Кандидатский минимум


Александр ВЫСОЦКИЙ,
политический обозреватель

Кого Владимир Путин выберет себе в преемники? Сегодня никто не может дать даже минимально внятного ответа на этот вопрос.

Конечно, уже давно известны два фаворита «гонки преемников».
О шансах первых вице-премьеров Сергея Иванова и Дмитрия Медведева занять президентское кресло не рассуждал только ленивый. По сути, многие сводили весь вопрос к формулировке «который из этих двух?».
Такое упрощенное представление о возможностях Владимира Путина выбрать себе «сменщика» несколько искажало дей­ствительность. Масла в огонь пересудов подлили слова помощника президента РФ
Игоря Шувалова, сказанные им во время поездки в США. «В скором времени вы узнаете еще об одной фигуре», —
заявил он, выступая 14 июня в вашингтонском политологическом Центре стратегических и международных исследований.
Рассказывая зарубежной аудитории о внутриполитической ситуации в России, Шувалов констатировал, что наиболее вероятными кандидатами в преемники считаются «два активных человека, которые работают первыми заместителями премьер-министра с разными обязанностями и очень либеральны во взглядах». По его словам, у каждого из них есть шансы на победу, но при этом может появиться еще один кандидат.

Темная лошадка

Кого же имел в виду помощник президента? Очевидно, что никого конкретно. Вряд ли Игорь Шувалов именно тот человек, которому досконально известны все планы Владимира Путина. Просто потому, что таких людей нет в принципе. Однако и брошенными на ветер его слова не являются.
До президентских выборов остается все меньше времени. Очевидно, что откладывать свой выбор до марта 2008 года Владимир Путин не будет. По всей видимости, нам стоит ждать окончательного решения где-нибудь в канун Нового года.
В ожидании этого события сложно пересилить искушение поиграть в догадки. Именно этим, по существу, и занимается сегодня значительная часть заинтересованной общественности. Кого же нам предлагают?

Сергей Иванов

Первый вице-премьер Правительства РФ. Имидж Сергея Иванова нельзя назвать стопроцентно положительным. В немалой степени это связано с его деятельностью на посту министра обороны. Несмотря на некоторые изменения в лучшую сторону, Иванов не смог решить главных проблем российской армии. Коррупция и воровство в Вооруженных силах за время его работы не только не уменьшились, но, судя по имеющимся данным, даже возросли. Ситуация с дедовщиной также далека от совершенства, да и трагедии наподобие той, что произошла с рядовым Сычевым, естественно, не оказали положительного влияния на образ первого вице-премьера.
Но, конечно, ничто не в состоянии помешать Сергею Иванову выиграть выборы, если его поддержит Владимир Путин. То же самое, кстати, относится и ко всем остальным кандидатам в преемники.

Дмитрий Медведев

Первый вице-премьер Правительства РФ. В глазах избирателей личность Медведева неразрывно связана с национальными проектами, за реализацию которых он отвечает. В свое время довольно многие политологи непосредственно увязывали достижения Медведева на этом поприще с перспективами его выдвижения в преемники. С одной стороны, это и правда могло бы стать неплохим трамплином для кандидата в президенты. Но с другой — пока еще сложно говорить о результатах нац­проектов, часть из которых воспринимается россиянами как минимум неоднозначно. Достаточно вспомнить о проблемах с лекарственным обеспечением, о росте цен на жилье. Эти факты негативно сказались на рейтингах Дмитрия Медведева.

Сергей Нарышкин

Заместитель председателя Правитель­ства РФ. Не самый, пожалуй, «засвеченный» человек в руководстве страны, Сергей Нарышкин, тем не менее, регулярно попадает в шорт-листы возможных преемников. С чем это связано? В первую очередь с тем, что в ходе последних преобразований в правительстве Нарышкин занял довольно заметный пост заместителя Фрадкова, и наряду с тем доверием, которое и раньше оказывал ему президент, такое назначение вроде бы делает его шансы на преемничество не только теоретическими. С другой стороны, россиянам Нарышкин мог запомниться лишь как многолетний руководитель знаменитой в свое время административной реформы, провалившейся, как известно. Так что и эту кандидатуру бесспорной не назовешь.

Владимир Якунин

Президент ОАО «Российские железные дороги». Забавно, но кандидатуру Владимира Якунина всерьез начали рассматривать после того, как на одной из пасхальных служб он стоял ближе всех к Путину. Справедливости ради надо сказать, что не одно это делает личность Якунина интересной с точки зрения шансов на президентство. Возглавив ОАО «РЖД», он добился вполне реальных успехов, обеспечив динамичное развитие компании, неуклонный рост ее показателей. К тому же Путин и Якунин много лет знают друг друга лично, что также играет свою роль.

