­а­стом, с ло­шадь­ми ра­бо­тать не­воз­мо­ж­но. Но, увы, сей­час это удел эн­ту­зи­а­стов ли­бо со сред­ст­ва­ми, ли­бо уме­ю­щих на­хо­дить спон­со­ров. В на­шей стра­не, к со­жа­ле­нию, кон­но­му спор­ту не ока­зы­ва­ет­ся го­су­дар­ст­вен­ная под­дер­ж­ка. А де­нег для его раз­ви­тия тре­бу­ет­ся мно­го.

— У нас ведь се­го­д­ня ак­тив­но раз­ви­ва­ет­ся и лю­би­тель­ский кон­ный спорт?

— Да. О кон­ном спор­те сей­час мно­го го­во­рят и пи­шут, и это при­вле­ка­ет лю­дей. Че­ст­но ска­зать, не знаю, при­нес ли цикл скан­даль­ных и до­воль­но субъ­е­к­тив­ных те­ле­пе­ре­дач Але­к­сан­д­ра Не­в­зо­ро­ва кон­но­му спор­ту боль­ше вре­да или поль­зы. По край­ней ме­ре лю­ди ста­ли ча­ще за­хо­дить к нам на ко­нюш­ни, про­с­то ра­ди то­го что­бы спро­сить, прав­ду там по­ка­за­ли или нет.

— Вас не раз­дра­жа­ют та­кие во­п­ро­сы?

— Да нет. Кон­ни­ки лю­ди спо­кой­ные, хо­тя, ко­не­ч­но, нам та­кие пе­ре­да­чи не нра­вят­ся и мы не со­г­ла­с­ны с по­доб­ной то­ч­кой зре­ния.

Мы рас­ска­зы­ва­ем, как ра­бо­та­ем с ло­шадь­ми. Объ­я­с­ня­ем, что этих жи­вот­ных на­до пре­ж­де все­го лю­бить, толь­ко на стра­хе их не­воз­мо­ж­но за­ста­вить ра­бо­тать, осо­бен­но в спор­те вы­со­ких до­с­ти­же­ний. Сре­ди лю­би­те­лей, ко­не­ч­но, ино­гда по­па­да­ют­ся лю­ди, ко­то­рые сры­ва­ют зло на ло­ша­дях, но это все­го лишь пе­чаль­ные ис­к­лю­че­ния из пра­вил.

— Ка­ки­ми ка­че­ст­ва­ми дол­жен об­ла­дать че­ло­век, что­бы про­фес­си­о­наль­но за­ни­мать­ся кон­ным спор­том?

— В пер­вую оче­редь лю­бить ло­ша­дей. Еще тру­до­лю­би­ем, от­вет­ст­вен­но­стью. Для кон­ку­ра к то­му же на­до об­ла­дать оп­ре­де­лен­ной ре­ши­тель­но­стью, быть от­ва­ж­ным. Это ад­ре­на­ли­но­вый спорт. А кон­ное мно­го­бо­рье еще бо­лее ад­ре­на­ли­но­вый. В вы­езд­ке же не­об­хо­ди­мо быть очень тер­пе­ли­вым. Тер­пе­ние, ко­не­ч­но, тре­бу­ет­ся во всех ви­дах кон­но­го спор­та, но в вы­езд­ке осо­бен­но.

— А ко­го боль­ше в кон­ном спор­те — муж­чин или жен­щин?

— В дет­ские го­ды и на лю­би­тель­ском уров­не этим ви­дом спор­та за­ни­ма­ет­ся боль­ше де­во­чек и де­ву­шек, не­же­ли маль­чи­ков и мо­ло­дых лю­дей. Но в про­фес­си­о­наль­ном спор­те боль­ше муж­чин.

