«Женское присутствие в политике обязательно»


Записал Дмитрий Александров

20 марта в Совете Федерации по инициативе журналов «БОСС» и «БЛИКИ» прошел круглый стол «Женщины — политики и бизнесмены в современной России». В его заседании приняли участие: член Совета Федерации Галина Буслова, генеральный директор Гуманитарного издательского центра «ВЛАДОС» Ольга Бородина, генеральный директор Производственно-коммерческой фирмы «Интерсити» Нина Вахнина, старший советник президента корпорации Orange Business Services Татьяна Прохорова, президент международного детского фонда «Планета детей», президент Газпромбанка (Приднестровье) Марина Смирнова. Вопросы участницам задавали журналисты «БОССа», «БЛИКОВ», журнала «Работница», газеты «Сударушка», радио «Подмосковье». Вел заседание главный редактор журнала «БОСС» Александр Полянский.

Галина Буслова:
от проблем людей нельзя отмахиваться

Ведущий: Первым разрешите предоставить слово «хозяевам». Пожалуйста, Галина Семеновна.

Буслова: Я рада приветствовать наших гостей в стенах Совета Федерации. Считаю, что тема круглого стола очень актуальна сегодня. Президент России Владимир Владимирович Путин говорил, что активное участие женщин в политике, в жизни общества — признак цивилизованности общества. К сожалению, женщин у нас во многих сферах деятельности не очень привечают.

Я столкнулась с этим в полной мере. По первому образованию я учитель, преподавала русский язык и литературу, кандидат педагогических наук. Но меня всегда манила авиация — я захотела поступить в Ленинградскую академию гражданской авиации. Но мне сказали: «Нет, идите в Киевский институт гражданской авиации и учитесь на экономиста». «Но почему мужчинам можно учиться на управленца гражданской авиации, а мне нельзя? Чем они лучше?» —
возмущалась я. И с большим трудом, но все-таки добилась, чтобы меня приняли в академию. Я единственная женщина, окончившая в начале 90-х годов академию по этой специальности.

По распределению я попала на Дальний Восток. Это были 90-е, время приватизации. Все авиапредприятия приватизировали, мне пришлось уходить и создавать свое предприятие. Первоначальный капитал был 2 тыс. руб. моей последней зарплаты. Но я не растерялась, создала с нуля компанию и
11 лет ей руководила. А сегодня мои дети работают там: мои сыновья летчики, вся семья у нас авиационная…
Вот так я отвоевала свое место в жизни. Ну а потом была политика.

Я пришла в политику, так сказать, естественным путем — через помощь людям. Очень многие забывают, находясь на высокой государственной должности, что, как бы высоко они ни вознеслись, они в любой момент могут вновь оказаться среди простых сограждан. Если бы помнили, то гораздо лучше заботились бы об интересах этих самых простых граждан. Ведь самое главное в профессии полити-ка — каждодневно помогать людям, вникать в их проблемы и решать их.

В 1997 году меня впервые выбрали депутатом Амурского областного совета народных депутатов. На тот момент я всего несколько лет работала в этой области, но меня уже не воспринимали как человека со стороны. Потом выбирали еще и еще раз. Я стала председателем Амурского областного совета народных депутатов — вторым человеком в области, по должности — членом Совета Федерации. А потом меня выбрали представителем Амурской области в Совете Федерации. И вот я уже пять с половиной лет тружусь в качестве освобожденного члена верхней палаты парламента.

Работаю не только в интересах своей области, хотя мы палата регионов и обязаны отстаивать интересы своих субъектов Федерации. Те законы, которые я инициирую, в рассмотрении которых участвую, рассчитаны не на один субъект Федерации — на всю Россию. Такая работа получается, когда ты знаешь азы производства, знаешь, что нужно предприятиям и людям, и проводишь это по закону. И это оценивается избирателями.

В 2005 году меня выбрали «Человеком года» в Амурской области, в 2006 году тоже, причем я намного обогнала по количеству голосов большинство областных руководителей. Они никак не могут смириться с тем, что «какая-то женщина», как они меня называют, «приезжая», завоевала симпатии населения. Даже, можно сказать, ревнуют меня к избирателям. Я говорю: не надо ревности, давайте вместе работать. Мы должны, как пальцы на руке, быть заодно.

Моя задача — помощь области в
Москве. Я, например, вхожу в Комиссию Совета Федерации по бюджету:
бюджет — это самое главное для Дальневосточного региона.

Работаю в теснейшем контакте с мэрами и главами районов. Например, г. Свободный — рядом, как вы, возможно, знаете, космодром, бывший ракетодром. В городе есть единственное учреждение культуры — Дом офицеров. И его хотели отдать под комендатуру.

Я связалась с министром обороны —
тогда еще эту должность занимал Сергей Борисович Иванов, объяснила ситуацию. Сергей Борисович встал на нашу сторону: все были «построены» и Дом офицеров сохранился.

В том же Свободном расположено закрытое учреждение, специализирующееся на лечении заключенных с открытой формой туберкулеза. В нем отсутствуют очистные сооружения — все заразные продукты жизнедеятельности идут в Амур и Зею! Это при том, что на всем Дальнем Востоке проблема туберкулеза — одна из острейших. Сейчас с помощью федерального правительства, министерств пытаемся срочно решить проблему очистных сооружений.

Много менее масштабных, но не менее важных для конкретных людей дел. Обращаются одинокие пенсионеры по поводу, как им кажется, неправильного начисления пенсии: «Меня обманывают, дочка, ты должна мне помочь». Мужчины бы отмахнулись, а я не могу. Начинаем пересчитывать — чаще всего, конечно, все правильно, просто пенсии у нас, к сожалению, маленькие и люди чувствуют несправедливость этого положения, потому и
недовольны. Но нередко находим и ошибки.

Или был такой случай: инвалид войны Мишунин не мог получить свою медаль, потому что у него был перепутан номер части в военном билете. Куда только он ни обращался — награду не отдавали. И тогда я взялась за эту проблему. Начала рассуждать как хозяйственник: если человек служил, ему же должны были выделять довольствие? Эти данные, отвечают мне в Минобороны, не сохранились. Хорошо, говорю, зарплатные ведомости хранятся 75 лет, этот срок еще не прошел, не уничтожены многие другие учетные документы… Начали искать и в итоге нашли «концы» в медучреждении, где Мишунин проходил реабилитацию. В результате исправили номер части и вернули ветерану медаль.
Он плакал от радости!

