«Март» пишем, «декабрь» в уме


текст | Александр ВЫСОЦКИЙ
политический обозреватель

11 марта в 14 регионах России пройдут выборы в законодательные собрания. Из-за близости федеральных выборов обстановка накалена до предела.

Еще 12 февраля глава ЦИК Александр Вешняков официально очертил круг претендентов на места в областных законодательных собраниях на предстоящих 11 марта выборах в 14 субъектах Федерации:
в Республике Дагестан, Республике
Коми, Ставропольском крае, Москов­ской, Ленинградской, Мурманской, Омской, Тюменской, Самарской, Псковской, Томской, Орловской и Вологодской областях, а также в Санкт-Петербурге. «Свои списки зарегистрировали 92 региональных отделения 15 политических партий», — сообщил Вешняков в ходе специальной пресс-конференции.

Две из этих 15 партий, правда, существуют скорее номинально. Структуры с экзотическими названиями «Концептуальная партия “Единение”» и «Российская коммунистическая рабочая партия» не имеют необходимого минимума по числу своих членов и могут принимать участие в мартовских выборах только из-за отсутствия официального решения суда по этому поводу.

Наряду с выборами в законодательные собрания 14 регионов РФ во многих городах пройдут выборы в местные органы власти. Среди этих городов такие крупные, как Махачкала, Псков, Черкесск, Петрозаводск и Тверь.
В целом в выборах 11 марта будет задействовано 70 субъектов Российской Федерации с общим числом зарегистрированных избирателей 31 млн человек. Это делает их самой масштабной из возможных «репетиций» декабрьских выборов в Госдуму.

Кроме того, 11 марта выборы пройдут в соответствии с новым избирательным законодательством, то есть с семипроцентным избирательным барьером и без минимального порога явки. Хотя из последнего правила все еще есть исключения: минимальная явка предусмотрена в Республике Дагестан и Республике Коми — 25%, а также в Вологодской и Московской областях — 20%.

Если говорить о конкурентной борьбе, то, по данным главы ЦИК, минимальное количество партийных списков — пять — было зарегистрировано в Вологодской области, максимальное — восемь — в Московской, Орловской и Томской областях.

«Таким образом, средний показатель по стране составил семь списков на регион. Это соответствует уровню региональных выборов в октябре 2006 года и чуть меньше, чем на выборах в марте прошлого года», — отметил Вешняков, добавив, что конкуренция политических партий сохраняется примерно на одном уровне уже в течение полутора лет.

Однако эта официальная статистика несколько искажает действительность.

Четверо сильных

Во всех 14 регионах свои списки зарегистрировали и, следовательно, примут участие в выборах лишь четыре партии: «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». Причем партия Сергея Миронова впервые примет участие в выборах под новой, «справедливой» «этикеткой». На предыдущих выборах в октябре 2006-го мироновская РПЖ, а также «Родина» и Партия пенсионеров еще выступали по отдельности.

Общая ситуация выглядит следующим образом. «Единая Россия» — безусловный фаворит, и, пожалуй, результат ниже 40% практически в любом регионе будет считаться для нее не самым удачным. Что касается прогнозируемых результатов других партий, то здесь картина, конечно, сильно меняется от региона к региону. При этом можно говорить о том, что общее второе место держит КПРФ, а ЛДПР и «Справедливая Россия» делят третье и четвертое места.

Это вполне напоминает ситуацию с предстоящими выборами в Госдуму: согласно опросам именно так распределились бы места в здании на Охотном Ряду, будь выборы сегодня, а не в декабре.

Речь об СПС и «Яблоке» впереди. Эти партии имеют шансы в ряде регионов. Однако их перспективы попасть в декабре в Госдуму пока туманны: барьер в 7% для каждой из правых партий в отдельности выглядит непреодолимым.

В чем же интрига предстоящих выборов и есть ли вообще смысл ее искать? Оказывается, есть. Несмотря на весь единороссовский потенциал, в ряде регионов можно говорить о не наигранной предвыборной борьбе.

Самарское противостояние

Нынешняя политическая ситуация в стране оставляет крайне мало шансов на какие бы то ни было неожиданности. У вертикали власти все четко: есть президент, есть «Единая Россия», кого они «приговорят», тот и будет мэром, губернатором или еще кем-то.

Тем удивительнее в свое время стало поражение на выборах самарского градоначальника единоросса Георгия Лиманского. Победу неожиданно одержал Виктор Тархов, тогда член еще РПЖ, а ныне основной самарский «паровоз» для «эсеров» (см. «БОСС» № 12 за 2006 год, «Кому нужна отмена выборов мэра?»).

Областной центр традиционно оказывает большое влияние на результаты региональных выборов в целом. Поэтому СР нацелена на хороший результат в Самарской области и, памятуя о прежних достижениях, явно не прочь еще раз утереть нос «Единой России». Та же, в свою очередь, сделала ставку на губернатора Константина Титова — областного политического тяжеловеса № 1.

Парочку Титов — Тархов никак не назовешь сладкой. Их противостояние началось еще во времена ГКЧП. Тогда Ельцин фактически сменил поддер-жавшего ГКЧП Тархова на лояльного Титова. Тархов затаил обиду, вот почему его победу на последних выборах мэра Самары многие расценивают только как подготовительную ступень к другой, принципиально важной для него, должности — губернаторской. Если СР сумеет показать значимый результат на выборах, это будет ясным сигналом «центру» (Кремлю и «Единой России»), что впору задуматься о замене Титова.