То­му, что не все де­вуш­ки пе­ре­хо­дят из лю­би­те­лей в про­фес­си­о­на­лы, на мой взгляд, не­сколь­ко при­чин. Во-пер­вых, жен­щи­не тя­же­лее со­рев­но­вать­ся. Счи­та­ет­ся, что тех­ни­че­с­ки муж­чи­ны и жен­щи­ны в кон­ном спор­те на рав­ных ус­ло­ви­ях, и они, как вы зна­е­те, со­рев­ну­ют­ся ме­ж­ду со­бой. Но все-та­ки ино­гда в об­ра­ще­нии с ло­ша­дью тре­бу­ет­ся при­ме­нять фи­зи­че­с­кую си­лу, а это луч­ше по­лу­ча­ет­ся у муж­чин. Во-вто­рых, как мне ка­жет­ся, жен­щи­на бо­лее склон­на лю­бить ло­шадь и за­бо­тить­ся о ней, не­же­ли до­би­вать­ся вы­со­ких спор­тив­ных до­с­ти­же­ний вме­сте с ней. По­э­то­му сре­ди про­фес­си­о­наль­ных ко­но­во­дов, ве­те­ри­на­ров так мно­го жен­щин. Ну и, в-треть­их, мно­гие мо­ло­дые жен­щи­ны ухо­дят из спор­та по­с­ле ро­ж­де­ния ре­бен­ка, а воз­вра­ща­ют­ся еди­ни­цы.

— А жен­ский и муж­ской под­хо­ды к ра­бо­те с ло­шадь­ми раз­ли­ча­ют­ся?

— Ко­не­ч­но. У муж­чин ра­бо­та чуть боль­ше ори­ен­ти­ро­ва­на на под­чи­не­ние, а у жен­щин на то, что­бы «уго­во­рить» ло­шадь. Жен­щи­не про­ще «до­го­во­рить­ся» с ло­ша­дью, чем при­ме­нить си­лу. На­при­мер, мне при ро­с­те 160 см и ве­се 50 кг до­воль­но тру­д­но спра­вить­ся со стро­п­ти­вым ко­нем, ре­шив­шим по­ка­зать свой ха­ра­к­тер. При­хо­дит­ся дей­ст­во­вать бо­лее тон­ко и ак­ку­рат­но.

— Ло­ша­ди, ра­бо­та­ю­щие в раз­ных ви­дах кон­но­го спор­та, силь­но от­ли­ча­ют­ся по на­вы­кам, по ха­ра­к­те­ру?

— В прин­ци­пе ло­шадь в про­фес­си­о­наль­ном спор­те дол­ж­на уметь де­лать ос­нов­ные эле­мен­ты лю­бо­го дру­го­го ви­да. Так, кон­кур­ная ло­шадь обя­за­на знать не­ко­то­рые эле­мен­ты вы­езд­ки. Од­на­ко ло­ша­дей, оди­на­ко­во хо­ро­шо вы­сту­па­ю­щих и там, и там, пра­к­ти­че­с­ки не бы­ва­ет.
А что ка­са­ет­ся ха­ра­к­те­ра, то спор­тив­ные ло­ша­ди все с ха­ра­к­те­ром, про­с­то он у них по-раз­но­му про­яв­ля­ет­ся и пси­хи­ка у них не­мно­го раз­ная. На­при­мер, у нас в кон­ку­ре ло­ша­ди не­мно­го бо­лее за­вод­ные, ри­с­ко­вые, а вы­езд­ко­вые — бо­лее спо­кой­ные, во вся­ком слу­чае ко­г­да ра­бо­та­ют.

— На­вер­ное, ло­шадь, как и всад­ник, то­же дол­ж­на об­ла­дать спор­тив­ным ха­ра­к­те­ром, что­бы по­ка­зы­вать хо­ро­шие ре­зуль­та­ты на со­рев­но­ва­ни­ях?

