Непредсказанный Чуров


Александр Полянский

Практически никто из аналитиков не смог предсказать, что новым главой ЦИК станет Владимир Чуров (вернее, предсказали лишь в последний момент, когда появились утечки из Кремля). Малоизвестный «питерский», физик, экс-заместитель Путина в Комитете по внешним связям Петербурга, рядовой депутат… Все считали, что раз Чуров до сих пор не занял высокой должности, значит, фигура он вряд ли перспективная. На самом деле, судя по всему, у президента есть ряд доверенных лиц, которых он предпочитает до поры до времени не «светить».

Аналитики выискивали кандидата в президентской квоте, среди представителей «Единой России». Но новый председатель Центральной избирательной комиссии РФ был избран по квоте Думы и представляет… ЛДПР.

Промах экспертов произошел из-за того, что разгадать намерения президента действительно непросто. Но чем больше шагов ему приходится делать по мере приближения 2008 года, тем яснее общая картина.

Можно предположить, что президент создает условия для контроля над ситуацией при самом экстремальном развитии событий в период нового выборного цикла. Да, на третий срок он идти не собирается, но в целях безопасности еще несколько лет назад создал в Думе конституционное большинство. Как справедливо заметил после прошлых думских выборов Михаил Делягин, конституционное большинство просто так не создают — это нерентабельно. В последние годы президент поставил под контроль и подавляющее большинство региональных парламентов.

Смена главы ЦИК оказалась следующим шагом, тоже сделанным исходя из высокой политической целесообразности, а вовсе не от нелюбви к Вешнякову. Ведь с точки зрения политической тактики подобная замена выглядит не очень красиво.

Да, ротация членов ЦИК прошла в плановом порядке, но назначение малоизвестной фигуры на пост ее председателя на Западе было однозначно воспринято как стремление взять под контроль процесс голосования и подсчета голосов на грядущих выборах. Тем более что отставлен был чиновник, «сверхлояльный Кремлю».

Но сегодня Кремля как единого целого уже нет: чем ближе выборы, тем сильнее разногласия между ключевыми группами окружения президента. Кремлевские группы давно приобрели черты тайных партий российского истеблишмента, причем не совпадающих с партиями, действующими в публичном пространстве. И в «Единой России», и в «Справедливой России» есть представители сечинского, сурковского и прочих кланов.

Существование этих кланов крайне важно для Путина: балансируя между ними, он может сохранять контроль над политической ситуацией. Но «контрольные» позиции президент предпочитает замещать людьми неклановыми, не имеющими пока политического веса и замкнутыми лично на нем.

Вешняков данному критерию не отвечал. Во-первых, потому что не был связан непосредственно с Путиным; во-вторых, в силу того что стал за годы руководства ЦИКом ярким политиком. Это оказалось не совместимо с должностью, на которой, возможно, придется «разруливать» проблемы второго тура президентских выборов. Или — маловероятно, но вполне реально — новых президентских выборов после отставки избранного президента. Такой вариант считается маргинальным, но Путин, судя по всему, стремится взять под контроль любые риски. Для этого ему и понадобился Чуров.