Оркестр настраивается


текст | Александр ПОЛЯНСКИЙ

Понять произведенные Путиным перестановки в высшем эшелоне власти трудно, если не иметь в виду его перспективы после 2008 года.

15 февраля на совещании по экономическим вопросам президент России Владимир Путин объявил о ряде перестановок в руководстве страны. Первое: вице-премьер и министр обороны Сергей Иванов был назначен еще одним первым заместителем председателя Правительства РФ и лишился поста министра обороны. Второе: министром обороны РФ был назначен Анатолий Сердюков, до этого возглавлявший Федеральную налоговую службу. Третье: руководитель аппарата Правительства РФ Сергей Нарышкин стал одновременно вице-премьером.

Иванов

В новом назначении Сергея Иванова обращает на себя внимание несколько моментов. Во-первых, он был уравнен в статусе с Дмитрием Медведевым, и тем самым подтверждено его положение не резервного кандидата в преемники при уже фактически избранном, как считала значительная часть элиты, преемником Дмитрии Медведеве, а равноправного с ним кандидата в наследники Путина.

Такая трактовка подтверждается симметричной презентацией Иванова на Западе: если Медведев «засветился» в Давосе, то Иванов выступил с «экзистенциальной» речью на Мюнхенской конференции по безопасности — на следующий день после президента Путина и, кстати, в гораздо более примирительном и менее эмоциональном стиле.

Во-вторых, ему поручены крупные экономические задачи. Это обстоятельство подчеркивалось тем, что о новом назначении было объявлено на совещании по экономическим вопросам. Сергей Иванов теперь будет отвечать за подъем обрабатывающей промышленности и высокотехнологичной сферы с помощью методов и ресурсов, выработанных в оборонно-промышленном комплексе, — впрочем, в сфере его компетенции окажутся и вопросы национальной безопасности.

В результате, с одной стороны, Иванов приобретет опыт управления целым рядом государственных и экономических систем, что свидетельствует о больших планах в отношении него. С другой — благодаря новым задачам Сергей Борисович получит существенно больше возможностей для «пиара» на телеканалах и в других СМИ, поскольку увеличение телеэфира для него будет выглядеть вполне естественно. А оно уже явно произошло, что еще раз подтверждает рост акций Иванова.

И в-третьих, как и предсказывал «БОСС» (см. № 12/2005, стр. 14), Путин избавил Сергея Иванова от обузы в виде поста министра обороны, оставив, впрочем, за ним кураторство сферы национальной безопасности. Для кого-то другого должность министра обороны могла бы стать плацдармом для политического взлета, но, увы, не для Сергея Иванова, и это стало ясно не вчера…

Напомним историю. Путин в 2001 году перевел Иванова на должность министра обороны с гораздо более подходящего ему, на взгляд многих, поста секретаря Совета безопасности, то есть кремлевского координатора деятельности в области национальной безопасности и работы силовых структур. Перевел с целью прекращения противостояния в военном руководстве двух группировок — министра обороны маршала Российской Федерации Игоря Сергеева, отстаивавшего сохранение у Вооруженных сил РФ стратегических задач, всемерное развитие стратегических ядерных сил, и начальника Генерального штаба Вооруженных сил РФ — первого заместителя министра обороны генерала армии Анатолия Квашнина, ратовавшего за сокращение стратегической составляющей, укрепление сил общего назначения и отказ от амбициозных геополитических задач.

Иванов пришел в МО арбитром, но склонился скорее на сторону Квашнина. «Переформатированное» стараниями Сергеева Главное командование Ракетных войск стратегического назначения, соединившее «старые» РВСН, Военно-космические силы и Войска ракетно-космической обороны, ранее входившие в состав ПВО страны, было разделено на два «просто» командования — собственно РВСН и Космических войск России. Из подчинения Главкомата ВВС была выведена дальняя авиация, после чего он целиком стал относиться к силам общего назначения. При этом никакой весомой фигуры, отвечающей за стратегические силы, в Министерстве обороны не появилось. Что, разумеется, не могло не сказаться на их состоянии.

Главный соратник Сергеева, руководивший Главкоматом РВСН, — генерал армии Владимир Яковлев был переведен в начальники Военной академии им. Петра Великого. А все члены группы Квашнина остались на своих постах.