От проблем людей никогда нельзя отмахиваться. Мы обязаны их решать не считаясь со временем.

Ведущий: Такое отношение, вы считаете, характерно именно для женщин-политиков?

Буслова: Мужчины-политики не смогли решить проблему ветерана, о которой я только что рассказала. Но, кстати, вручать медаль пошли именно они! (Смех в зале.)

Конечно, не только я занимаюсь проблемами социальных учреждений, стариков, инвалидов. Но, честно говоря, встречала на этом поприще преимущественно женщин. Пенсионеры, дети, сироты, опекунство — все это на нас. Все самое тяжелое достается женщинам, прежде всего социальная сфера.

Знаете, есть две профессии — врач и учитель — преимущественно женские. Врачи и учителя — самые важные люди в стране, и низкий поклон им за то, что они, несмотря ни на что, несут свою ношу. Я считаю, что их по уровню материального обеспечения, по льготам следует приравнять к министрам или хотя бы к федеральным судьям, их нужно поставить на высшую ступень в обществе. Они не должны ни в чем нуждаться.

Но при этом должны быть настоящими профессионалами. Не должно быть проблемы с переподготовкой, например, врачей: она сейчас колоссальная, в частности у нас на Дальнем Востоке. Не должно быть в этих профессиях случайных людей, потому что брак в их работе имеет колоссальную цену.

В Совете Федерации я занимаю пост первого заместителя председателя Комитета по финансовым рынкам и денежному обращению. Вы знаете, что президентом перед нами поставлена такая глобальная задача, как развитие банковской системы, прежде всего в регионах. Все отделения СБС-Агро после кризиса 1998 года позакрывались, одного Сбербанка катастрофически не хватает для обслуживания, в первую очередь сельских пенсионеров. Но помимо банковских и финансовых проблем приходится заниматься очень широким спектром вопросов: я работаю еще в пяти постоянных комиссиях верхней палаты парламента, не говоря уже о временных. И думаю, что это хорошо: чем больше разнообразных проблем ты будешь решать, тем больше ты будешь знать.

Я никогда не работала только в одном направлении — ни в политике, ни в бизнесе. Считаю, бизнес должен иметь
пять — семь направлений и при этом, конечно, одно главное направление. Моим главным направлением была
авиация, я и сейчас активно занимаюсь авиационной проблематикой.

СССР «держал» 25% мирового рынка авиатехники. Почему мы отдали эти 25%?! Нужно восстановить наше конкурентное преимущество в этой сфере, сделать авиационную промышленность одним из главных национальных приоритетов. К примеру, в легковом автомобилестроении мы никогда не лидировали, а в авиастроении всегда были одними из лучших. Так давайте восстановим наше лидерство! О том же сегодня говорит и президент. А я эту тему поднимала еще несколько лет назад.

Ведущий: В чем, на ваш взгляд, достоинства женщин-политиков?

Буслова: Я думаю, что женщины настолько пропускают все через свое сердце! Они более человечны, чем политики-мужчины. А политик в наше время должен быть политиком с человеческим лицом — это непременное условие.

Если такого лица нет, в политике ему делать нечего, ведь демократическая политика целиком связана с потребностями населения. И власть, и, кстати, бизнес должны решать проблемы населения. Социально ответственный
бизнес — это очень важно сегодня. Бизнесмены зачастую говорят: а мы платим налоги. Но этого недостаточно: нужно помогать нуждающимся.

В компании приходят люди, обращаются с просьбами, и я не думаю, что женщина-бизнесмен отмахнется от них. А мужчины часто отмахиваются. Они заняты, им некогда, а женщины всегда найдут время для нужд населения.

Ведущий: Не слишком ли мало женщин в политике?

Буслова: Конечно, мало. Но нужно понимать, что женщины женщинам рознь. Иногда, когда слишком много женщин, бывает такое, что хоть святых выноси! (Смех в зале.)

Потому важно не только количество, но и качество женской составляющей. Порой красивая, обаятельная дама говорит: я — все, а все остальные — ничто.

Когда женщины понимают друг друга, у них нет зазнайства, это создает основу для их нормальной работы в политике. Но как таких определить?

Нам в Совете Федерации очень повезло: у нас работают только женщины, которые одержимы одной мыслью —
помогать людям. Например, Валентина Александровна Петренко — из детских садов, из детских домов она не вылезает, решает столько вопросов по детям, особенно сиротам, что целым ведомствам не снилось! Валентина Александровна даже в кабинете своем очень редко бывает. Или Светлана Юрьевна Орлова, заместитель председателя нашей палаты, — женщина очень энергичная, как говорится, коня на скаку остановит.

Ведущий: Неформального общения между женщинами-сенаторами нет?

Буслова: К сожалению, нет, но мы очень часто встречаемся на заседаниях комитетов и комиссий. Я считаю, что чем больше будет в политике женщин, которые могут и хотят решать проблемы страны, проблемы населения, тем будет лучше для государства.

Нина Вахнина:
кто поддержит женщин,
если не женские организации?

Ведущий: Галина Семеновна, вы одна из немногих женщин, окончивших Академию гражданской авиации по неэкономической специальности, а Нина Александровна Вахнина — одна из немногих женщин, окончивших Академию МЧС. Пожалуйста, Нина Александровна.

Вахнина: Я с 1992 года занимаюсь производством — системами безопасности для российских железных дорог, вернее, для их подвижного состава.
В бизнес пришла просто потому, что, честно говоря, очень хотелось кушать: у меня три дочери, их надо было кормить. Положение было безвыходное. Сфера безопасности железнодорожного транспорта — область, как вы понимаете, совсем не женская. Работать приходится преимущественно с мужчинами — и «снаружи» компании, и «внутри» нее.

Постоянно сталкиваюсь с вопросом: как женщина может командовать мужчинами? Тем более роста я невысокого, габаритов не слишком внушительных. Как может заниматься такими «мужскими» темами, как в наших разработках? Тот же самый вопрос часто задают по поводу участия женщин в политике, в управлении государством: как, мол, вы можете в этом участвовать? Это серьезные вещи, «негоже лилиям прясть», как когда-то говорили.

Между тем мне кажется, что без женщин накапливается очень много проблем, которые либо неадекватно решаются, либо не решаются вообще. Очень много в стране контрафактной технической продукции, нет четкой тендерной политики. Горько видеть, как у нас решаются социальные вопросы и вопросы налоговой политики. Сегодня необходимо развитие производства, требуется поддерживать социальные программы, в том числе за счет исключения из налогооблагаемой базы помощи культуре, здравоохранению, образованию, науке. Но этого не делается.

