Семь сенсаций одних выборов


текст | Александр ПОЛЯНСКИЙ

Прошедшие 11 марта выборы затронули в общей сложности 70 субъектов Федерации. В 14 из них проводились выборы в законодательные собрания субъектов Федерации, в остальных — довыборы или выборы в органы муниципальной власти.

Справедливая альтернатива коммунистам

Главная сенсация прошедших выборов — «Справедливая Россия» на них уверенно боролась за второе место с КПРФ. Ставить ее на одну доску с «Единой Россией», как это делает Сергей Миронов на основе ставропольской ситуации, сильное преувеличение: у главной партии власти в подавляющем большинстве региональных парламентов абсолютное лидерство и по партийным спискам, и с учетом того, что подавляющее большинство избранных одномандатников принадлежат к ЕР или избраны при ее поддержке. То есть в ЗакСах она имеет над «Справедливой Россией», как правило, двух-, трех-, а то и четырехкратный перевес.

Таким образом, «Справедливая Россия» конкурировала только за второе место —
с КПРФ. И показала себя весьма достойным соперником, обойдя коммунистов в целом ряде регионов. Причем коммунистов, которые провели отнюдь не инерционную избирательную компанию —
выступили очень сильно, значительно увеличив свое присутствие во многих региональных парламентах. Выигрыш у такого активного соперника почетен вдвойне.

Такого результата от в общем-то наспех созданной из трех партий мегапартии Миронова никто не ожидал. Причины успеха две. Во-первых, это эффект новизны партии для избирателя, что и в прошлые годы приводило к подобному: вспомним успех партии «Единство», а затем движения «Родина» на думских выборах. Новые партии, выступающие «за все хорошее против всего плохого», не имеющие пока определенной репутации среди избирателей, всегда привлекают к себе электорат, стремящийся к переменам, прежде всего протестный. Во-вторых, эффект альтернативной партии власти, поддержанной всеми теми чиновниками, которые не получили желаемого от основной партии власти. Это как многочисленные группы «бывших», выпавших из власти по тем или иным причинам, так и действующие руководители, не достигшие пока искомых позиций. Желающих воспользоваться альтернативной лестницей «наверх» —
хоть отбавляй, и потому Кремлю приходится как демонстрировать поддержку новой партии власти, так и указывать ей на ее место, чтобы не создавать дисбаланс между властными группировками.

Заметим, что к думским выборам эффект новизны сойдет на нет — рассчитывать на высокий процент только за счет него «Справедливой России» не приходится. Но при этом гораздо серьезнее может быть эффект от ее положения как второй партии власти, прошедшей серьезное боевое крещение и подтвердившей ограниченную поддержку со стороны Кремля.

Заметим в заключение, что успех «Справедливой России» показывает, что проект партийной системы Владислава Суркова, состоящей прежде всего из двух управляемых Кремлем партий — правоцентристской и левоцентристской, может быть вполне успешно реализован.

Ставропольский казус

Вторая по важности сенсация — проигрыш «Единой России» в Ставрополье «Справедливой России» по партийным спискам (по общему числу голосов фракция «Единой России» все же опережает фракцию «Справедливой России»). Это событие обернулось для губернатора Александра Черногорова, возглавлявшего список единороссов на выборах, не только исключением из «Единой России», по поводу чего он, пробыв в партии всего два месяца, не слишком расстроился, но и обещаниями руководства «Единой России» поставить вопрос о его отставке с поста губернатора перед президентом. Кстати, до выборов региональные лидеры нескольких оппозиционных партий, составляющие теперь в думе края большинство, в прямом эфире местного телевидения договорились после победы поставить в Думе края вопрос о недоверии Черногорову (правда, потом некоторые федеральные партийные лидеры уклончиво комментировали эту договоренность). Очевидно, что у этой инициативы будет теперь поддержка фракции «Единой России».