К тому же для развития сил общего назначения ввели даже специальную
должность — заместителя министра
обороны по СОН. Однако на этот пост был назначен Николай Кормильцев, неквашнинского круга генерал из
Сибирского военного округа. Одновре­менно он возглавил восстановленное Главное командование Сухопутных
войск — главкомату, а не Генштабу были с тех пор подчинены военные округа. Таким образом, Иванов создал противовес влиянию Квашнина, позднее ликвидированный вместе с уходом из МО «по возрасту» самого Квашнина.

После этого в Министерстве обороны воцарились еще более странные порядки. Начальником Генерального штаба — «первым» первым заместителем министра обороны стал бывший первый заместитель Квашнина Юрий Балуевский — генерал, никогда не командовавший ни одним крупным воинским соединением. На посты еще одного первого замминистра — по боевой подготовке — и главнокомандующего Сухопутными войсками назначены генералы, занимавшие должности всего-навсего заместителей командующего военным округом! Это сознательное беспрецедентное нарушение неписаных правил замещения высших военных должностей, которое, по мнению экспертов, было совершено для достижения абсолютного контроля над военной верхушкой.

В собственно модернизации Вооруженных сил Иванов особых успехов не достиг: при нем не сформулировано даже внятной концепции такой модернизации. Слов говорилось и бумаг писалось много, но до дел доходило редко. Например, несколько месяцев назад Иванов высказал мнение, что нужно создавать на базе военных округов региональные командования, но практических шагов в этом направлении предпринято не было. Решались отдельные, частные модернизационные задачи, вроде закупки отдельных новых вооружений для отдельных соединений отдельных родов войск и развития отдельных частей постоянной готовности. Дальше министр обороны и его окружение не шли.

Совершенно очевидно, что Иванов не справился с управлением военным ведомством, не смог стать главным двигателем процесса модернизации Вооруженных сил, создать реформаторскую команду. К тому же Вооруженные силы постоянно сотрясали громкие скандалы. Не имея возможности совладать с бесконечным валом ЧП, Иванов постоянно конфликтовал с общественными организациями, депутатами, журналистами, бившими тревогу по поводу этих событий. Он находился также в перманентном конфликте с расследующей их Главной военной прокуратурой и стоящим за ней генеральным прокурором РФ Владимиром Устиновым, которого в угоду в том числе и Сергею Борисовичу убрали прошлым летом с этой должности.

В чем Сергей Иванов преуспел, так это в расширении полномочий Министерства обороны: в результате реформы правительства 2004 года министерство стало еще и экономическим — на него была возложена ответственность за торговлю вооружениями и развитие оборонно-промышленного комплекса, в его подчинении оказался целый ряд федеральных служб и агентств, частично даже Федеральное агентство по атомной энергии.

Именно экономические успехи подчеркнул Владимир Путин, переводя Иванова на новую должность. Но в то же время никто не пояснил, зачем было объединять в одном министерстве задачи развития российских Вооруженных сил и торговли вооружениями, а также развития оборонно-промышленного комплекса, который в последние годы на 90—95% работает на зарубежного потребителя. Ответ, впрочем, очевиден: затем, чтобы именно Сергей Иванов, а не кто-то другой контролировал российские военные поставки за рубеж и компании ОПК.

Совершенно ясно, что де-факто Иванов и дальше будет руководить Министерством обороны, не неся при этом ответственности за провалы в военном строительстве.

Сердюков

Назначение министром обороны, вернее, зиц-министром Анатолия Эдуардовича Сердюкова фактически продолжает линию призвания явно неадекватных уровню решаемых задач фигур на высшие в военном ведомстве должности.

Конечно, руководителем Министер­ства обороны может быть не только военный, но это должен быть человек, знающий военную проблематику и организацию Вооруженных сил. В соответствии с таким критерием заместителями министра обороны в свое время назначались Андрей Кокошин и Любовь Куделина, по сей день курирующая финансово-экономическую составляющую Вооруженных сил. Кокошин, один из крупнейших специалистов по военно-политическим и военно-стратегическим исследованиям, руководил этими исследованиями в Институте США и Канады Академии наук СССР — ведущем советском политологическом центре, а Куделина была заместителем министра финансов РФ, курировавшим финансирование Вооруженных сил и силовых структур. По тому же принципу в МО назначался Сергей Иванов —
генерал спецслужб, имеющий очень большой опыт оперативной и аналитической работы в разведке КГБ, занимавший должность секретаря Совета безопасности РФ.