— Да, в не­ко­то­рой сте­пе­ни. По край­ней ме­ре мы ста­ра­ем­ся, что­бы ло­ша­дям нра­ви­лось то, что они де­ла­ют. Боль­шин­ст­во ло­ша­дей пе­ре­жи­ва­ют, ес­ли у них что-то не по­лу­чи­лось на со­рев­но­ва­ни­ях, и ра­ду­ют­ся сво­им уда­ч­ным вы­сту­п­ле­ни­ям. Ска­жем, мой ос­нов­ной конь, Клайд, очень лю­бит со­рев­но­вать­ся, и тон­ко чув­ст­ву­ет на­ши по­бе­ды и не­уда­чи. Он зна­ет, что та­кое на­гра­ж­де­ние, и, ко­г­да на­чи­на­ет зву­чать со­от­вет­ст­ву­ю­щая му­зы­ка, при­ни­ма­ет­ся кра­со­вать­ся, иг­рать, да­же ес­ли очень ус­тал.

— В кон­ку­ре у ко­го боль­ше стра­ха пе­ред пре­пят­ст­ви­ем: у ло­ша­ди или у всад­ни­ка?

— Это ко­г­да как. Не­ко­то­рым ло­ша­дям все рав­но че­рез что пры­гать, а не­ко­то­рые нер­в­но ре­а­ги­ру­ют на вы­со­кие, яр­кие или не­обы­ч­ные пре­пят­ст­вия. Мно­гие ло­ша­ди бо­ят­ся ка­нав с во­дой.

Но во­об­ще-то, да­ле­ко не все ло­ша­ди бо­ят­ся пре­пят­ст­вий, а вот всад­ни­ки — по­на­ча­лу пра­к­ти­че­с­ки все. По­э­то­му хо­ро­шо, ко­г­да с мо­ло­ды­ми ло­шадь­ми ра­бо­та­ют опыт­ные спор­т­с­ме­ны, а с на­чи­на­ю­щи­ми спор­т­с­ме­на­ми — опыт­ные ло­ша­ди. Ко­не­ч­но, со вре­ме­нем и у ло­ша­дей, и у лю­дей страх пе­ред пре­пят­ст­ви­я­ми про­хо­дит.

— А в ка­ком воз­рас­те ло­ша­ди за­кан­чи­ва­ют спор­тив­ную карь­е­ру?

— По-раз­но­му. Но в ос­нов­ном, ес­ли у ло­ша­ди нет серь­ез­ных травм, лет в 16—17. Бы­ва­ет, что ло­шадь в воз­рас­те по­ки­да­ет боль­шой спорт и еще не­сколь­ко лет ра­бо­та­ет с ка­ким-ни­будь юни­о­ром. В этом слу­чае юни­о­ру очень ве­зет: ло­шадь са­ма зна­ет, что де­лать, ис­пра­в­ля­ет ошиб­ки всад­ни­ка, бо­лее снис­хо­ди­тель­но к не­му от­но­сит­ся и да­же учит его.

— У спор­т­с­ме­нов есть при­стра­стия к по­ро­дам ло­ша­дей, их по­лу?

— В не­ко­то­рой сте­пе­ни. Мно­гие пред­по­чи­та­ют оп­ре­де­лен­ные по­ро­ды. Но, че­ст­но го­во­ря, ес­ли про­фес­си­о­наль­но­му всад­ни­ку по­па­дет­ся звезд­ная ло­шадь иной по­ро­ды, он за­бу­дет о сво­их при­стра­сти­ях и на­ч­нет ра­бо­тать с нею.

Же­реб­цы, ко­бы­лы, ме­ри­ны раз­ные по ха­ра­к­те­ру. С ко­бы­ла­ми ра­бо­тать сло­ж­нее: они, как жен­щи­ны, бо­лее тон­кие и сло­ж­ные, бо­лее пе­ре­мен­чи­вые, к ним ну­жен осо­бый под­ход. Есть лю­ди, ра­бо­та­ю­щие толь­ко с ко­бы­ла­ми, а есть те, у ко­го с ко­бы­ла­ми ни­как не по­лу­ча­ет­ся.

Я, ко­г­да на­чи­на­ла, ра­бо­та­ла в ос­нов­ном с же­реб­ца­ми, и об­ще­ние с ни­ми да­ва­лось мне луч­ше все­го. А сей­час ра­бо­таю со все­ми: у ме­ня же­ре­бец, два ме­ри­на и од­на ко­бы­ла.

