Кремень


текст | Анастасия САЛОМЕЕВА

Твердая рука, ясная голова, изощренная хитрость, обаяние и отменное чувство юмора — качества, необходимые для государственного деятеля. Всеми ими в полной мере обладал Отто Эдуард Леопольд фон Бисмарк-Шёнхаузен, одна из наиболее значимых фигур в политике XIX века. Была у «железного канцлера» и еще одна черта, столь же обязательная для политика, но, увы, встречающаяся у этого племени не всегда, — преданность своей стране.

Отто фон Бисмарка, человека непростого и противоречивого, считающегося «главным виновником» создания могущественной Германской империи, укрепившего ее экономическое и политическое положение на мировой арене, крепко державшего в своих руках на протяжении нескольких десятков лет управление страной, не любили многие. Но уважали все — и противники, и сторонники. Сам же он, привыкнув за долгую политическую карьеру к нападкам современников, мало обращал внимания на эту неприязнь. Ставя во главу угла интересы своей страны, умеющий правильно определять приоритеты и последовательно добиваться намеченных целей, и прекрасно осознавая масштаб собственной личности, «железный канцлер» никогда не заботился о сиюминутной популярности. Наверное, отчасти и поэтому Отто фон Бисмарк и по сей день остается одним из самых уважаемых исторических деятелей. Впрочем, помнят его не только за политические деяния, но и за блистательные афоризмы, мастером которых он, несомненно, являлся.

«Свобода — это роскошь, которую не каждый может себе позволить»

Отто Эдуард Леопольд фон Бисмарк-Шёнхаузен родился 1 апреля 1815 года в поместье Шёнхаузен в Бранденбурге (Пруссия) и стал третьим сыном в семье Фердинанда фон Бисмарка-Шёнхаузена и его супруги Вильгельмины, в девичестве Менкен. Его отец был юнкером, дворянином-землевладельцем. Он происходил из старинного, но не самого знатного рода, чьи представители славились своей независимостью и непокорностью — качествами, которые во всю проявились у наиболее известного представителя этого клана — Отто. Мать же будущего канцлера по рождению принадлежала к буржуазии и была дочерью крупного государственного служащего.

Просвещенные родители постарались дать своим детям хорошее образование и не жалели на это средств. После окончания берлинской гимназии Отто, учившийся с интересом, но не проявлявший особого рвения и блестящих способностей, поступил в знаменитый Геттингенский университет, где изучал право. Предполагалось, что знание юриспруденции пригодится в карьере дипломата, к которой его готовили родители. Это желание старших не противоречило стремлениям самого Отто: он и в ту пору живо интересовался и политикой, и историей, и тонкостями международных отношений. Однако в науках Бисмарк преуспел мало — слишком бурлила юная кровь. И, судя по всему, его почтенные родители хлебнули с ним горя, прежде чем он наконец взялся за ум и стал тем, кем он стал. Впрочем, триумфа своего третьего сына Фердинанду и Вельгельмине увидеть было не суждено.

Вместо того чтобы слушать скучные лекции, Отто сколотил вокруг себя компанию таких же шалопаев и быстро прославился в Геттингене как забияка и балагур. Геттингенский университет он так и не закончил: опасаясь справедливого гнева местных властей, в один прекрасный день будущий канцлер Германии тайно покинул город. После чего он обосновался в Берлине, где и продолжил учебу в университете.

Через некоторое время, имея за плечами чудом защищенную диссертацию по философии и политической экономии, «почетный» список из 27 дуэлей, в коих он принимал участие, и не менее внушительный список долгов, Отто фон Бисмарк приступил к государственной службе в курортном городке Аахене. Но на этом поприще он проявил себя мало. Работа была весьма необременительной, а в свободное время молодой человек продолжал вести разгульный образ жизни, к которому добавились еще и амурные приключения. Одно из таких приключений чуть было не закончилось браком. Отто не на шутку влюбился в юную дочку английского священника Изабеллу Лорен-Смит, бог знает как попавшую в этот городок. Но шесть месяцев его настойчивых ухаживаний не увенчались успехом: в конце концов рассудительная барышня предпочла молодому гуляке пожилого и более состоятельного претендента на ее руку.

Вскоре, как на беду, дал о себе знать и взрывной темперамент Бисмарка: уставший от бюрократической волокиты и не привыкший подчиняться, он повздорил с начальством и был выдворен со службы. Тогда Отто решил попробовать себя на военном поприще, но и здесь ничего не вышло. Как показала жизнь, человек, создавший в Германской империи жесткую вертикаль управления, мог находиться только на ее вершине, но никак не быть одним из многочисленных винтиков ни этой системы, ни ее предшественницы.

«За всякое порученное дело должен отвечать один и только один человек»

В конце 1838 года Бисмарк принял решение оставить государственную службу. Поговаривали, что за этим решением стояло не только разочарование, но и огромный карточный долг, что Бисмарк не на шутку проигрался, и на помощь ему пришел отец, оплативший долг, но взамен взявший с сына обещание уехать в родовое поместье и заняться наконец делом — привести в порядок серьезно пошатнувшееся семейное хозяйство. Вопреки ожиданиям многих Отто оказался очень дельным хозяином. Здесь он был господином, мог устанавливать свои законы и устраивать все так, как ему угодно. И его усилия дали результаты: доходность вверенных Отто земель существенно повысилась. Более того, в Бисмарке вдруг проявились дисциплина и экономность, не свойственные ему прежде.