Сердюков указанному критерию не соответствует, и потому его назначение было воспринято военными как очередная пощечина — совершенно справедливо. Но по-видимому, их точка зрения мало волновала тех на Старой площади, кто пролоббировал эту кандидатуру.

Сердюкова считают человеком замруководителя Администрации президента РФ и помощника президента по общим вопросам Игоря Сечина. Именно Сечин пролоббировал перевод петербургского налоговика в Москву и назначение его главой ФНС в период борьбы с олигархами. Напомним, Сердюков и Устинов, тоже член сечинской группы, были главной ударной силой в деле уничтожения ЮКОСа и отъема его активов.

Сечин — недруг Иванова, и вряд ли Сергей Борисович обрадовался назначению Сердюкова в качестве своего местоблюстителя. Ведь понятно, что тот попытается заполучить контроль над определенными секторами деятельности военного ведомства. Скорее всего, это будет как раз сфера торговли вооружениями. И тогда образуется тандем между ним и генеральным директором компании «Рособоронэкспорт» — монополиста в данной сфере — Сергеем Чемезовым, тоже входящим в группу Сечина. Таким образом, от новой должности Иванов не только выиграл: за повышение ему, судя по всему, придется заплатить как минимум частичной утратой контроля за сферой оружейной торговли. Именно стремлением компенсировать эту утрату, видимо, объясняется создание под его куратор-ством федерального агентства, отвечающего за закупки вооружений, оборудования, вещевого и продовольственного обеспечения для всех силовых структур.

Каков будет реальный вес Сердюкова в военном ведомстве, мы сможем судить по тому, последуют ли назначения в министерство других людей Сечина и какие должности они займут.

Нарышкин

Назначение Сергея Нарышкина заместителем председателя Правительства РФ ожидалось давно. Еще при прошлом расширении вице-премьерского звена, когда вице-премьерами помимо Александра Жукова стали Медведев и Иванов, Михаил Фрадков пытался сделать своим заместителем и Сергея Нарышкина. Но тогда это не удалось, и Фрадков издал распоряжение «О распределении обязанностей между заместителями председателя Правительства РФ и руководителем аппарата Правительства РФ», тем самым де-факто подняв Нарышкина до вице-премьерского уровня.

Назначение сейчас Нарышкина по совместительству заместителем председателя Правительства РФ произошло, видимо, потому, что если в правительстве есть два первых заместителя, то должно быть хотя бы два просто заместителя. Заявления же о том, что Нарышкин сконцентрируется в числе прочих на проблеме сотрудничества со странами СНГ, судя по всему, не более чем обоснование решения для публичного пространства.

Однако интересно, что Михаил Фрадков поручил Нарышкину заниматься всем комплексом вопросов международного сотрудничества, то есть он станет куратором МИДа. МИД, конечно, президентское министерство, но попытки поставить над ним надзирающего из группы Сечина — а Сергей Евгеньевич к ней, несомненно, принадлежит — свидетельствует об амбициях этой группы на внешнеполитической арене.

Новые изменения

Источники на Старой площади и в Белом доме в один голос говорят, что готовится еще один этап кадровых изменений, на этот раз связанных с формированием подведомственной Сергею Иванову сферы обрабатывающей промышленности и высоких технологий. Скорее всего, министерство Виктора Христенко (Минпромэнерго) будет разделено на две части: министерство, занимающееся энергетикой и народнохозяйственной инфраструктурой, и министерство, отвечающее за развитие обрабатывающей промышленности,
включая оборонно-промышленный комплекс. И значит, развернется новая борьба за передел должностей между кремлевскими группировками.

Смысл перестановок

Выравнивание положения Медведева и Иванова, по мнению большинства наблюдателей, свидетельствует, с одной стороны, о том, что Владимир Путин стремится сохранить интригу до конца: он не дает элите и аппарату однозначного сигнала о своем выборе и тем самым полностью контролирует ситуацию.

С другой стороны, совершенно очевидно, что и Сергей Иванов, и Дмитрий Медведев займут в новой структуре власти высокие посты. Возможно, один из них станет президентом, а другой премьером. Но в любом случае Владимир Путин приложит все усилия для того, чтобы в системе власти, сформирующейся после 2008 года, существовал хрупкий баланс сил — скорее всего, с участием Иванова, Медведева и Сечина. Дирижировать же этим «оркестром» сможет только Путин.