Сергей ДРОБЫШЕВСКИЙ, Илья СОКОЛОВ: сбалансированный бюджет — оптимальный вариант проведения бюджетной политики


Беседу вел Александр Высоцкий

Прокомментировать бюджет на 2008—2010 годы мы попросили специалистов
Института экономики переходного периода: руководителя научного направления «Макроэкономика
и финансы» кандидата экономических наук Сергея Дробышевского и заведующего лабораторией
бюджетной политики кандидата экономических наук Илью Соколова.

— Сергей Михайлович, Илья Алексан­дрович, каковы, на ваш взгляд, главные
недостатки трехлетнего бюджета?

С.Д.: Дать однозначную оценку трехлетнему бюджету крайне проблематично.
С одной стороны, его нельзя назвать консервативным, так как в трехлетней перспективе
намечено существенное смещение ориентиров бюджетной политики, проводившейся
в последние годы. Эта политика подразумевала, как мы помним, сбережение нефтяных
доходов в Стабилизационном фонде и сдерживание роста расходов бюджета. Теперь
предполагается значительное увеличение инвестиций в человека и реализация активных
мер по устранению инфраструктурных ограничений в экономике. С другой стороны,
бюджет преимущественно носит предсказуемый эволюционно-переходный характер:
динамика увеличения расходов в целом соответствует среднесрочному курсу социально-экономической
политики страны, ориентированной на повышение качества жизни граждан и рост
экономики, а также обусловлена очевидными издержками перехода к новой модели
планирования (естественное желание подстраховаться, когда закладываются расходы
на максимально доступном уровне, дабы хватило на удовлетворение всех, в том
числе и, возможно, не учтенных в бюджете, расходов).
И.С.: Из основных недостатков можно выделить следующие: необоснованное
занижение доходной части бюджета; необъективные оценки поступлений от некоторых
налогов, в частности от НДС и налога на прибыль; учет в бюджете дополнительных
расходов, сформулированных в послании президента РФ Федеральному собранию, без
предварительной оценки их инфляционных и бюджетных последствий.
Кроме того, к недостаткам относится сокращение в 2010 году расходов на статьи
«Национальная экономика» и «Общегосударственные вопросы», а также завершение
ряда программ, непосредственно направленных на развитие инфраструктуры и авиастроения,
— это «Автомобильные дороги», «Модернизация транспортной системы России», «Граждан­ская
авиация», «Морской транспорт», «Внутренние водные пути», «Развитие экспорта
транспортных услуг России». Последнее свидетельствует о некотором снижении государственного
участия в улучшении производственной инфраструктуры российской экономики, что
идет вразрез с реализацией политики устойчивого роста в долгосрочной перспективе.

— Как вы оцениваете бюджет с точки зрения точности прогнозов основных макроэкономических
показателей?

С.Д.: Представленный прогноз социально-экономического развития РФ на
2008 год и на период до 2010 года является наиболее совершенным, полным и непротиворечивым
фактически за весь период разработки таких прогнозов, осуществляемой МЭРТ России.
Основная претензия с точки зрения параметров прогноза может быть предъявлена
к оценке номинального объема ВВП. В частности, мы считаем, что в проектировках
заложен заниженный объем номинального ВВП. Например, в 2007 го-ду при условии
роста реального ВВП на уровне 6,1—6,2% и предполагаемом объеме номинального
ВВП в размере 30 670 млрд руб. дефлятор ВВП должен составить около 7,5%, что
ниже или равно темпу прироста ИПЦ. В то же время в условиях опережающего темпа
роста цен и тарифов на услуги естественных монополий, быстро укрепляющегося
реального курса рубля и различий в структуре потребительской корзины и ВВП,
а также базы и временного периода сравнения дефлятор должен быть выше ИПЦ на
2—3 процентных пункта. Таким образом, номинальный ВВП в 2007 году в рамках заданного
сценария составит около 31 250 млрд руб.
Соответственно, необходимо пересчитать и прогнозные значения номинального ВВП
на последующие годы. По нашим предварительным оценкам, в 2010 году в рамках
основного (второго) сценария объем номинального ВВП достигнет уровня примерно
45,8 трлн руб. вместо 44,8 трлн руб.
И.С.: Вызывают некоторые сомнения и цифры, характеризующие динамику реального
эффективного обменного курса рубля и импорта. Согласно прогнозу к 2010 году
сальдо торгового баланса РФ практически сведется к нулю преимущественно за счет
наращивания импорта. Но уже начиная с 2009 года реальный эффективный курс рубля
перестанет расти. Значит, из двух факторов, определяющих динамику импорта, —
спроса на импортные товары вследствие расширения внутреннего спроса и роста
реального курса — в 2009—2010 годах будет действовать только один. Вместе с
тем в этом случае МЭРТ России, с нашей точки зрения, переоценивает эластичность
увеличения импорта по росту ВВП. Иными словами, либо положительная динамика
импорта должна быть менее интенсивной, либо реальный курс должен расти быстрее,
чтобы обеспечить заданный рост импорта.
Необходимо отметить, что прогноз предполагает по крайней мере сохранение инвестиционной
привлекательности РФ и практики масштабных заимствований за рубежом российскими
компаниями. В этом случае даже при сокращении сальдо торгового баланса приток
валюты в страну (по счету капитальных операций) может быть довольно высок, предложение
иностранной валюты на внутреннем валютном рынке будет достаточно и эффективный
номинальный обменный курс рубля (к корзине валют) при заданном соотношении курсов
доллара и евро (рост евро — до $1,365 за евро) окажется вполне стабилен. В условиях
сохранения инфляции в РФ на всем периоде на довольно высоком уровне (не менее
5% в год) это приведет к более высоким темпам укрепления рубля.
Таким образом, мы считаем, что прогноз содержит достаточно реалистичные оценки
объемов экспорта, импорта и сальдо торгового баланса, тогда как темпы укрепления
реального эффективного курса рубля следует пересмотреть в сторону более крепкого
рубля. Соответственно, должен повыситься и номинальный курс рубля по отношению
к доллару США.