Я постоянно бываю на Лондонском форуме, и мне, честно говоря, неприятно, когда наше правительство, политиков там критикуют. Мне неудобно за мужчин, которые работают у нас в правительстве, за их негибкость.

Женщина — начало начал. Мы даем жизнь, мы воспитываем подрастающее поколение, создаем ауру в семье. Какие же сложности возникнут у женщины в управлении? Как говорила героиня известного фильма, если ты умеешь организовать троих, количество уже не имеет значения. И в обществе мы можем, должны участвовать в решении проблем. Особенно в нынешней ситуации, когда требуется более социально ориентированный, более гуманитарный подход.

На высшем уровне государственной власти сегодня присутствует только один руководитель-женщина — Валентина Ивановна Матвиенко. Нет ни одной женщины — федерального министра, даже в таких «экологических нишах» для наших женщин-руководителей, как образование, здравоохранение, культура, социальная политика, регулирование торговли и сферы обслуживания… Всего несколько женщин занимают посты заместителей министра и глав федеральных ведомств.

Я далека от мысли, что за женщинами нужно закреплять определенные сферы и вводить квоты для занятия должностей: человек должен назначаться на тот или иной пост только исходя из деловых и профессиональных качеств. Но убеждена, что для достижения баланса в государственном управлении должны быть пропорционально представлены как женское, так и мужское начала.
Я за, так сказать, долевое участие женщин в политике, разумное выравнивание таких долей.

В СССР в исполнительных органах власти было очень-очень мало женщин, однако в представительных органах квота для них составляла 30%. Как только Советский Союз рухнул, женщин в представительных органах оказалось не более 5%! Причем максимум женского присутствия приходится на низовые, муниципальные структуры публичной власти — вроде как регио-нальная и федеральная политика не женское дело!

Однако в 1993—1995 годах благодаря активной деятельности движения «Женщины России», ее хорошему результату на думских выборах этот процент в нижней палате Федерального собрания увеличился до 15! Движение получило возможность участвовать в формировании политики и кадрового состава правительства.

То есть граждане России вовсе не отличаются таким уж неприятием «женской» политики, как принято считать. Население нашей страны сегодня, конечно, не такое продвинутое в своем отношении к женщинам-политикам, как в ведущих европейских странах, США и Канаде, но и совершенно точно не патриархальное. Социологические опросы, например опросы фонда «Общественное мнение», показывают, что подавляющее большинство населения позитивно относится и к более активному участию женщин в политике, и к тому, что они занимают высокие государственные должности. Большинство граждан страны очень высоко оценивает деятельность Валентины Ивановны Матвиенко: она имеет один из самых высоких рейтингов среди федеральных политиков.

Так что проблема не столько в общественных настроениях, сколько в том, что сейчас в России нет политических механизмов, которые позволяли бы женщине занять подобающее ей положение в политическом процессе и государственном управлении.

Американские женщины-политики добились увеличения своего представительства в несколько раз за последние десятилетия безо всяких квот — исключительно за счет своей политической активности, за счет формирования таких механизмов. По тому же пути следует пойти и нам.

Первое, что напрашивается, — формирование «женской» политической партии по аналогии, с одной стороны, с движением «Женщины России», а с другой — с Партией пенсионеров, которая несколько месяцев назад вошла в состав мегапартии «Справедливая Россия». Партия пенсионеров, как вы помните, добивалась весьма впечатляющих успехов на региональных выборах и, вполне вероятно, прошла бы семипроцентный барьер и на федеральных самостоятельно, без слияния с «Родиной» и Партией жизни.

У Партии женщин, условно назовем ее так, электоральная база была бы как минимум не меньше. Тем более если такая партия сможет составить серьезную конструктивную политическую и социально-экономическую программу, которая эту поддержку гарантировала бы.

В том, что конструктивная программа может быть составлена, у меня нет никаких сомнений: женщины как политики намного более эффективны, чем мужчины. По одной простой причине: чаще всего женщина приходит в политику не сразу, а накопив жизненный опыт, воспитав детей, пройдя горнило корпоративного управления или общественной деятельности; в государственном управлении она реализует и этот колоссальный опыт.

Впрочем, «женская» партия — это только один из возможных механизмов усиления влияния женщин на политическую систему. Может быть, более углубленный анализ покажет необходимость создания общественной организации без четкой политической доминанты. Принципиально другое: надо начать во всероссийском масштабе процесс формирования общенационального движения усиления политической и деловой активности женщин. Сегодня во многих регионах страны формируются женские организации, депутатами законодательных собраний создаются клубы женщин-политиков, уже есть ассоциации женщин-бизнесменов. Во многих, но далеко не во всех.

Такая инициатива снизу очень важна. Ведь кто поддержит женщин, как не женские ассоциации, кто «выдернет» умных и способных леди из бизнеса и общественной деятельности и приведет их в политику? Мужчины? Им это не нужно.

Учитывая процент россиян, который поддерживает участие женщин в политике, учитывая то, что «женская» политика выражает конструктивные идеи, находящие широкую поддержку в обществе, разве не вправе мы предполагать серьезные перспективы общенационального женского политического движения? Уверена, что вправе. И этот процесс очень важно начать сегодня, в преддверии выборов в парламент и избрания нового президента страны. (Аплодисменты.)

Ведущий: Нина Александровна, какие, на ваш взгляд, достоинства у женщин как у политиков?

Вахнина: Прежде всего, мне кажется, терпение, понимание, уважение. Стремление максимально правильно решить задачу, выработать наиболее эффективные пути ее решения.

Знаете, умение руководить — это талант, оно не связано с полом. Есть такая притча. Когда Господь Бог создавал землю, он из котла доставал сначала людей, потом растения, небо, солнце…
И вот на самом донышке котла осталась маленькая лужица — талант. И Бог разбрызгал его на людей — на кого капля упала, тот и стал талантливым.

Талант — это не наша собственность, это то, что мы обязаны реализовать во благо других.

Ведущий: Имеет ли возможность женщина реализовать свой талант управленца в политике, если она, как вы заметили, вынужденно приходит в политику намного позже мужчины?

Вахнина: Действительно, женщина приходит в политику в более позднем возрасте. В молодости главная цель для нее — создать семью, родить и воспитать детей, создать семейное хозяйство, чтобы обеспечить себе и супругу достойную старость.

