Виктор КЛЫША: наши агрокурорты — модель здорового образа жизни

Беседу вел Александр Полянский

Генеральный директор специализирующейся в сфере экологического агротуризма Большой земельной компании (БЗК) Виктор Степанович Клыша считает, что для формирования физически и социально здорового поколения нужно прежде всего развитие человека в естественной для него среде. Именно это — главная идея создаваемых им по всей России агротуристических комплексов.
Инновационная модель агротуризма, которую предлагает Клыша, по его мнению, способна не только преобразить туристическую отрасль, но и запустить процесс формирования здорового поколения, что стремится сделать правительство с помощью приоритетных национальных проектов.

Виктор Степанович Клыша родился 24 февраля 1955 года в селе Степное Ставропольского края. С 1975 года учился в Кабардино-Балкарском государственном университете по специальности «Автоматизация и механизация сельского хозяйства», но основные профессиональные и управленческие навыки получил позже, постоянно занимаясь самообразованием.
В начале 80-х годов переехал в г. Кропоткин Краснодарского края, где в частном порядке занялся выращиванием овощей и цветов. На протяжении восьми лет снабжал собственной продукцией Ростов-на-Дону и Таганрог.
В 1989 году, сформировав начальный капитал, Виктор Клыша переехал в Калужскую область и занялся производством трикотажа. Тогда же для строительства нового корпуса фабрики и дома для рабочих была создана отдельная строительная компания. Так начал развиваться его строительный бизнес, который по-степенно переместился в Москву, где компания начала возводить элитные жилые комплексы и административные здания.
В 2004 году была основана Большая земельная компания, специализирующаяся на продаже крупных земельных участков. Сегодня основной проект компании — создание первого в России международного агротуристического комплекса в 90 км от Москвы в экологически чистом районе Калужской области.

— Виктор Степанович, почему курорты БЗК «ЭКО-Планета» и «ЭКО-Мир» создаются в Калужской области, а не в Московской или какой-то другой?
— Давайте зададимся вопросом: какие параметры наиболее важны для тех, кому нужен полноценный загородный дом, то есть дом для отдыха, для проведения времени с семьей; с большой территорией для релаксации, а не коттедж на шести сотках в тесно застроенном поселке, как на Рублевке?
Согласно исследованиям предпочтений потенциальных покупателей и арендаторов загородных домов, эти параметры — экология; видеоэкология, то есть визуальный ряд, который открывается из окна; достоинства, свойства места: климатические особенности, инфраструктура отдыха, «цена вопроса»; наконец, транспортная доступность, ведь для делового человека время — деньги. По совокупности этих условий определяется привлекательность курорта.
Во многих районах севера, например, прекрасная экология. Кстати, в Архангельской области есть отличный агротуристический курорт, который войдет в Национальную ассоциацию агротуризма России, создаваемую Большой земельной компанией и Советом предпринимателей при мэре и Правительстве Москвы. Но понятно, что это довольно далеко и климатические условия не такие, как в средней полосе.
Австралия или Таити очень привлекательны по своим климатическим условиям и инфраструктуре. В общем-то приемлемы по стоимости, но находятся на большом от нас удалении. И потому с детьми в большинстве своем деловые люди предпочитают отдыхать в Анталии.