Конечно, у «Справедливой России» вряд ли есть основания рассчитывать на абсолютную победу в масштабах области. Однако оттяпать у конкурента-близнеца пару-тройку процентов сверх прогнозируемых 10—15% она вполне в состоянии.

Самарская область привлекла к себе дополнительное внимание и в связи с детективным развитием событий вокруг местного списка «Союза правых сил».

Вообще, за короткий промежуток времени, с 1 по 5 февраля, СПС был снят с выборов сразу в четырех регионах. Началось все в Самаре, продолжилось в Тюмени и Вологде, а завершилось в Пскове. Правые, конечно, всюду подали жалобы, и Самару им удалось отвоевать. 9 февраля, меньше чем за два дня до окончания регистрации, ЦИК удовлетворил жалобу СПС, признал безосновательными претензии самарского облизбиркома и обязал его немедленно восстановить СПС в качестве участника предстоящих выборов. Для СПС это большая удача, так как именно в Самарской области партия вполне может рассчитывать на успех.

Таким образом, в дополнение к двум властным «ногам» в Самарскую областную думу, скорее всего, попадут и КПРФ, и ЛДПР, и СПС. Эти три партии могут рассчитывать на результат примерно 9—14% голосов избирателей.

Петербургский бенефис

Само собой, выборы в Северной столице априори считались гвоздем всей мартовской избирательной кампании в России. Однако уже на ранних стадиях подготовки к ним местная «питерская» политическая борьба начала производить не лучшее впечатление.

Безусловно, самым вопиющим скандалом стало снятие с выборов партии «Яблоко». Непонятно, на каком основании была снята партия, которая могла бы без труда занять на выборах второе место с результатом до 18% голосов. Сомнительно, чтобы у «Яблока» в Петербурге возникли проблемы со сбором подписей.

Наряду со сбором подписей существует и другое требование к парти-
ям — избирательный залог. И если в целом по стране он на этих выборах варьировался от 1,5 млн руб. в Дагестане до 15 млн руб. в Московской области, то в Петербурге величина залога составила 90(!) млн руб.

Александр Вешняков прямо указал на совершенно заоблачную сумму залога в Питере, которая в полтора раза превышает даже ту, что установлена для выборов в Госдуму. Глава ЦИК вообще высказал к петербургским коллегам наибольшее количество претензий в части организации и проведения предвыборной кампании.

После снятия «Яблока» расклад политических сил в городе на Неве ощутимо поменялся. В Санкт-Петербурге традиционно силен протестный электорат.
На последних федеральных выборах в 2003 году в одном из одномандатных округов города вообще триумфально победил кандидат «против всех». Памятуя об этом, отечественные законодатели решили покончить с «противвсячиной», что им успешно и удалось сделать, а в Питере к тому же ликвидировали все одномандатные округа.

Куда же уйдет «яблочный» электорат? Отчасти — «проголосует ногами». Но кого это теперь волнует — порог явки также заблаговременно снят.
Отчасти — к СПС. Партия Никиты Белых, если и не повторит недавнего пермского 17-процентного триумфа, все же может, по мнению аналитиков, смело рассчитывать на 13—15% голосов.

На сторонников «Яблока» претендует и «Справедливая Россия». С этой целью мироновцы даже обратились с иском в суд после решения о снятии «Яблока». Надо сказать, не такой уж плохой тактический ход. Как, кстати, и привлечение в свои ряды популярной в городе Оксаны Дмитриевой. Все это вместе позволяет «эсерам» не без основания рассчитывать на общее второе место в городе с результатом, по-видимому, около 16—17%.

Конечно, монополия и тут за «Единой Россией». Гигантский административный ресурс, задействованный губернатором Валентиной Матвиенко, без сомнения, даст о себе знать и выльется в хороший (порядка 40%) результат.

Из остальных партий занять кресла в Мариинском дворце смогут лишь КПРФ и ЛДПР, но для них 10% голосов, по всей вероятности, станут потолком.

Ставропольская
криминальная хроника

Из всех остальных регионов, где
11 марта избиратели придут к урнам для бюллетеней, о реальном противостоянии можно говорить разве что в приложении к Ставрополю. Там ЕР и СР ведут политическую борьбу с несколько хулиганским, если не уголовным, акцентом. Оппоненты младшей возрастной группы (из молодежного партактива) забрасывают друг друга яйцами или пакетами с грязью, а те, кто посолиднее, занимаются разбирательствами в суде: сначала по поводу сноса памятника Героям-доваторцам, потом по поводу обстоятельств некоего ДТП с участием (или без оного) мэра Ставрополя.

Так или иначе, в подавляющем большинстве регионов речи о какой бы то ни было предвыборной интриге не идет. И уже 12 марта в Москву потянутся победные рапорты региональных ячеек «Единой России» о новых партийных достижениях на ниве демократической борьбы и о новых 50-, 60-, а может, кто знает, и 70-процентных рекордах на выборах в областные законодательные собрания. Право, жаль будет, если и в декабре нам придется смотреть на нечто столь же обыденное и уже сейчас предсказуемое.