Именно на базе семьи женщина
приобретает опыт общения, воспитания. Мужчины же от этого фактически освобождены. Они сразу идут в политику и оттачивают свое политическое мастерство на тысячах избирателей. А потом, когда дети уже выросли, начинают заниматься семьей.

Так что время играет против женщины, но профессиональные качества ее как управленца — за нее.

Марина Cмирнова:
Россия — «женская» страна

Ведущий: Нина Александровна, у вас трое дочерей, а у Марины Васильевны Смирновой трое сыновей. Но заботы о троих детях ей мало — она занимается «детской» политикой в Приднестровье, а сегодня еще и в России. Пожалуйста, Марина Васильевна.

Смирнова: Десятилетиями мы говорим, что больше женщин должно участвовать в политике, бизнесе, в принятии ключевых решений в обществе. Такие разговоры и сейчас ведутся. Этого все хотят — и мужчины тоже утверждают, что они не против. Но этого не происходит. Почему?

Думаю, совсем не потому, что мужчины на самом деле договорились не пускать женщин. Здесь проблема, мне кажется, в самих женщинах. Они слишком осторожно относятся к своему участию в политическом и экономическом процессе. Мое мнение — они должны более активно участвовать в общественных, политических процессах, в управлении страной, не бояться этого участия. Тем более что сегодня необходима более гибкая и ответственная политика —
как внутренняя, так и внешняя. А женщина-политик более гибкая и ответственная, чем мужчина.

Сегодня у стран так называемого постсоветского пространства есть огромные нерешенные проблемы, катастрофическая ситуация складывается с рождаемостью, мы находимся на грани экологических катастроф. Мы сталкиваемся и с проблемой выживания русской нации, с тем, что необходимо сохранить культурное самосознание людей. Сейчас, слава богу, гуманитарные ценности выходят на первый план.

Возникает вопрос: насколько реальна гармония мужского и женского начал в политике? Возможно ли устранить дисбаланс между ними? Ведь для достижения общественного блага должна быть гармония, а ее нет. Что парадоксально, учитывая, что Россия — «женская» страна. Мы, Приднестровье, чувствуем себя частью России, частью русской
нации — и никак иначе…

Так вот, в России исключительно сильное природное женское начало, и оно чрезвычайно востребовано сегодняшней жизнью. Есть острейшая потребность в том, чтобы женщины приходили в политику, бизнес и добавляли в них то, что отсутствует в силу природных особенностей у мужчин.

У Святой Руси женская душа, и именно она всегда была неиссякаемым источником жизненных сил нашего народа. Именно поэтому Россия могла десятки раз полностью сгорать — и потом возрождаться заново.

Вспомним историю — периоды правления наших знаменитых императриц: Екатерины I, Елизаветы, Анны Иоанновны, Екатерины II. Большую часть XVIII века Россией правили женщины. И это был — вряд ли по случайному совпадению — период великого подъема Российской империи. Наблюдался очень серьезный прирост населения, приобретались земли, был огромный прогресс в сфере культуры.

Исходя из всего этого, мне хотелось бы предложить, чтобы мы, все здесь присутствующие, стали инициаторами привлечения женщин в политику и бизнес, показали, что это все возможно и реально и насколько хорошо мы можем это делать. Чтобы те яркие, способные женщины, которые сомневаются и боятся идти в этом направлении, обрели уверенность и сделали первый шаг.

Немного расскажу о себе и о своем деле. Я по образованию экономист, банковский специалист, окончила торгово-экономический институт во Львове, начинала работать еще в перестроечный период. И достаточно быстро из рядового банковского сотрудника выросла до его руководителя. И сам Газпромбанк, начинавшийся с маленьких операционных, сегодня является вторым по величине банком в Приднестровье.

Но я хочу сказать не о банковском бизнесе. Галина Семеновна очень правильно заметила, что бизнес обязан быть социально ответственным. Особенно остро мы это чувствуем в нашей республике, где государство по объективным причинам не может нести большого бремени социальных затрат. Поэтому груз социальных забот во многом лег на бизнес. Многие наши компании понимают, что, живя в обществе, нельзя быть свободными от этого общества.

Три года назад мы инициировали проект «Планета детей». Потому что с воспитанием, развитием наших детей, особенно из малоимущих семей, наверное, самая острая проблема. Ребенок заболевает, а педиатры не проходили переподготовку по многу лет. И мы, банк, создали условия, чтобы они могли получить дополнительное образование в Москве, в Питере. Создаем также детские летние лагеря при школах. Дети целый день там, только на ночь уходят спать домой.

Ключевое направление проекта —
поддержка творческих, одаренных детей. Мы открыли по всему Приднестровью центры, напоминающие старые наши советские дома пионеров: там работают педагоги-воспитатели, преподаватели творческих дисциплин, там ребенок имеет возможность получать краски, карандаши, заниматься в творческих секциях, принимать участие в конкурсах художников, певцов, литераторов. Причем охватываем не только гуманитарно, но и технически одаренных детей — проводим олимпиады по различным дисциплинам. И сами родители зачастую благодаря нам открывают заново своих чад. У нас есть различные гранты, стипендии для одаренных детей. Сегодня «Планета детей» — это уже действительно планета, охватывающая практически всех детей Приднестровья.

Мы начали еще два проекта, связанные уже с общественной активностью молодого поколения: «Общественная инициатива» и «Молодая энергия». Благодаря им выявляются молодые лидеры, формируются молодежные общественные организации.

Это уникальные в своем роде социальные проекты, еще и потому, что их инициировала коммерческая организация. Единственные проекты, которые целиком ведет коммерческая организация — при поддержке органов власти республики. Нам помогают партнеры банка.

Буслова: А какое финансовое участие в этом принимает исполнительная власть?

Смирнова: Исполнительная власть финансово не готова в этом участвовать.

Буслова: Но тогда получается, что на социальные проекты уходит вся ваша прибыль?

Смирнова: Не вся — порядка $100 тыс. К тому же, как я уже сказала, есть партнеры: пять организаций, которые помогают нам в осуществлении этих инициатив — в финансировании грантов, в организации питания. Например, сельскохозяйственные предприятия, сотрудничающие с нашим банком, взяли на себя заботу о питании.

Но все равно основная ноша лежит на нашем банке. У нас создано специальное управление социальных проектов, которое этим занимается.

Буслова: А чьим детям помогаете? Детям сотрудников банка и его партнеров?