— Многие имеют дом за границей — в той же Анталии или Испании.
— Да, но туда вечером буднего дня не поедешь. К тому же там опять-таки не полноценный загородный комплекс для отдыха, а очень часто просто коттедж и небольшой участок, как на Рублевке, только у моря. Настоящего имения у большинства деловых людей там нет.
Остается территория в менее чем двухчасовой доступности вокруг Москвы. Потому что, как показывают исследования, интерес к домам, расположенным на большем удалении, резко падает: где-то после 1 ч 50 мин пути динамика поездок за город существенно снижается.
Мы проанализировали экологическую ситуацию в Подмосковье. Некоторые районы являются неблагоприятной зоной. Избыток вредных выбросов, минеральных удобрений. Не открою секрета, если скажу, что ближайшее Подмосковье — зона, насыщенная промышленными предприятиями, работающими по устаревшим, неэкологичным технологиям; зона интенсивного, из-за близости колоссального рынка сбыта, земледелия, вследствие чего долгие годы на подмосковных полях применялись пестициды и гербициды. На картах, составленных областными и федеральными экологическими ведомствами, все это наглядно видно. Некоторые районы окрашены на них в тревожные цвета.
Важнейший экологический индикатор, по мнению специалистов, — поголовье косули. Косуля — чрезвычайно чувствительное животное, которое уходит из тех районов, где загрязняется воздух, вода, почва. В Московской области отмечено сокращение ее поголовья, правда, есть места, где оно сохранилось и не сокращается.
Наконец, нужно учитывать розу ветров, которая разносит вредные выбросы из столичного мегаполиса на десятки километров. По данным Гидрометцентра, с северо-запада на юго-запад москов-ский смог распространяется на 75 км!

— С Московской областью понятно. Но почему, например, не Тверская или Рязанская?
— В Тверской области тоже есть интересный агротуристический курорт с прекрасной экологией, который сможет войти в создаваемую Ассоциацию агротуризма России. Этот курорт активно развивается, но он несколько иного профиля. Он просто помещает туриста в настоящую русскую сельскую среду. Там не предполагается строительства имений и загородных домов. К тому же доступность его ограничена ситуацией на Ленинградском шоссе. С Рязанской областью положение в плане доступности получше.
Но самый оптимальный вариант — курорт, расположенный по реконструируемому скоростному Киевскому шоссе, то есть в Калужской области. После реконструкции там будет по пять полос в одну сторону!
Это чистейший в плане экологии район. Дыхательные пути, кожные покровы там «отдыхают», быстро восстанавливаются после нашей московской экологии. Ведь сотни тысяч тонн смога в виде взвеси парят над столицей.

У меня квартира на Ленинском проспекте — стоит мне оставить машину на стоянке на проспекте, она к утру вся черная!
Восстанавливается и нервная система, возвращается душевное равновесие: великолепные леса, поля, реки, пруды, рыбы, птицы на курорте «ЭКО-Планета» радуют глаз. По сравнению опять-таки со столицей, где видеоэкология просто удручающая: «коробки», углы, техногенные конструкции… Это провоцирует агрессию, многочисленные стрессы. Толпы, очень тесная застройка, отсутствие личного пространства — вот с чем мы сталкиваемся сегодня в Москве. И кстати, на Рублевке и во многих других подмосковных дачных поселках тоже — территория очень маленькая, уединения никакого.
Но мы рождены для того, чтобы существовать в природной среде, нам нужно довольно большое жизненное пространство. Тигр в зоопарке и тигр в природной среде — совсем разные, согласитесь, звери. Так же и люди.
Мы не роботы, чтобы нам хорошо жилось в московских «коробках». Из нашей генетической памяти еще не стерся быт прошлых поколений: жизнь в имениях, деревнях, городах с совершенно другой, естественной, окружающей средой; езда на лошадях, в повозках, в каретах, а не на автомобилях…
Понятно, из Москвы, других крупных городов мы не можем уехать насовсем — здесь бизнес, деньги, которые мы зарабатываем, чтобы жить. Но двух недель отпуска недостаточно, чтобы привести себя в чувство, вернуть тонус своему организму, нормально пообщаться с семьей!
И потому, чтобы достичь гармонии, нужно вечером возвращаться в нормальный загородный дом, расположенный в природной среде. Чтобы все московские проблемы вас оставляли, оставались в столице, а не компенсировались скандалами с соседями по дачам.
Когда я с инвесторами впервые приехал в наш еще только проектировавшийся комплекс «ЭКО-Планета», они были поражены: это, говорили они, Швейцария. Речка, нетронутый лес, чистейший воздух. То, за чем едут в какой-нибудь уединенный щвейцарский кантон…