— Они друг к дру­гу не рев­ну­ют?

— Рев­ну­ют. Осо­бен­но мой ос­нов­ной конь. Ес­ли его не пер­вым бе­решь за­ни­мать­ся, он силь­но оби­жа­ет­ся.

— Ло­ша­ди «чув­ст­ву­ют» лю­дей?

— Да, очень тон­ко. Ес­ли всад­ник ско­ван, ло­шадь то­же за­жи­ма­ет­ся. Ес­ли че­ло­век рас­слаб­лен и спо­ко­ен, это пе­ре­да­ет­ся ло­ша­ди, и она луч­ше по­ни­ма­ет се­до­ка. Ес­ли спор­т­с­мен сам не до кон­ца зна­ет, что ну­ж­но де­лать, то­г­да и ло­шадь на­чи­на­ет пу­тать­ся.

Есть лю­ди, ко­то­рых ло­ша­ди не лю­бят, — это, как пра­ви­ло, те, кто не лю­бит ло­ша­дей и дру­гих жи­вот­ных. Не тер­пят ло­ша­ди и пья­ных, да­же ес­ли спирт­ным пах­нет от хо­ро­шо зна­ко­мо­го че­ло­ве­ка.

— А в ка­ком воз­рас­те луч­ше са­жать на ло­шадь ре­бен­ка?

— Лет с вось­ми. Мо­ж­но и чуть рань­ше, но в та­ком слу­чае ему сто­ит ез­дить на по­ни. Кста­ти, боль­шин­ст­во ло­ша­дей по?осо­бен­но­му от­но­сят­ся к де­тям-на­езд­ни­кам, по­ни­ма­ют, что на них си­дит ре­бе­нок. Они ста­но­вят­ся спо­кой­ны­ми, до­б­ры­ми, ла­с­ко­вы­ми.

— А что бы вы по­со­ве­то­ва­ли лю­дям, ко­то­рые хо­тят за­нять­ся кон­ным спор­том, но по­ка не ре­ши­лись?

— Ес­ли че­ло­век толь­ко ду­ма­ет о том, что­бы прий­ти на ко­нюш­ню, са­мое ва­ж­ное — пра­виль­но вы­брать ме­с­то за­ня­тий. Ос­то­ро­ж­нее с ма­лень­ки­ми ко­нюш­ня­ми в чер­те го­ро­да: очень ча­с­то в них не со­блю­да­ют тех­ни­ку бе­з­о­па­с­но­сти и ред­ко ра­бо­та­ют хо­ро­шие тре­не­ры. Ко­не­ч­но, кое-че­му вас там на­у­чат, но не факт, что пра­виль­ным ве­щам.

По­бе­се­дуй­те с че­ло­ве­ком, к ко­то­ро­му вы при­шли за­ни­мать­ся, уз­най­те, как он от­но­сит­ся к сво­ей ра­бо­те, к ло­ша­дям. На­до сра­зу на­сто­ро­жить­ся, ес­ли вам не рас­ска­жут под­роб­но о тех­ни­ке бе­з­о­па­с­но­сти, о том, как под­хо­дить к ло­ша­ди, как она мо­жет се­бя по­ве­с­ти в ка­кой-то мо­мент. И еще: на хо­ро­шей ко­нюш­не но­ви­ч­ку ни­ко­г­да не раз­ре­шат са­мо­сто­я­тель­но ез­дить на ло­ша­ди где-ни­будь в ле­су. В ле­су ло­шадь под­жи­да­ет мно­же­ст­во не­ожи­дан­но­стей, и, ес­ли она ис­пу­га­ет­ся, по­с­лед­ст­вия это­го мо­гут быть пе­чаль­ны­ми.

Ну а ес­ли вы на­шли пра­виль­ное ме­с­то и хо­ро­ше­го тре­не­ра, про­с­то сле­дуй­те его ука­за­ни­ям и у вас все по­лу­чит­ся.