Смирнова: Нет, в первую очередь помощь касается малоимущих. Понятно, что дети сотрудников банка и его партнеров могут отдохнуть и в других местах, не только в летних лагерях при школах. Поэтому прежде всего речь идет о социальной поддержке малообеспеченных.
У нас составлены их списки. Особое внимание уделяем, конечно, детям-сиротам или сиротам при живых родителях — тем, у кого папа и мама на заработках.

Фонд «Планета детей» мы открываем и в России: он, по нашей мысли, должен выполнить очень важную миссию —
объединения детей на постсоветском пространстве. Это в первую очередь обучение русскому языку, русской культуре.

Конечно, нам, женщинам, детская тема близка прежде всего. Потому расскажу такую историю. В одном из городов Приднестровья в марте прошлого года в мусорном контейнере нашли новорожденного ребенка. Его нашел бомж и обошел пять милицейских пунктов, прежде чем ребенок получил помощь. Ребенка спасли, сегодня это крепкий, здоровый мальчик. Мы его назвали Миша Мартов. Создали о нем фильм, показывали его по телевидению полгода. Там говорилось: что за женщина подняла руку на свое дитя, как могла она выбросить его в помойку?! Если нет сил, ребенок нежеланный — принесите его в Центр матери и ребенка. Положите просто на ступени — сотрудники центра возьмут это дитя, в центре он получит необходимую помощь, мы поможем его вырастить и воспитать. Ради бога, не выбрасывайте, не топите, как котенка!

…Спустя полгода у Миши Мартова появилась семья, его усыновили супруги, у которых нет детей. Они восприняли этого ребенка как благословение Господне. И я думаю, это промысел Божий — отдать мальчика в руки достойных людей, которые давно хотели иметь ребенка, в чьей семье он окружен заботой и любовью.

Сегодня самое главное — воспитывать духовные, нравственные ценности у нового поколения. И в этом мы видим свою главную миссию.

Буслова: Низкий вам поклон за вашу работу! (Аплодисменты.)

Ведущий: Марина Васильевна, что могут сделать женские организации для обустройства, реинтеграции постсоветского пространства?

Смирнова: Начну, может быть, немного издалека. Есть русские во Франции или Америке — потомки еще белоэмигрантов. Они до сих пор помнят, что они русские, говорят по-русски, они до сих пор причастны к русской культуре, судьбе нашей страны.

Вахнина: А у нас забывают о своих корнях.

Смирнова: Увы. Русские люди, живущие на постсоветском пространстве, не знают свою историю, свою культуру. На грани утраты находятся духовные, нравственные традиции, всегда объединявшие нас.

Мы разбазариваем, теряем великую русскую культуру. Если мы сегодня ее не вернем, то завтра не будет великой державы под названием «Россия». Утеряв гуманитарные, человеческие ценности, мы потеряем все.

И сегодня мы обязаны вырастить новое поколение — поколение людей, которые будут говорить на одном языке, будут сопричастны великой русской культуре, великим традициям России. И пусть политики спорят до хрипоты, объединяться нам в единое государство или нет. Объединение людей произойдет вне зависимости от их воли — духовное, культурное объединение.

Русские дети, где бы они ни жили, обязаны знать и свою культуру, и традиции. Это и будет объединение: где бы человек ни находился, он будет связан с Россией —
языком, культурой, духовностью, гуманитарными понятиями, ценностями.

Третий год мы реализуем такую про-грамму. И хотим, чтобы она работала в России — ищем тех, кто готов в ней участвовать, помогать в ее реализации. Силы, желание и возможности для этого у нас есть.

Татьяна Прохорова:
трудно переоценить роль женщины в воспитании подрастающего поколения

Ведущий: Следующий наш выступающий работает в такой же «мужской» сфере, как Нина Александровна Вахнина, — в сфере телекоммуникаций. Пожалуйста, Татьяна Вячеславовна.

Прохорова: Знаете, для меня это новая роль — выступать по женскому вопросу. Я училась в мужском вузе —
МФТИ, работала всегда в преимущественно мужских коллективах. Но надо сказать, что и в учебе, и в бизнесе женщины в нашей сфере часто находились на первых ролях. Ленинскую стипендию в МФТИ получали по большей части девочки, процент тех, кто окончил вуз с красным дипломом, среди них тоже был очень высок. И при этом никогда не обсуждалось, что кто-то лучше или хуже исходя из его половой принадлежности — мерилом всего являлись только знания и умения.

В начале 90-х годов я создавала телекоммуникационную компанию практически с нуля — сегодня «Эквант» одна из крупнейших телекоммуникационных компаний страны. И кстати, я вспоминаю то время с определенной ностальгией: тогда было больше энтузиазма и меньше этакого мелочного стяжательства среди сотрудников, как сейчас. Не было капризов и жалоб. На мой взгляд, сегодня в нашей стране явно не хватает профсоюзов, чтобы создать такую отдушину для всех этих жалоб…

В компании всегда было большинство мужчин, потому что превалировала чисто мужская работа. Я далека от мысли, что женщина должна браться за чисто мужскую работу, ведь существует и разница физических возможностей, и разница восприятия. Но для меня при всех этих особенностях в профессиональном плане никогда не было мужчин и женщин — только профессионалы и непрофессионалы.

2000-е годы — это новая эпоха в жизни нашей страны. Жить стало намного лучше. Бизнес начал развиваться очень быстро. Заказ на телекоммуникационные услуги — очень хороший показатель: темпы роста от 15 до 25—30% в год! Я специально обучалась бизнесу и менеджменту в условиях мировой экономики и могу сказать, что по всем международным стандартам, если так быстро развиваются телекоммуникационные услуги, значит, быстро развивается и национальная экономика.

Если компания больше звонит по телефону, больше посылает факсов — я беру сейчас самые примитивные вещи, —
следовательно, более активно идет ее деятельность. Но сейчас фирмы заказывают сложнейшие услуги — строят большие и сложные корпоративные сети. Зачастую гораздо больше и сложнее, чем наша собственная, хотя у нас немаленькая компания, действующая почти во всех регионах России. Даже если не брать такие суперкорпорации, как «Роснефть», заказы впечатляют. Например, «Миэль», агентство недвижимости. Сегодня это одна из крупнейших компаний данного сектора с офисами по всей стране. Она, судя по заказам на телекоммуникационные услуги, растет на 40% в год. А еще есть банки, компании энергетического, транспортного секторов: подавляющее большинство игроков этих секторов заказывает серьезнейшие телекоммуникационные услуги. Если строятся такие сети, значит, в объекты в целом инвестируются огромные средства.