— …или в башкирские леса, например.
— Да, или в башкирские леса, на Байкал, на север России… Чистый воздух, первозданная природа, ягоды, грибы… Сады с чистейшими фруктами, грядки с овощами — без нитратов, без генетической модификации. Коровы, козы, кони, куры, гуси, цесарки — все в естественной среде обитания, а не в грязных колхозных загонах или птичниках.
Продукты производятся на месте, они все экологически не просто чистые, а чистейшие. Не то что продукты, которые мы покупаем в Москве. Минеральных удобрений и средств защиты растений мы не применяем категорически — колорадских жуков на картофеле клюют цесарки. Столичные же продукты, зачастую генетически модифицированные, могут храниться месяцами. Это уже пластик какой-то, а не белок или углеводы!
Рядом с курортом находится Тарус­ский заповедник — 40 тыс. га, правительственное охотхозяйство. Наш экологический агротуристический комплекс «ЭКО-Планета» по площади — 1,2 тыс. га. Это пять ВДНХ.

— Ничего себе!
— Да, очень большая территория. Она включает территории больших частных имений и комплекса национальных деревень. Там будут русская, немецкая, английская деревни, многие другие.
В каждой деревне есть хозяин, который ее развивает и ей управляет, рабочие, которые обслуживают эту деревню: варят пиво, выращивают фрукты, овощи, ягоды, зелень, ухаживают за животными, готовят, убирают… И туристы, которые живут в отдельных домах, различающихся по стоимости — от $50 до $350 в день. Можно арендовать дом на месяц, на лето, на год. Можно вообще выкупить его. Учитывая, что дома на земельных участках постоянно дорожают, это очень хорошее вложение.
В любом случае вы получаете право сдать этот дом, когда там не живете, или в какие-то месяцы обменяться с теми людьми из отдаленных районов страны, кто хочет отдохнуть в более или менее мягком климате дальнего Подмосковья, а самим отправиться, скажем, на Иртыш. По мере развития нашей сети курортов в стране мы будем с помощью специальной базы данных предоставлять такую услугу. Есть предложения о строительстве подобных нашему агрокурортов и из дальнего зарубежья, например из Флориды. Постепенно мы планируем выйти и на зарубежный рынок и начать такие обмены в мировом масштабе.
А сейчас можно в рамках наших курортов пожить сначала в одной национальной деревне, потом в другой…
Проживание в доме на нашем курорте недешево, но это гораздо выгоднее, чем подмосковная дача, — и по экологии, и по обустроенности, привлекательности территории, и по уровню сервиса.
К тому же на дачу везут все старое, по-скольку боятся, и не без основания, что украдут. Здесь бояться нечего — курорт работает круглогодично.
Фрукты, овощи, малина, клубника, зелень, молоко прямо из-под коровы или из-под козы, свежайшее мясо — все это олл инклюзив. Излишки продукции будут продаваться в специальном торговом центре — для тех, кто хочет взять с собой все домашнее в Москву. Хозяевам деревень очень выгодно. Им не надо везти ягоды, фрукты, мясо, молоко в столицу: рынок приехал к ним сам.
Между национальными деревнями возникнет конкуренция: если, скажем, в одном ресторане лучше готовят, то там будет больше посетителей.

