Зрелища вместо пенсий


текст | Владимир ДЕРНОВОЙ
экономический обозреватель

Пенсионный апокалипсис может случиться уже в ближайшие годы.

С начала года не стихают баталии вокруг пенсионной реформы.
И не случайно. Выяснилось, что дефицит средств Пенсионного фонда достиг 88 млрд руб. Пока дефицит небольшой. Но к 2015 году он составит 2% ВВП, а к 2020-му может превысить и 3%. Некоторые политики тут же заявили о провале пенсионной реформы. Но, как показал Остап Бендер, даже на организации осмотра «Провала» можно хорошо заработать или по крайней мере нажить политический капитал, особенно накануне выборов президента.

Возможно, именно поэтому Прави-тельство РФ так поспешно намерено «замуровать» эту финансовую дыру. Определяются источники погашения дефицита. Речь идет о создании на базе Стабфонда Резервного фонда, который задействуют для покрытия дефицита. Кроме того, предполагается подвигнуть граждан к добровольным пенсионным накоплениям.

Но если сегодня начать отчисления на дополнительную пенсию, то совершенно непонятно, в каком размере, а также какой будет доход. Вопрос для тех, кому нет 40, не праздный. По оценкам экспертов, соотношение средней пенсии и средней зарплаты будет уменьшаться не в пользу пенсионных выплат. Уже через восемь лет этот показатель составит 18%, а в дальнейшем окажется еще меньше.

«Сегодня пенсионная формула скроена таким образом, что за счет нее не удастся заработать достойной пенсии», —
считает советник Аналитического управления аппарата Совета Федерации профессор, доктор экономических наук Валентин Роик. Как известно, обязательная пенсия формируется из трех частей: базовой (6% отчислений), страховой (14%) и накопительной (4%). Однако через несколько лет, предупреждают эксперты, пропорция станет иной: 12% отчислений будет идти на страховую часть пенсии, 6% — на накопительную.

Через 15 лет, по прогнозам аналитиков, средняя зарплата составит
50 700 руб., а средняя пенсия — 12% от этой суммы. Для заработной платы выше средней коэффициент замещения будет и того меньше — 6—8%. Получается, что, как бы вы ни старались увеличить размер своей пенсии, темпы роста зарплаты все равно обгонят покупательную способность пенсии. Таким образом, пенсионные накопления обесцениваются. И сегодняшние вложения в пенсию уже через 20—30 лет
будут только на 20—30% соответствовать тому, что вложено ранее с позиции покупательной способности пенсии.

Хотя министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов уже неоднократно заверял, что накопительная пенсионная система в России сохранится и будущие пенсионеры получат свои деньги в полном объеме.
«Я не предлагаю ликвидировать накопительную пенсионную систему», — сказал Зурабов. Так называемым молчунам — тем, кто не принял решение о переводе своих накоплений в частные управляющие компании или негосударственные пенсионные фонды, предлагается перераспределить эти накопления в страховую часть пенсии, с тем чтобы они не обесценивались. До того момента, как гражданин осознает, что он готов взять на себя ответственность за инвестирование, государство обязуется индексировать накопления на уровне не ниже инфляции, отметил министр.

План министерства

Согласно мерам по реформированию пенсионной системы Минздрав-соцразвития России собирается с 2008 года направлять часть накопительных взносов граждан, не определившихся с вопросом об управлении накопительной доли своей пенсии, на выплату текущих пенсий. А таких 95%. Они не перевели свои пенсионные средства из государственной управляющей компании —
Внешэкономбанка, и на счетах образовалась огромная сумма — свыше
260 млрд руб. В то же время в прошлом году доходность ВЭБа была существенно ниже инфляции (5,6 против 9%).
И огромные пенсионные средства лежат мертвым грузом на счетах и обесцениваются. Вот так «эффективно» государство управляет капиталами граждан.
Эта тактика чем-то напоминает деятельность строителей финансовых пира-
мид — заманить и бросить. Но, может, кто-то из чиновников поплатился должностью? Нет, все на местах и продолжают старательно «работать». Только в чьих интересах?

Теперь Минздравсоцразвития предлагает гражданам сохранить свои средства путем перераспределения накопительной части пенсии в пользу страховой, которая ежегодно индексируется государством на уровне не ниже инфляции. При этом можно направлять свои накопления в частные управляющие компании или негосударственные пенсионные фонды. Можно, но суть реформы, о которой так много говорили чиновники начиная с 2002 года, в постепенном переходе от распределительной к накопительной пенсионной системе.

Плохо пахнет

Как считает глава Федеральной службы по финансовым рынкам Олег Вьюгин, новая инициатива Минздравсоцразвития «плохо пахнет». Государство «не имеет права объявлять крупные реформы, а потом сворачивать их». А ведь речь, подчеркнул он, идет о живых людях.

И научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин считает эту идею Минздравсоцразвития провокацией, так как она ведет фактически к возврату в советские времена. Кроме того, если перебросить средства накопительной части на выплату пенсионерам сегодня, «дефицит бюджета Пенсионного фонда не уйдет, а через один-два года будет еще
больше».

Между тем председатель думского Комитета по труду и социальной политике Андрей Исаев настроен оптимистично. На его взгляд, пенсионная реформа дала определенный результат. Она не зашла в тупик, а лишь находится в кризисе. Свою роковую роль сыграло введение единого социального налога и затем его снижение. Исаев и возглавляемый им комитет задолго до этого предупреждали правительство и депутатов, что в Пенсионном фонде возникнет дефицит. Но их никто не услышал.
И хотя сейчас дефицит еще небольшой, он лишает государство возможности значительно повышать пенсии.

Сергей Миронов, председатель Совета Федерации, предложил свои антикризисные меры. По его мнению, необходимо восстановить в стаже для расчета трудовых пенсий по периодам до 1 января 2002 года так называемые нестраховые периоды (периоды учебы, ухода за ребенком и т. д.), привязать индексацию пенсии к росту средней заработной платы, повысить коэффициент отношения индивидуальной заработной платы к средней по стране
с 1,2 до 2,0. Расходы на этот пакет законопроектов составляют около 300 млрд руб. При этом, чтобы поднять соотношение средней пенсии к среднему заработку до 40%, финансирование трудовых пенсий должно быть увеличено на 650—700 млрд руб. Инициатива, как говорится, на злобу дня. Дело за малым — найти средства. Иначе вместо защиты интересов граждан — это лишь голый популизм.

Своя точка зрения на пенсионную реформу у Евгения Гонтмахера, научного руководителя Центра социальных исследований и инноваций, одного из тех, кто активно участвовал в подготовке пенсионной реформы. По его словам, основная проблема в том, что в России неуклонно стареет население. Если еще 20—30 лет назад на каждого пенсионера приходилось три-четыре работающих, то сейчас это соотноше-
ние — 1:1,7. И оно продолжает ухудшаться. Это означает, что в условиях распределительной пенсионной системы, когда пенсии выплачиваются за счет страховых взносов работающих, через
15—20 лет придется отчислять в Пен-сионный фонд не 28% от фонда оплаты труда, как сейчас, а 40—45%. Такие суммы противопоказаны для любой динамично развивающейся экономики.

Есть и другая проблема — экономическое поведение работника. Люди привыкли задумываться о пенсии только тогда, когда до нее остаются считанные годы. Они не заботятся о долгосрочном вложении своих сбережений, не пользуются современными финансовыми механизмами. А ведь в условиях развитой экономики эти деньги являются важнейшим инвестиционным ресурсом, столь дефицитным в нынешней России. Именно поэтому и введена накопительная составляющая пенсионных отчислений. Планировалось, что эти средства будут инвестироваться в различные финансовые инструменты, будут приумножаться, с тем чтобы в дальнейшем дать гражданам существенную добавку к базовой и страховой части пенсии.

На первый взгляд отличная схема, которая позволяет уменьшить зависимость пенсионной системы от демо-графического фактора и стимулировать новое экономическое поведение работника. Но на практике многое оказалось иначе.

Неожиданно небольшое число граждан выбрало для своих инвестиций частные управляющие компании. Конечно, можно объяснить подобное отсутствием информации о возможностях выбора, обвинить в этом Пенсионный фонд. Но почему государственная структура должна склонять работников к инвестированию негосударственных организаций? Где частные управляющие компании с продуманной рекламой?

В то же время негосударственным компаниям мешает участвовать в пенсионной реформе множество барьеров. Например, дискриминационное налогообложение взносов в негосударственные пенсионные фонды, слишком жесткие ограничения по набору инструментов инвестирования для частных управляющих фирм. Да и состояние нашего фондового рынка не позволяет осуществлять долгосрочные выгодные вложения пенсионных сбережений.
А вложение десятков миллиардов руб-лей в государственные ценные бумаги еще более утяжеляет внутренний госдолг и фактически, как показал ВЭБ, делает недоступными эти постоянно растущие средства для реального инвестирования экономики.

Вместе с тем, чтобы компенсировать уменьшение поступлений в Пенсионный фонд и сохранить выплаты нынешним пенсионерам, пришлось отрезать от накопительного процесса людей среднего возраста (1953—1967 годов рождения). Это значительно снизило потенциальные поступления в те же частные управляющие компании и негосударственные пенсионные фонды. И укрепило среди наиболее зрелой платежеспособной части нашего общества и без того стойкий скептицизм по отношению к государственной социальной политике.