Сейчас мы живем в период стабильности, но, как руководитель, я должна понимать, что будет дальше, иначе невозможно управлять компанией. Понимание стратегии во многом определяет ее последующие успехи. И сегодня меня, как и многих, беспокоит, что будет происходить в стране дальше.

Ведущий: Что будет после 2008 года?

Прохорова: В частности.

Буслова: Это как раз довольно четко определяется: сейчас готовится к принятию трехлетний бюджет.

Прохорова: Дай-то бог, как говорится. Здесь есть еще и вот какая проблема. Программу развития страны готовят, я не сомневаюсь, умные, знающие люди, благо таких людей у нас много. Но насколько соответствуют ее уровню те, кто выполняет программу?

Вообще реализация программ и в политике, и в бизнесе, отсутствие адекватного человеческого ресурса — это самая большая проблема в нашей стране. Адекватного не с точки зрения знаний — образовательный уровень у нас по-прежнему очень и очень высокий, — а с точки зрения готовности брать на себя ответственность. Грамотных людей — тех, кто знает, понимает, очень много. А вот найти тех, кто может сделать, очень и очень тяжело — один на сотню, а то и на две. Все-таки господствует потребительское отношение к жизни.

Знаете, некоторое время тому назад я проводила в компании такой анализ — приглашала психологов, чтобы оценить личностные качества сотрудников. Не для того чтобы сделать какие-то организационные выводы — боже упаси. Мне просто важно было понять, почему тормозятся многие вещи. Так вот выяснилось, что большинство сотрудников по своему психологическому складу так называемые независимые консультанты. Это люди грамотные, с аналитическим складом ума, которые могут по полочкам все разложить, проанализировать недостатки, выявить трудности. А когда спрашиваешь, что с этим делать, как все-таки решить, отвечают: я об этом не думал, это задача других и т. д.

Недостаток адекватных кадров — это не проблема зарплаты. Мы, например, платим очень высокую зарплату. Я еще в начале 90-х годов обещала своим сотрудникам, что если все получится, то у них будет зарплата среднеевропейская по отрасли. И выполнила свое обещание: этого показателя мы достигли. А учитывая, что налоги в России ниже, чем в Европе, уровень доходов у наших сотрудников выше.

Людей, готовых работать на результат, мало в силу других причин. Это проблемы воспитания и образования. Не образования в смысле пакета знаний и навыков —
с этим все в порядке, а образования в смысле формирования серьезного профессионала. Мы работаем с вузами — моим родным МФТИ и университетом связи, платим студентам, которые проходят у нас стажировку, и даем возможность стать хорошими специалистами. Некоторые из тех, кто пришел к нам студентом, стали хорошими специалистами, некоторые выросли уже до начальника отдела — могут расти и дальше. Но их единицы. И я знаю, что с такими проблемами сталкиваемся не только мы: в РАО «ЕЭС», например, никак не могут найти специалистов на определенные направления, причем на очень высокую зарплату. Потому что, к сожалению, очень мало специалистов, способных не просто позиционировать себя, а решить проблемы.

И тут, конечно, женский взгляд, женский подход очень важны: мужчины мыслят стратегически, глобально, им претит возиться с молодыми специалистами — пускай, говорят, педагоги с ними занимаются. Но сегодня мы не можем рассчитывать на вуз в той степени, что раньше. Когда я училась в МФТИ, у нас читали лекции ученые с мировым именем. Сегодня, как говорится, иных уж нет, а те далече. Да и многое другое изменилось не в лучшую сторону.

Но кто-то же должен учить молодежь! Нынешнее наше образование не может решить задачу формирования полноценной личности. Молодые люди прекрасно знают теоремы, но как люди они незрелые.

Сегодня проблема педагогов очень остра — и в школе, и в вузе. И здесь я полностью согласна с тем, что говорила Галина Семеновна о роли учителей и образования. И роль женщины — и в сфере образования, и в бизнесе — с ее природной склонностью к воспитанию очень важна.

Ведущий: Спасибо, Татьяна Вячеславовна. (Аплодисменты.)

«БЛИКИ»: Татьяна Вячеславовна, вы сказали о распределении ролей между мужчинами и женщинами — мужские роли и женские роли…

Прохорова: Есть такая специальность — установка спутниковых станций в труднодоступных местах, районах Крайнего Севера и т. д. Это Чукотка, Оймякон, г. Мирный, Кольский полуостров, полуостров Ямал. В некоторые места приходится на собачьих упряжках вести оборудование. Там и морозы, и сутками нужно ждать летной погоды.

Это неженская работа. Хотя есть женщины, которые говорят: «Я хочу туда съездить». Я всегда отвечаю: «Ты можешь туда съездить в качестве приключения, но это неженское дело».

«БЛИКИ»: А в сфере управления?

Прохорова: В сфере управления все определяется исключительно профессиональными качествами.

Ольга Бородина:
без участия женщин государственные решения носят однобокий характер

Ведущий: Слово в заключение нашей дискуссии, фактически для обобщения всего сказанного, предоставляю профессиональному историку — Ольге Ивановне Бородиной.

Бородина: Я всю жизнь занималась педагогикой, преподавала в вузе, да и сейчас читаю лекции в Бауманском университете. И вот в один прекрасный день, как говорится с рублем в кармане, решила организовать издательство для педагогов. Тогда, в начале 90-х годов, был расцвет книгоиздательства, но издавали преимущественно художественную, публицистическую, на худой конец просветительскую литературу. Я же начала издавать методическую литературу для педагогов. Все, особенно мужчины-издатели, удивлялись: как же на этом можно делать деньги? Но я занималась тем, что умела, в чем разбиралась, и в конце концов добилась успеха.

Мне кажется, у женщин в бизнесе и управлении государством есть масса преимуществ — и это убедительно показали предыдущие выступавшие. Женщина прекрасно знает конкретику жизни, социальные проблемы — кем бы она ни была, детально и профессионально разбирается в них. Ведь именно женщины являются хранительницами семейного очага и занимаются всем, что связано с домом, — от уборки и ремонта до проблем жизнеобеспечения.

Моя родная педагогическая сфера — сфера, с которой сталкивается каждая женщина. Потому что у всех нас есть дети, именно нам приходится детально разбираться в проблемах образования и воспитания. Скажите, какой мужчина и когда читал школьный учебник? Если, конечно, он не занимается педагогической деятельностью профессионально.
А любая мама знает, что написано в сегодняшних школьных учебниках — страсть господня!