— Но может быть, просто соответствующая кухня окажется более модной?
— Но даже самую модную — японскую — кухню каждый день есть не будешь. К тому же у других деревень всегда есть возможность компенсировать моду на ту или иную кухню другими развлечениями. На курорте будут, например, представлены все бани мира: финская, японская, русская, турецкая; все или почти все национальные виды массажа, который делают настоящие специалисты.
А если вы захотите отметить на курорте свой день рождения, то это будет гораздо интереснее и привлекательнее для ваших гостей, чем в любой «Рэдиссон Славянской». Посидели в этническом ресторане, потом пошли в баню, на рыбалку, покатались на конях. Утром поиграли в гольф…
При курорте работает гольф-клуб, признанный российскими и зарубежными профессионалами этого вида спорта. Знаменитые гольфисты Тайгер Вудс и Грейг Норман, ставшие миллионерами, вышли, как вы знаете, из простых деревенских семей. Гольф показывает, что дорога к процветанию открыта всем — это очень важно для воспитания детей, которые могут, как и взрослые, научиться играть в эту игру с помощью умелых инструкторов.
В рамках курорта существует развитая инфраструктура: конно-спортивный клуб, который организует как занятия конным спортом, так и конные прогулки. Можно заказать лошадей, покататься у пруда… Создано крупное прудово-рыбное хозяйство, есть рекреационная зона с большим пляжем, медицинский центр — хорошо оснащенная амбулатория, образовательный комплекс, включающий школу и детский сад.

— Фактически курорт объединяет достоинства загородного дома для семейного отдыха и населенного пункта со всеми благами современной цивилизации?
— Совершенно верно. Дома красивые, уютные: мансарда, комнаты, ванна, туалет. Ближе к верхней ценовой границе это большие двухэтажные семейные дома.
Замечу, что такой курорт — это еще и бизнес-инкубатор. Хозяева деревень с радостью выкупают земельные участки под предлагаемые национальные деревни, ведь доходность курорта на 7 га составляет от $200 тыс. до $500 тыс., если дома ближе к VIP-уровню. Но даже и $200 тыс. — уже очень хороший бизнес. К тому же это прекрасные условия для жизни семьи бизнесмена, для формирования его предпринимательской династии.
На такие доходы он сможет вырастить и воспитать не одного-двух детей, а гораздо больше. Вот вам и решение демографической проблемы. Причем качественное: рождение детей произойдет не от нищеты, а от благосостояния.
Идея построить такую деревню весьма привлекает потенциальных инвесторов. Когда мы относительно недавно проводили презентацию «ЭКО-Планеты» для посольств с участием иностранных бизнесменов, она произвела фурор. Один из немецких предпринимателей подошел ко мне и сказал: «Немецкую деревню буду делать только я. Потому что знаю, как варят настоящее деревенское немецкое пиво, как готовят настоящую немецкую еду: я сам из маленькой деревеньки в германской глубинке и родители мои до сих пор там живут».
В реализации идеи бизнес-инкубатора готовы участвовать банки — ссужать кредитные деньги. Банки вообще охотно дают деньги под недвижимость, поскольку она всегда поднимается в цене.
Мы сами создали для осуществления проектов два крупных инвестиционных фонда, любой житель России или другой страны может купить пай и быть их соучредителем. Деньгами фондов не играют на бирже — их инвестируют в проекты, которые развиваются у всех на глазах.
Так как все части курорта — имения и деревни будут со временем переданы собственникам — хозяевам имений и владельцам деревень, то инвесторы этих фондов получат, по нашим оценкам, на $100 вложений $300—500 отдачи при чрезвычайно низких инвестиционных рисках. Деньги, просто вложенные в банк, могут сгореть, а здесь они преумножатся.