Вряд ли президент Владимир Путин пойдет в вопросе о дальнейшей работе Черногорова на поводу у руководства партии «Единая Россия», но соблазн использовать выражение недоверия губернатору со стороны регионального парламента для демонстрации глубинного демократизма нынешнего порядка определения глав регионов, зависимости его от воли большинства в законодательных собраниях у него появиться может.

Украденное лидерство

Третья сенсация выборов — «Справедливой России» не позволили завоевать лидерство в тувинском Великом хурале в результате довыборов, единственном региональном парламенте, где она могла получить простое большинство депутатов.

В четырех одномандатных округах столицы республики — Кызыла состоялись новые выборы депутатов, в трех округах победили справедливороссы, в одном —
единоросс. После этого избирательная комиссия Кызыла в силу имевших место, по ее заключению, нарушений аннулировала итоги выборов в трех из четырех округах. Как говорится, угадайте в каких. Решение кызыльского избиркома подтвердила республиканская избирательная комиссия, по фактам нарушений возбуждены уголовные дела.

Парламент Тувы избран в октябре прошлого года, тогда большинство мест в нем получили партии, позднее вошедшие в «Справедливую Россию». Однако выборы в четырех округах Кызыла были признаны недействительными. В ответ фракции партий будущей «Справедливой России» объявили о бойкоте работы парламента. А поскольку без них нет кворума, до сих пор не состоялось ни одного заседания.

Теперь ситуация повторяется, хотя один из округов Кызыла дрогнул — выбрал единоросса. Проблема еще и в том, что весной истекает срок полномочий главы республики Шериг-оол Ооржака и, если вносить его же или новую кандидатуру окажется некуда, будет еще больший скандал. Интересно, что акции протеста, в том числе голодовка тувинских политиков, не получают должной поддержки в центральном офисе партии «Справедливая Россия». Очевидно, там смирились с тем, что и в Туве партии не дадут стать первой.

Восток — дело тонкое

Четвертая сенсация — острый выборный конфликт в Дагестане, сопровождавшийся перестрелками, кражей избирательных урн и увенчавшийся пересчетом голосов, в результате которого в парламент по партийным спискам прошли дополнительно целых две (!) партии: КПРФ и «Патриоты России».

Как во всех восточных республиках, в Дагестане партийный расклад —
прикрытие кланового. Выделяют три основных клана: клан прежнего руководителя республики Магомедали Магомедова, лидером которого является
его сын Магомедсалом — председатель Народного собрания Дагестана прошлого созыва; мэра Махачкалы Саида Амирова и «северный альянс», объединяющий аварскую оппозицию времен правления Магомедова. Все три группы были представлены прежде всего в списке партии «Единая Россия», причем позиции в нем были поделены между кланами на паритетных началах. Однако дисбаланс влияния все-таки случился, и потому был произведен пересчет голосов. После пересчета клановая справедливость и, как следствие, относительное спокойствие в республике были восстановлены.

«Красный пояс» возрождается

Пятая сенсация — прекрасное выступление на выборах Коммунистической партии. Она почти утроила свое представительство в парламенте Мурманской области, удвоила его в законодательных собраниях Санкт-Петербурга и Московской области, а также в парламенте Ленинградской области. Примерно на 6—7% увеличили коммунисты свое представительство в парламентах Орловской области и Республики Коми, примерно на 5% — в законодательных собраниях Вологодской и Омской областей.

У партии, которую считали, и не без оснований, консервативной, косной, способной только пассивно отбивать атаки на свой электорат, который в основном, невзирая ни на что, хранил КПРФ верность, судя по всему, появилось второе дыхание. Компартия сама стала отбивать у других левый электорат и делает это довольно успешно, несмотря на примененную против нее тяжелую артиллерию — «Справедливую Россию». На КПРФ работает как раз то, что она — не кремлевская, оппозиционная партия, и социальные лозунги в устах ее лидеров выглядят более искренне.