Кто ходит на родительские собрания? Мамы. Кто работает в родительских комитетах? Тоже мамы. Кто организует внеучебный досуг? Женщины. Так же как и культурный досуг в семье. Его может профинансировать мужчина, но организация целиком ложится на женщину. Кто занимается здоровьем семьи? Опять-таки женщина. То есть, какую часть социального блока ни возьмем, во всех его аспектах прекрасно, детально разбирается большинство женщин. И потому именно в сфере социальной политики у женщин, я считаю, должно быть абсолютное доминирование. Намного больше их должно быть в представительной власти, принимающей разрабатываемые правительством законы, да и вообще в политике в целом.

Знаете, если бы на сегодняшней нашей встрече выступал сенатор-мужчина, а не Галина Семеновна, наверняка он начал бы с того, сколько построено, сколько освоено, какие стоят перед нами глобальные задачи. Что и понятно — это мужской взгляд. Женщина же предпочитает говорить о конкретных проблемах конкретных людей, независимо от того, кто она — гуманитарий или технарь.

И когда принимается какое-то стратегическое решение, ей, исходя из ее знания практики, приходится это решение по факту корректировать. Зачастую женщина видит, что реализовать то или иное стратегическое решение просто невозможно, и потому формирует замещающее решение. Потому что она защищает интересы своей семьи.

Я постоянно задаюсь вопросом: почему такой упадок в сфере образования? Где высшее образование, которое получали когда-то мы? Упадок содержания высшего образования — это, уверена, следствие перелома в сфере образования, революции в ней, которую инициировали мужчины.

То же самое, кстати, произошло в сфере чтения книг и периодики. Наша страна из самой читающей в мире превратилась в аутсайдера: люди в массе своей не интересуются литературой, ни художественной, ни познавательной. Потому что решения, направленные на разработку программ по поддержке и развитию чтения, долгое время оставались вне внимания мужчин-руководителей как менее важные, на их взгляд, в череде государственных проблем.

Я и сегодня вхожу в аудиторию к первокурсникам, так же как входила
15 лет назад, и очень четко вижу разницу между студентами тех лет и нынешними. Сейчас подавляющее большинство первокурсников пишет неграмотно — и это студенты Бауманки, элитного вуза! Большинство первокурсников не читает книг.

А если говорить о выпускниках, то значительная часть лучших из них мечтает уехать из России. Они говорят: мы бы с удовольствием работали в своей родной стране, но нам никто в России не может предложить работу, соответствующую нашему уровню интеллектуальных и материальных запросов.
То есть в нашей экономике они не очень востребованы.

Вахнина: А с другой стороны, наблюдается острая нехватка кадров, о которой мы здесь говорили.

Бородина: Да, потому что после революции, произведенной в сфере образования, большинство сегодняшних бакалавров по уровню знаний не выше выпускников ПТУ. Их учили чему-нибудь и как-нибудь.

Буслова: Но при этом у них чрезвычайно высок уровень материальных запросов!

Бородина: Вот именно. Этих «пэтэушников» за не самую маленькую зарплату приходится еще и доучивать. Раньше, если вы брали выпускника вуза, то знали, что у него нет практики, но теоретическая база очень мощная. Ему нужно было дать чуть-чуть практических навыков — и прекрасный специалист готов. Сегодня, когда приходит выпускник, непонятно, каким багажом знаний он на самом деле располагает. И приходится его «доводить» за свой счет.

Вахнина: А когда доучишь, возникает риск, что его перекупит конкурирующая компания.

Бородина: Увы, это так.

Женщина никогда не стала бы ломать систему образования. Она не настроена на слом, на революцию. Ее достоин-ства — кропотливая работа, достижение консенсуса, баланса интересов.

Знаете, в дореволюционной России барин только бабам доверял сбор ягод. Потому что будет ягодка к ягодке! Женщина больше, чем мужчина, предрасположена к кропотливой работе, к тому, чтобы докопаться до сути, довести начатое до конца, сколько бы времени это ни заняло. Мужчина же, если у него не получается, бросит.

Женщина сегодня представлена преимущественно на низовом уровне управления. Она пытается влиять на реализацию ошибочных стратегических решений, но может бороться только с симптомами, а не с болезнью.

И тем не менее ее роль в социальной сфере, насколько это возможно, позитивна, будь то учреждение образования, культуры или здравоохранения. Даже СМИ, которые возглавляют женщины, не играют по «чернушным» правилам наших массовых СМИ. Женщина — главный редактор не допустит, чтобы ее газета, журнал, канал телевидения или радио были насыщены агрессивной, негативной тематикой, жестокостью. Потому что она будет думать, как это скажется на ее детях. Она не станет вести информационные войны и подстрекать к войнам вообще, потому что понимает: на этих войнах придется воевать ее сыновьям.

По самой своей сути женщина несет добро, понимает значимость социальных проблем, более терпима, толерантна, менее агрессивна. И она, если оказывается во власти, конечно, смягчит решения, сделает их более социально ориентированными. Поэтому я считаю: то, что женщина очень мало представлена во власти, — ущерб для всего нашего государства, для всей нации.

Несмотря на то что в России по статистике каждая вторая женщина занята бизнесом, а из мужчин — только лишь каждый пятый, тем не менее в сфере крупного бизнеса женщины не допущены зачастую до обсуждения и принятия стратегически важных решений.

Cегодня в бизнесе каждый третий предприниматель — женщина. Прежде всего за счет малого и среднего бизнеса. Почему? Да потому что женщина защищает свою семью, ей надо кормить детей. И если она не может обеспечить семью, работая на других, она открывает собственное дело. Женские бизнесы работают целенаправленно, взвешенно. Процент их выживаемости намного выше, чем у тех, которые возглавляются мужчинами.

Женщина склонна учитывать самые мельчайшие проблемы, детали, она думает о том, как не обидеть людей, — мужчина об этом почти никогда не думает. Женщина идеальный исполнитель, именно женщинам всегда поручали и поручают самую кропотливую работу.

Одновременно женщины зарекомендовали себя как прекрасные руководители. Ведь если они участвуют в синтезе решений, то способны интегрировать и мужской, и женский вариант решения.
Но при этом мужчины стремятся не допускать женщин в сферу управления.

Почему это происходит? Да потому что традиционен взгляд мужчин на роль женщины в обществе и уж тем более в управлении. Мужчины в большей степени склонны видеть в женщине домохозяйку, нежели равного им руководителя; не партнера по бизнесу, а верного помощника с совещательным голосом и уж совсем не терпят женщину как конкурента в бизнесе.