— Говоря о курортах в Калужской области, Большая земельная компания, насколько я знаю, предлагает концепцию четвертого дома: первый — в Москве, второй — на Рублевке, третий — за границей и четвертый — на курорте «ЭКО-Планета»?
— Я думаю, скорее второго дома: коттеджи на Рублевке постепенно девальвируются.
…Концепция курорта постоянно развивается. Сейчас задумывается калмыцкая деревня — с жизнью в юртах, кумысом, верблюдами. Где еще ребенок сможет поиграть с маленьким верблюжонком?
Вообще для детей пребывание на таком курорте — это лучшее, что можно придумать. Ведь ребенок постоянно занят — с пользой для своего развития. Не ошивается в грязном дворе, не сидит сутками в Интернете. Он собирает ягоды, яблоки, овощи, помогает родителям и работникам национальной деревни жарить барбекю…
Мои, например, младшие дети по натуре добытчики. Они стремятся раньше всех встать, чтобы принести в дом ягоды, яблоки… Им доставляет огромное удовольствие то, что они могут принести пользу всей остальной семье.
Поэтому анимация с детьми — одно из важнейших направлений на нашем курорте. С ними и их родителями, например, высаживают деревья, детей учат ухаживать за зелеными насаждениями, учат обращаться с телятами, козлятами.
Ребенку, отдохнувшему на таком курорте, будет нравиться ухаживать за садом, он будет любить настоящих животных — не только свою московскую таксу или крысу. Он построит себе в будущем большой хороший дом, вырастит трудолюбивых детей.
На курорте сейчас строится комплекс «Мир Волшебного Детства», его идею подсказала моя младшая восьмилетняя дочь. Мы были в Римини, в Италии. Там есть детский городок с игрушечными улочками и домами. И моя дочь говорит: «Папа, а почему бы не сделать городок не игрушечный, а настоящий, только по росту подходящий лишь для детей?» С домами в детский рост, с кафе, в которых взрослые могут войти, только согнувшись, с узкими, детскими, улочками, с детскими маленькими электрическими машинами, которые по ним ездят с детьми за рулем. По-моему, прекрасная идея, она найдет свое воплощение в этом комплексе. Там будут работать воспитательницы — студентки пединститутов, тоже невысокого роста, не больше метра пятидесяти, как старшие дети.
Подобный комплекс — не только развлечение, но и обучение: дети играют во взрослых, учатся заниматься хозяйством, водить машину по правилам дорожного движения.
Разве из детей, которые воспитываются в таких условиях, вырастут трутни, пьяницы, наркоманы? Такой ребенок учится сам создавать себе условия для жизни, быть причиной событий, происходящих в ней, а не плыть по волнам судьбы.
А отношения супругов? Они совершенно меняются на нашем курорте — становятся как у молодоженов. Ведь отдых на таком курорте прежде всего семейный. Вместе покататься на лошадях, пока дети заняты с аниматором, сходить в баню, сделать друг другу тот или иной национальный массаж, научившись предварительно у инструкторов, вечером устроить романтический ужин… Такой отдых — лучший способ вернуть первозданность чувств друг к другу.
Супруги могут заняться и каждый своим делом. Мужчина, скажем, может пойти поиграть в гольф, сходить на рыбалку. Если его жена не хочет играть в гольф или рыбачить, она может, например, посетить занятие по приготовлению английского мармелада. Там опытная хозяйка расскажет и покажет ей, как подготовить малину, смешать ее с медом, поварить это все…
С восьми до десяти часов утра у нас кормление животных, дойка коров — можно принести на завтрак бидончик молока прямо из-под коровы. Вы еще спите, а хозяйка или ее работница прямо на открытом воздухе жарят для вас блины, и этот запах разносится по всей округе, вы просыпаетесь от него… Одно удовольствие! Через неделю такого семейного отдыха происходит полная релаксация. Вы вместе со здоровым питанием, здоровым воздухом, здоровым времяпрепровождением получаете такой заряд жизненных сил, с которым не сравнятся никакие турецкие или испанские пляжи.
Подобный агротуристический курорт может работать не только летом, но и зимой. В наших планах создание зимних мастерских — гончарных, слесарных, ткацких — для производства продукции народных промыслов. Они могли бы в холодное время года работать на производство товарной продукции и реализовывать ее в столице, а также продавать во время туристического сезона. В туристический сезон дети и взрослые могли бы в рамках анимационных программ участвовать в этих народных промыслах: делать деревянные ложки, кувшины, ткать половички. Женщины с удовольствием научатся прясть — этому старинному женскому маcтерству; научатся вышивке…