Что делать

Можно ли поправить ситуацию? Безусловно. По мнению экспертов, прежде всего надо возобновить работу Национального совета по пенсионной реформе при президенте РФ, который не собирался уже несколько лет. Это публичная трибуна, где частные управляющие компании, негосударственные пенсионные фонды могли бы высказать свои предложения по исправлению ситуации.

Необходимо также инвестировать пенсионные накопления в действительно надежные и прибыльные инструменты. Почему, например, не использовать для данной цели акции «голубых фишек», которые контролируются государством: «Газпрома», «Роснефти» и др. Если этого недостаточно, то, может быть, стоит выйти на западные фондовые рынки.

В свою очередь президент России Владимир Путин в бюджетной стратегии так обозначил пути решения проблемы несбалансированности Пенсионного фонда и приоритеты стратегии пенсионной реформы. В ее основу должны быть положены долгосрочные расчеты сбалансированности пенсионной системы, целевые ориентиры относительно уровня коэффициента замещения и приемлемой налоговой нагрузки на фонд оплаты труда, формирование механизмов укрепления накопительной составляющей пенсионной системы, включая стимулирование добровольных пенсионных накоплений граждан. А преобразования в сфере налогообложения фонда оплаты труда должны осуществляться в увязке с реформой системы социального и пенсионного страхования.

Пока же средняя пенсия по старости составляет примерно 3100 руб.
В последние годы, по словам чиновников, наблюдается тенденция повышения пенсий. Так, в прошлом году они были проиндексированы дважды и возросли на целых 300 руб.

Как отметил председатель правления Пенсионного фонда России Геннадий Батанов, когда приезжаешь в село, где зарплата 800—1200 руб., то пенсия в 3200—3300 руб. воспринимается совсем по-другому. Не должно быть так, чтобы, работая, человек получал 1200 руб. в месяц, а не работая — 3200. Сегодня в России 44 субъекта Федерации, в которых средняя пенсия составляет около 23% от средней зарплаты, а в 15 регионах — от 40 до 60%.

И еще, пенсионная реформа уперлась в тарифную политику. Растут цены на газ, воду, тепло, электричество. Конечно, пенсии следует поднимать и с учетом роста тарифов, увеличивать коэффициент замещения среднего заработка. Словом, нечего на пенсионную систему кивать, коли экономика «кривая».

Чтобы пенсионная реформа шла успешно, надо, считает Геннадий Батанов, добиться легализации теневых зарплат, поскольку пенсионные взносы, как и прочие социальные отчисления, уплачиваются только с легальных заработков. Затем необходимо ужесточить меры против работодателей, которые задерживают или вовсе не платят пенсионные взносы. Для этого нужны поправ-ки в Административный и Уголовный кодексы. Сегодня задолженность по платежам в Пенсионный фонд составляет 60 млрд руб., а с учетом пени и штрафов — 90 млрд. С неплательщиками борются, привлекая губернаторов и прокуратуру. Ежегодно 700 тыс. исков подаются в арбитраж в отношении неплательщиков. Но ситуация меняется медленно. Может, последовать примеру Запада? Например, в Германии в принципе невозможно, чтобы работодатель задержал платеж. Вот и получается, что реформу «запрягли», а телега разваливается. Такие дороги, такие кучера. Зрелища вместо пенсий.

Надо наводить порядок и с ЕСН. Этот налог и пенсионные взносы собирает налоговая служба. Страховой платеж для нее не приоритетный, и отношение к нему соответствующее. В той же Германии собирает страховые платежи и выплачивает пенсии одна организация. И у нас так было, Пенсионный фонд занимался сбором и делал это намного эффективнее налоговиков. Но таких перемен не предвидится.
А между тем пенсионная реформа продолжается.

В этом году проектом бюджета Пенсионного фонда России предусмотрено два крупных повышения базовой части пенсии — 1 апреля и 1 октября. 1 апреля базовая пенсия увеличится на 7,5%, а 1 октября будет произведена ее индексация до уровня 1260 руб. (13,2%). Кроме того, 1 апреля запланировано повышение страховой части пенсии на 9,2%. Таким образом, пенсии в нынешнем году вырастут в среднем на 15,4%. В абсолютном выражении повышение составит 438 руб.

При этом независимые эксперты, и в частности профессор Валентин Роик, поколению 30—40-летних советуют не ограничиваться пенсионными программами. Средства стоит вкладывать и в недвижимость, поскольку она не так быстро обесценивается, а также надо стремиться дать хорошее образование своим детям.