Женщины — огромный социальный пласт, и они не участвуют в управлении обществом или минимально в нем представлены. Это означает, что не только не учитываются интересы женщин, но и не принимаются в расчет их знания и видение государственных проблем и путей их решения. Сегодня в связи с тем, что лишь единицы женщин допущены к управлению, а следовательно, и к принятию важнейших государственных решений, таковые носят весьма однобокий характер.

Нет, как я уже продемонстрировала на примере образования, взвешенного подхода к решению многих проблем в социальной сфере, а некоторые проблемы остаются без внимания со стороны мужчин-руководителей. Если бы мы имели два взгляда — мужской и женский — на каждую проблему, в социальной сфере особенно, и исходя из этого принимались бы государственные решения, то равновесие было бы соблюдено.

Мне кажется, если баланс мужского и женского начал в нашем обществе будет больше, от этого выиграют и государство наше, и нация. (Аплодисменты.)

Ведущий: Кто еще желает задать вопросы нашим участникам?

«Сударушка»: Галина Семеновна, почему женщины у нас так плохо котируются на выборах? Наверное, потому что сами женщины не голосуют за женщин, ведь женщин в стране большинство?

Буслова: Я запомнила один случай на выборах. Мужчина и женщина, муж и жена, подошли к плакату, на котором была изображена дама-кандидат.
И женщина говорит: «Я никогда не буду за нее голосовать!» А мужчина ей отвечает: «А я буду!» «Только посмей!» — заявляет супруга. (Смех в зале.)

«Сударушка»: То есть женщинам мешает голосовать за женщин бытовая зависть?

Буслова: Бывает и такое, но все же сегодня в большинстве семей этот мотив неактуален. Голосуют за того, кто работает. Если депутат четыре года сидит — не видно его и не слышно, то за него не станут голосовать, будь он хоть мужчина, хоть женщина.

У нас в области есть радиоцентр — пять лет здание простояло без воды, носили воду ведрами на пятый этаж. Я вмешалась, организовала бригаду рабочих — оказалось, всего-то нужно было продлить трубу на 150 м! И теперь скажите: разве сотрудники радиоцентра не будут голосовать за меня?..

Сегодня наша политика поворачивается в сторону женщин. И женщина-избиратель на женщину-политика смотрит по-другому, не так, как раньше. Но в то же время, если вы спросите меня, как я отношусь к тому, чтобы президентом стала женщина, я скажу — плохо.

Ведущий: Почему?

Буслова: Потому что работа президента — это тяжкий труд, который может вынести только сильный и крепкий мужчина. А вот председателем правительства и министром иностранных дел должна быть только женщина. Потому что работа министра иностранных дел — это гибкость, компромиссность. И работа председателя правительства — это управление кошельком, которым женщина научилась управлять еще в семье. Женщина знает, как управлять таким кошельком и «строить» министров и губернаторов.

«БЛИКИ»: Ольга Ивановна, вот вы сказали, что женщина — лучший исполнитель. Но кто у вас, уважаемые дамы, заместители?

Бородина: Пятьдесят на пятьдесят.

Прохорова: У меня заместители мужчины.

Вахнина: Понимаете, есть технические вопросы, есть организационные, есть политические. Все зависит от того, какие у человека способности к решению тех или иных вопросов. Если женщина хорошо может вести переговоры, коммерческую работу, почему бы ее не назначить руководителем этого направления? То же самое — если она хороший конструктор, может вести проекты, хотя эта сфера традиционно считается больше мужской.
А вот бухучет — неизвестно, кто его может вести лучше — мужчина или женщина.

«БЛИКИ»: Но ведь дискриминация по половому признаку в кадровых вопросах — реальность в «мужских» фирмах…

Буслова: Я думаю, что и в «мужских» фирмах, и в «женских» предпочтение отдается профессионалам.

Вахнина: Абсолютно согласна. Есть задача, которую нужно решать, и под нее находятся люди.

«БЛИКИ»: Очень импонирует мысль, высказанная Мариной Васильевной, о том, что должна быть гармония, а гармония — это мужчина и женщина. В чем же тогда гармония?

Вахнина: В том, что, например, в моей фирме мы будем играть уже третью свадьбу. (Смех, аплодисменты.)

Ведущий: Финальный вопрос всем нашим участницам. В начале 90-х годов движение «Женщины России», как справедливо отмечала Нина Александровна Вахнина, смогло довести представительство женщин в Думе до 15%, влияло на назначение министров. Не показало ли оно тем самым путь, идя по которому, женщины могут достичь влияния в политике и обществе?

Бородина: Если существующие женские организации не действуют должным образом, надо создавать новые. Сколько мы знакомимся на форумах, конференциях, и у всех одна мысль: женщины готовы и созрели для вступления во власть. Тем более что женщин в нашей стране большинство. И такое большинство не участвует в принятии стратегических государственных решений в достаточной мере, что неправильно.

Вахнина: Знаете, когда я поступала в Академию госслужбы, меня спросили: а почему вы к нам идете? Потому, говорю, что мне хочется посмотреть, как слуги народа этому самому народу служат.

Понимаете, где гарантии, что, если я по-прежнему стану заниматься только бизнесом, я буду уверена, что в моей стране наступит нормальная жизнь, мои дети получат нормальное образование, сохранится культура, экология? Что мы будем нормально сосуществовать с остальным населением нашей планеты? Именно поэтому приход женщин, в том числе женщин-бизнесменов, в политику — это насущная необходимость.

Буслова: Нельзя противопоставлять мужчин и женщин. Есть профессионалы и непрофессионалы, которых определяет признание коллег. Хотя я согласна с тем, что женщин маловато во власти.

Прохорова: Мужчина и женщина, конечно, отличаются. Мужчины более амбициозны, более целенаправленны в достижении своих карьерных целей. Если в 30 лет мужчина не мечтает стать президентом, значит, что-то в нем не в порядке. Женщины достигают карьерного роста более естественным путем. И потом известно, что все-таки среди людей с самым высоким
IQ — 155 — одна женщина приходится на пять с половиной мужчин. Зато у мужчин бывает и очень низкое IQ, которое у женщин не встречается.

Главами государств становятся люди с выдающимися способностями. Поэтому понятно, что среди них доминируют мужчины. Хотя есть и женщины, и они прекрасно справляются.

Смирнова: Все-таки женщина более гибкая, ответственная, есть много направлений, на которых она может справиться лучше мужчины. Женщина должна присутствовать в политике. Если бы она присутствовала там в достаточной степени, было бы меньше проблем.