— Насколько нефтегазовый трансферт — действенная мера для диверсификации
экономики?

И.С.: С нашей точки зрения, это не мера диверсификации экономики, а способ
защиты бюджета от наращивания расходов, особенно в условиях приближающейся предвыборной
кампании. Целью выделения ненефтегазового бюджета и нефтегазового трансферта,
принимая во внимание методику их расчета, является демонстрация того, что в
принципе без учета нефтегазовых доходов бюджет у нас дефицитный и наращивание
расходов представляет опасность для устойчивости государ­ственных финансов,
тем более при снижении цен на нефть.

— Алексей Кудрин назвал новый бюджет бюджетом диверсификации экономики.
Насколько это соответ­ствует действительности?

С.Д.: По сравнению с предыдущими, за исключением бюджета 2007 года, в
бюджете 2008—2010 годов существенно возросли расходы инвестиционного характера,
которые должны пойти либо на создание социальной и производственной инфраструктуры,
либо на развитие новых передовых технологий. Для этого формируются крупные государственные
холдинги в судо- и авиастроении, в сфере нанотехнологий, активизируется работа
Инвестфонда и особых экономических зон, Венчурной компании, используется механизм
концессионных соглашений и пр. Поэтому очевидно, что определенный сдвиг в сторону
активного государ­ственного вмешательства в экономику набирает обороты, что
приводит к росту инвестиционных расходов, причем старт этому процессу был дан
еще в 2005 году.

— В бюджете прописаны значительные расходы на финансирование крупных государственных
холдингов, таких как Объединенные авиастроительная и судостроительная компании,
«Атомэнергопром», Российская корпорация нанотехнологий. Насколько эффективными
будут эти инвестиции?

С.Д.: Вопрос эффективности инвестиций в государственные компании — извечный
вопрос. Все зависит от качества менеджмента холдингов, той свободы управления,
которую им предоставят, а также прозрачности и логичности содержания проводимой
государственной политики в этих областях экономической деятельности. Более предметно
об эффективности данных начинаний можно будет судить только через пять — семь
лет.

— Прогноз цены на нефть в новом бюджете — $50 за баррель. Это правильная
оценка? Что она означает для отечественной экономики?

И.С.: Если основываться на фактической ценовой динамике и последних прогнозах
ведущих зарубежных организаций, цена нефти «Юралс» может составить $58 за баррель
в 2007 году и $55 в 2008 году. Прогноз цены «Юралс» на 2009—2010 годы также
может быть повышен, однако при консервативном подходе принятые значения представляются
приемлемыми.
Для российской экономики такие цены означают сохранение комфортных условий существования
благодаря значительному притоку валюты в страну по счету текущих операций, что
дает также достаточный объем средств для реализации масштабных инвестиционных
проектов в различных отраслях экономики.

— В 2010 году в бюджете не намечено профицита, которым ранее гордились в
Минфине. Как вы относитесь к этому факту?

И.С.: Во-первых, запланированное достижение уже к 2009 году сбалансированного
бюджета является следствием ожидания снижения мировых цен на нефть и газ, замедления
роста добычи и экспорта углеводородов и укрепления рубля к доллару, в результате
чего должно произойти более чем двукратное снижение соотношения нефтегазовых
доходов федерального бюджета к ВВП: с 10,9% в 2006 году до 5,2% в 2010 году.
Данное сокращение нефтегазовых поступлений не будет соответствующим образом
компенсировано ростом структурных доходов, и как итог — сокращение всех доходов
бюджета на 5,5 процентных пункта ВВП к 2010 году по сравнению с уровнем 2006
года. На фоне стабилизации расходов по уровню 2007 года (чуть выше 18% к ВВП)
это должно привести к резкому сокращению профицита до нуля.
С.Д.: Однако, на наш взгляд, принимая во внимание существующую семилетную
динамику роста профицита бюджета и объективные данные по замедлению темпов экспорта
углеводородов и усилению рубля, имевшие место в 2006 году, сокращение профицита
с 7,5% ВВП в 2006 году до 0,2% ВВП в 2008-м выглядит все-таки маловероятным.
Очевидно, что большее сомнение вызывает динамика доходной части бюджета, но
здесь уже встает вопрос достоверности показателей прогноза социально-экономического
развития РФ, подготовленного Минэкономразвития России.
Во-вторых, если быть точным, Минфин гордился не самим фактом наличия профицита,
а тем, что сумел стерилизовать избыточную валютную массу и предот­вратить ее
инфляционное давление на рубль. Как известно, сокращение темпов инфляции на
протяжении последних нескольких лет считалось одной из приоритетных задач экономической
политики России.
В других обстоятельствах наличие столь существенного профицита (его максимум
был достигнут в 2006 году — 7,5% ВВП при величине расходов 16,1% ВВП) скорее
не гордость, а подтверждение неэффективности государственного регулирования
экономики, поскольку свидетельствует о неспособности государства эффективно
распределить аккумулируемые в бюджете средства. В этом случае государство должно
либо резко увеличивать расходы, либо сокращать доходы (особенно налоговые).

Сбалансированный бюджет, по нашему мнению, является наиболее оптимальным вариантом
проведения бюджетной политики, так как при этом все расходы будут профинансированы,
а к эффективности их использования подходят более ответственно, чем когда наблюдается
избыток средств.