Правые на грани

Шестая сенсация — довольно серьезный, по сравнению с ожиданиями, успех на выборах Союза правых сил. Партии, которую многие аналитики уже считали безнадежной, удалось превратить хороший результат в Пермском крае на осенних выборах 2006 года в тенденцию на выборах 11 марта. На весенних выборах она прошла в законодательные собрания Коми, Ставропольского края, Самарской, Томской областей. На грани прохождения семипроцентного барьера СПС оказался в Московской и Ленинградской областях. Не исключено, хотя и маловероятно, что партии Никиты Белых удастся попасть в парламент Московской области в результате пересчета голосов, которого она пытается добиться через суд.

Успех СПС особенно примечателен на фоне полного провала его вечного конкурента — «Яблока». Шанс избраться в законодательное собрание был у партии Явлинского в Санкт-Петербурге, где у нее традиционно довольно сильные позиции, но здесь власти, очевидно, чтобы окончательно добить эту партию, сняли «Яблоко» с выборов. Проблема теперь в том, что Явлинский может присоединиться к маргинально-уличной оппозиции Каспарова, Касьянова и Лимонова, хотя до сих пор он эту группу не поддерживал.

Кремлю не нужен «министр выборов»

Наконец, седьмая сенсация — отставка после выборов главы Центризбиркома, непотопляемого, как казалось, Александра Вешнякова. Этого не ожидал никто, и, видимо, решение было принято лично Путиным.

Дело в том, что Вешняков должен был быть внесен в список президентской квоты ЦИКа, избираемой на новый срок. Но президент после встречи с Александром Альбертовичем почему-то не стал этого делать.

Причиной отставки вполне лояльного Кремлю «министра выборов» называют его самостоятельность и инициативность. Вешняков считал, что его миссия состоит в активном влиянии на государственную политику в сфере выборов, постоянно высказывал свою точку зрения по различным вопросам избирательной теории и практики. Повздорил с «Единой Россией» по поводу инициированной ею второй волны изменений в избирательное законодательство (отмена нижнего порога явки, графы «против всех» и т. д.).

При этом Александр Альбертович всегда в конце концов брал под козырек, но в Кремле, вероятно, сочли, что лучше будет назначить «технического» главу ЦИКа.

КОГО ВЫБРАЛИ РЕГИОНЫ

Санкт-Петербург

В городе на Неве около 40% по партийным спискам получила «Единая Россия», порядка 30% — «Справедливая Россия», чуть больше 16% — КПРФ и около 11% — ЛДПР. При этом ни одна из правых партий в парламент не прошла, Коммунистическая партия практически удвоила свое представительство, «Единая Россия» увеличила его по сравнению с данными 2003 года примерно на 7%.

Московская область

Около 50% голосов по партийным спискам набрала «Единая Россия», почти 19% — КПРФ и лишь около 9% —
«Справедливая Россия». На грани прохождения были, но так и не попали в областной парламент СПС и ЛДПР. КПРФ почти удвоила свое представительство в областном парламенте, почти на 16% выросло представительство «Единой России».

Тюменская область

Почти 66% голосов отдано за «Единую Россию», около 11% — за ЛДПР, «Справедливая Россия» и КПРФ набрали примерно по 9%. Голосование в области, как нигде, стабильно: значимых отличий от результатов 2003 года нет.

Ленинградская область

«Единая Россия» получила чуть больше 35%, «Справедливая Россия» — около 21%, КПРФ — примерно 17%, ЛДПР — немногим более 12%. На грани прохождения оказался СПС, но он так и не прошел в областной парламент. Представительство КПРФ по сравнению с действовавшим составом областного парламента, избранным в 2003 году, почти удвоилось.

Омская область

Почти 57% голосов по партийным спискам у «Единой России», чуть более 22% у КПРФ. Позиции КПРФ в регионе улучшились: партия набрала почти на 5% больше, чем в 2003 году. СПС, несмотря на лидерство в партийном списке Евгения Грефа, родного брата главы МЭРТ, получил около 6% и не прошел в областной парламент. Для области был характерен высокий процент принявших участие в выборах.