Планируем развивать другие зимние направления деятельности — зимние виды спорта, например. Потому что семье с детьми, конечно, лучше отдыхать и в холодное время года на этом курорте. Чтобы ребенок не копался в желтом от смога и собачек московском снегу.
Итак, по сути, мы предлагаем не столько модель сезонного отдыха, сколько модель здорового образа жизни. С помощью которого и произойдет возрождение нации, о чем мы так много говорим!
Наш курорт — это релаксация, воспитание, занятость, новые профессии, сохранение экологии, бизнес-инкубатор… Наши западные коллеги говорят: вы придумали национальный парк для жизни людей.
Агротуристические проекты у нас в стране активно развиваются. Я уже упоминал проекты в Тверской и Архан­гельской областях. Есть еще конно-спортивный курорт в Башкирии, великолепный курорт создается сейчас в Туве. Развиваются и курорты нашей компании.
Подход БЗК — построить на основе прошлого правильного быта здоровый современный. Потому коллеги из-за рубежа и говорят: нигде такого, как у вас, нет.
Действительно, нигде нет таких масштабов агротуристических курортов, как на курортах нашей компании. Большая земельная компания намеревается в перспективе сделать мировой туристический брэнд, чтобы клиенты, получив качественный сервис на наших курортах в одной стране, приезжая в другую, тоже отдавали предпочтение курортам БЗК.
Мне кажется, наш инновационный подход к агротуристическому бизнесу — один из путей вывода туристической индустрии из определенного застоя, в котором она оказалась в последние годы. Туризм в мировой экономике составляет порядка 10%. Инвестиции в турбизнес в мире — свыше $1 трлн, в данной отрасли работает более 230 млн человек — это две наши страны.
При этом спрос на туристические услуги составляет $6,5 трлн в год, а предложение — $2,8 трлн. Разница $3,7 трлн — это дефицит предложения туруслуг. То есть потребитель говорит: я готов покупать услуги, но предложите мне то, что меня заинтересует. А предлагают все одно и то же.
Агротуризм — относительно новое направление туризма, он интенсивно развивается. Лидер этой сферы — Италия. Около 2 млн человек посетили агротуристические курорты Италии в 2006 году. Причем динамика очень высокая: в 1981 году — 550 тыс. чело-век, в 1991-м — 860 тыс., а в прошлом году — уже почти 2 млн! Доход, полученный агротуристическими компаниями этой страны, составляет порядка $450 млн. В сфере агротуризма работают 300 тыс. человек.
Испания находится на втором месте: 1,3 млн человек посетили ее агро-курорты в 2006 году, был получен доход более $300 млн, в отрасли 100 тыс. работающих. На третьем месте идет маленькая Бельгия, где нет теплого моря, как в Италии и Испании. Но при этом 800 тыс. туристов посетили ее агрокурорты в 2006 году, получен доход более $200 млн.
Почему Россия с ее тысячелетней историей, культурой, бытом тоже не может стать лидером в этой сфере?
Я уверен, что наша страна при ее многообразии природы и ландшафтов, культуры может сделать туризм одной из ключевых отраслей и получать доход, сопоставимый с доходом от экспорта углеводородов. Многие экономисты, на мой взгляд, верно говорят: наша индустрия сервиса с ее инновационными идеями еще сделает фурор и в самой России, и в мире.
Большой стимул агротуристические курорты дадут сельскому хозяйству.
В советское время, как вы знаете, значительную часть сельхозпродукции — по некоторым видам до трети — давали подсобные хозяйства, даже при том что их всячески ограничивали. Для того чтобы отрегулировать законодательно особый статус агротуристических курортов — одновременно экологотуристических комплексов и комплексов сельскохозяй-ственного производства, необходимы по-правки в федеральное законодательство.
В этом нас поддерживают Совет предпринимателей при мэре и Правительстве Москвы, многие депутаты Мосгордумы и Государственной думы. Многие считают также целесообразным включение развития агротуризма на основе нашей модели отдельной строкой в ФЦП по туризму или даже создание отдельной федеральной целевой программы. Мне кажется, это было бы позитивное решение, которое позволило бы превратить агротуристическую сферу в один из локомотивов экономического роста.