Дмитрий Козак

Полномочный представитель президента в Южном федеральном округе. Отправка Дмитрия Козака на этот тяжелый участок работы многими воспринималась как испытание на годность в преемники. Действительно, южные области России, в том числе Северный Кавказ, лакомым кусочком для назначенца из Москвы не назовешь. Безусловно, Козаку принадлежит часть заслуг в общей стабилизации обстановки на юге страны, хотя и тут далеко не все так гладко. Существующие проблемы в Чечне, связанные как с коррупцией, так и с продолжающимися похищениями людей и другой террористическо-подрывной деятельностью, не позволяют говорить об окончательном успехе федеральных властей и лично Дмитрия Козака.

Другие кандидаты

Список предполагаемых кандидатов перечисленными именами отнюдь не исчерпывается. Стоило Владимиру Путину обмолвиться, что президентом мог бы стать, например, губернатор, как немедленно поползли слухи о карьерных перспективах Валентины Матвиенко и даже Юрия Лужкова. И неважно, что Путин говорил совсем о другом, а именно о возможности увеличения срока президентских полномочий.
Вообще, президента можно отчасти пожалеть. Ведь любые его слова, даже самые невинные, воспринимаются журналистской, да и не только журналистской, братией как руководство к действию.Так, на саммите «восьмерки» в Германии Владимира Владимировича спросили, не собирается ли он вернуться на свой нынешний пост после 2008 года. Путин ответил, что «Конституция этого не запрещает».
И тут же все заговорили о варианте назначения временщика наподобие Симеона Бикбулатовича из эпохи Ивана Грозного. Наверное, не нужно настолько уж серьезно воспринимать каждое междометие, даже если оно слетело с президентских уст.
Возвращаясь к «преемническому прейс­куранту», для очистки совести назовем оставшиеся, совсем уж экзотические кандидатуры, чьи имена, тем не менее, время от времени упоминаются в прессе.
Председатель Правительства РФ Михаил Фрадков. Его назначение премьер-министром стало одной из главных политических сенсаций в России. Назначение преемником вызовет едва ли не больший резонанс.
Полномочный представитель президента РФ в Приволжском федеральном округе, член Совета безопасности РФ Александр Коновалов. В 2008 году Коновалову исполняется 40 лет, и выбор его в качестве преемника был бы, наверное, не самым плохим подарком к юбилею. Хотя и очень маловероятным.
Глава Администрации президента РФ Сергей Собянин. Факт назначения Собянина на ключевой для нашей страны пост главы президентской администрации — это един­ственное, что может хоть сколько-нибудь оправдать такое предположение.
Председатель Государственной думы Борис Грызлов и председатель Совета Федерации Сергей Миронов. Лидеры двух партий власти априори должны восприниматься как кандидаты в преемники. Тем не менее их заслуги пока что выглядят недостаточными.
Совсем невероятными кажутся варианты прихода к власти кого-нибудь из тройки Рогозин — Нарочницкая — Шойгу. Оставим эти версии на совести их авторов.
Незаслуженным представляется исключение из списка преемников заместителя председателя Правительства РФ Александра Жукова, а также министров Сергея Лаврова, Германа Грефа и Алексея Кудрина. В конце концов, чем их шансы хуже рогозинских?
Но весь фокус в том, что какие бы кандидатуры сегодня ни назывались, практически наверняка это будут догадки из серии «пальцем в небо». За все годы пребывания Путина у власти никому не удалось предсказать хотя бы одно его существенное кадровое решение.
Достаточно вспомнить историю с назначением Михаила Фрадкова на пост председателя Правительства России. Уму непостижимо, сколько тогда высказывалось различных предположений. Фигурировали там и Иванов с Медведевым, и Козак, и Матвиенко, и еще масса других известных людей. Про Михаила Фрадкова страна, в сущности, узнала лишь в момент его официального выдвижения на утверждение Государственной думой.
Та же история повторялась из раза в раз. Анатолий Сердюков был неожиданно назначен на пост министра обороны, Сергей Лавров в свое время — на пост министра иностранных дел. Все ждали отставки Германа Грефа и Михаила Зурабова — оба и сейчас на своих постах.
Конечно, назначение премьер-министра или министра и выборы президента явно не одно и то же. Вряд ли Владимир Путин так же, как и в случае с Фрадковым, представит на суд общественности дотоле абсолютно неизвестную фигуру. Хотя и этого нельзя полностью исключать.
Памятуя о том, каков был путь к президентству самого Путина, многие решили, что и на этот раз «помазанный на президентство» преемник накануне выборов займет кресло премьер-министра. Но, судя по всему, и такое предположение верным не назовешь. Во-первых, пример Иванова и Медведева показывает, что вовсе не обязательно находиться в должности председателя правительства, для того чтобы к вам было приковано необходимое внимание СМИ и общественности. Во-вторых, Путину действительно достаточно лишь намекнуть на человека, пользующегося его доверием, и за этого счастливчика проголосует большинство избирателей. Так что Михаил Фрадков, по-видимому, имеет все шансы доработать на своем посту до марта следующего года и в соответствии с законом уйти в отставку уже после выборов.
Конечно, нынешняя ситуация с избранием президента не может не настораживать. Тот факт, что все зависит от выбора одного человека, прежде всего показывает реальное состояние демократии в нашей стране. Цена ошибки в таком случае чрезвычайно велика.