Самарская область

Около 34% набрала «Единая Россия», почти 19% — КПРФ, чуть больше 15% — «Справедливая Россия», свыше 11% —
ЛДПР, чуть более 8% — СПС. Семипроцентный барьер преодолела также партия «зеленых». Наиболее значимого успеха добился СПС, поддержка которого избирателями области почти утроилась.

Вологодская область

Около 42% избирателей проголосовали за «Единую Россию», 21% — за «Справедливую Россию», более 13% — за КПРФ, почти 11% — за ЛДПР, свыше 9% — за Аграрную партию. Состоялись также выборы мэра Череповца, на которых действовавшего градоначальника сменил директор социального комплекса градообразующей «Северстали» Олег Кувшинников — при поддержке областной администрации.

Ставропольский край

«Справедливая Россия» получила около 38% голосов избирателей края, «Единая Россия» — почти 24%, КПРФ — чуть больше 14%, ЛДПР — около 12%, СПС — порядка 8%. По итогам выборов возглавлявший партийный список «Единой России» глава края Александр Черногоров был исключен из этой партии.

Орловская область

За «Единую Россию» отдано более 39% голосов, за КПРФ —
почти 24%, за СР — около 13%, за ЛДПР — чуть больше 7%. Процент проголосовавших за ЕР снизился примерно на 5%, что стоило кресла главе регионального отделения «Единой России». После отставки он сделал заявление, что этим проигрышем партия обязана тому, что ее партийный список возглавлял губернатор Егор Строев. КПРФ увеличила свое представительство примерно на 7%. Довольно низка была в области явка избирателей.

Томская область

По результатам выборов у «Единой России» примерно 47% голосов, у КПРФ — более 13%, у ЛДПР — около 13%, у СПС — около 8%. Рост представительства ЕР составил примерно 10%.

Мурманская область

ЕР набрала более 42%, КПРФ — почти 17,5%, «Справедливая Россия» — свыше 16%, ЛДПР — более 12%. КПРФ
в 2,5 раза увеличила свое представительство в областном парламенте.

Республика Коми

За «Единую Россию» в республике проголосовало почти 36,5% избирателей, за «Справедливую Россию» — чуть более 15%, за ЛДПР — свыше 13,5%, за СПС — почти 10%. Представительство КПРФ увеличилось почти на 6%, представительство СПС — в два раза.

Псковская область

За ЕР отдано почти 45,5% голосов избирателей, за КПРФ —
более 19%, «Справедливая Россия» получила около 16%, ЛДПР — более 8%. Рост представительства «Единой России» составил почти 8%; за это губернатор Михаил Кузнецов, возглавлявший список партии, получил награду ЕР — именные золотые часы.

Республика Дагестан

Почти 66% получила «Единая Россия», 11,5% у «Справедливой России», чуть больше 9% у Аграрной партии России, чуть больше 7% набрали КПРФ и «Патриоты России». Параллельно проходили муниципальные выборы в нескольких районах, сопровождавшиеся похищением избирательных бюллетеней и перестрелками.

Тенденции

В зажиточных регионах «Справедливая Россия» показывала довольно низкий результат, за исключением региона Северной столицы, в котором сильны позиции лидера «Справедливой России» Сергея Миронова, а также Самарской области, где мэр Самары справоросс Тархов является, по сути, вторым по значению лидером областной элиты. На втором месте в этих регионах гарантированно оказывается «старая», консервативная левая оппозиция —
КПРФ. Это доказывает, что «Справедливая Россия» опирается пока на протестный электорат.

По мере перехода от зажиточных регионов к «середнякам» и затем к «беднякам» увеличивается широта партийной палитры, но при этом позиции абсолютного лидера остаются у «Единой России» (см. таблицу). Роль безусловного лидера эта партия теряет в случае конфликта в местной политической элите, который приводит к росту количества партий, преодолевающих семипроцентный барьер, и увеличению численного состава их фракций за счет «Единой России», сохраняющей большинство, но всего в несколько голосов. Яркими примерами таких регионов являются Ставропольский край и Самарская область.