Конечно, сельская жизнь отчасти была скучна привыкшему к городу молодому человеку, но свободное время он проводил за самообразованием, читая как труды по сельскому хозяйству, политике и экономике, так и художественную литературу, до которой, вопреки сложившемуся о нем мнению, был большой охотник. Когда же надоедали и эти занятия, он охотился и общался с соседями. Кстати, здешние помещики Бисмарка уважали и побаивались. Уважали — за рачительность, деловую хватку, особо ценимое в этих местах умение пить и не пьянеть, а побаивались — за крутой нрав и прошлую репутацию, поскольку прозвища «дикий» и «бешеный» «переселились» с ним в деревню. Совершал он и редкие поездки за границу: в Великобританию, Францию, Италию, Швейцарию.

Понемногу Бисмарк начал втягиваться и в политику, заинтересовавшись местным самоуправлением. Он стал депутатом округа, а затем заместителем главы ландрата, органа местного самоуправления, и членом ландтага, представительного органа провинции Померания.

Ну а дальше все произошло как в нравоучительной сказке. В середине 40-х годов у своих друзей, представителей одного из мистических течений в протестантизме, Отто познакомился с Иоганной фон Путткамер, девушкой верующей, порядочной и добродетельной, благотворно повлиявшей на когда-то равнодушного к религии Отто. Он влюбился в нее и сделал предложение, которое было благосклонно принято. Летом 1847 года состоялась их свадьба. Так Бисмарк обрел верную спутницу жизни, в счастливом браке с которой, чему, кстати, не мешали его периодические увлечения хорошенькими женщинами, пробыл до 1894 года, вплоть до смерти Иоганны.

«Революцию подготавливают гении, осуществляют фанатики, а плодами ее пользуются проходимцы»

Свадьбе Бисмарка предшествовало другое важное событие, и именно оно, как считают историки, способствовало его выходу на большую политическую арену. Весной 1847 года прусский король Фридрих Вильгельм IV создал межрегиональный орган — Объединенный ландтаг, депутатом от остэльбского рыцарства которого был назначен Бисмарк. В принципе цель у нового органа, по замыслу короля, была одна — изыскать средства на строительство Остбадена, железной дороги из Берлина в Восточную Пруссию, и контролировать финансирование этого масштабного проекта. Однако депутатов волновали совсем другие вопросы — это было время жесткого противостояния либералов, ратовавших за конституционную монархию, и консерваторов. Бисмарк же, едва заняв депутатское кресло, приобрел славу одного из самых реакционных ораторов, яростно защищая монархию и беспощадно обрушиваясь с критикой на либералов.

1848 год принес с собой волну европейских революций, докатилась она и до Пруссии. Бисмарк, никогда не являвшийся сторонником бунтов, принял революционные волнения в штыки и даже был готов возглавить вооруженный марш на Берлин, дабы защитить короля. Впрочем, на этот раз обошлось без его вмешательства: Фридрих Вильгельм IV пошел на уступки, а сама революция оказалась менее радикальной, чем думалось вначале. Тем не менее репутация реакционера и ультраконсерватора не дала Бисмарку шанса войти в новый парламент, несмотря на все его попытки. В итоге свою активность он направил на создание ряда реакционных изданий и объединений.

Очень скоро деятельность нового парламента была прервана контрреволюционным переворотом. Впрочем, участие в нем Бисмарка и его верность престолу не были оценены по заслугам — его взгляды казались слишком консервативными даже монарху. Что же касается Пруссии, то она получила весьма сдержанную конституцию, где провозглашались и монархия, и создание двухпалатного парламента, в нижнюю палату которого Бисмарк прошел с большим трудом. Мытарства Отто во время выборов отразились в еще одном его знаменитом афоризме: «Никогда столько не лгут, как во время войны, после охоты и до выборов».

В те годы он не был популярным политиком. Отчасти из-за того, что не любил либералов, оставаясь монархистом.
(По правде говоря, Бисмарк, хотя и признавал авторитет абсолютной монархии, все ж видел в этом строе много опасностей. Идеальной, на его взгляд, могла быть иная схема: монаршая власть, контролируемая независимым представительством, при этом обе стороны должны действовать сообща, открыто и публично.) Отчасти из-за того, что, как ни парадоксально, человек, в конце концов объединивший Германию, на заре своей политической карьеры был противником объединения, естественно в том виде, в каком оно предлагалось. Бисмарк прекрасно понимал, что для обеспечения безопасности Германии объединение необходимо, но вместе с тем опасался, что при текущем положении дел это, во-первых, приведет к усилению революционных настроений, а во-вторых, Пруссия, государство, где до недавнего времени властвовал порядок, растворится в хаосе, происходящем во многих других германских княжествах. По мнению Бисмарка, Пруссия, как главная движущая сила Германии, должна была сохранить и свою целостность, и свои законы, став ядром для объединения страны.

В 1851 году Бисмарк был назначен представителем Пруссии в союзном сейме во Франкфурте-на-Майне. Здесь
он окончательно утвердился в своей
точке зрения, что при имеющемся положении дел объединение Пруссии с другими немецкими государствами невозможно. И главной помехой являлась Австрия, мощная империя, которая действовала по отношению к немецким странам фактически с позиции сюзерена. Между Пруссией и Австрией давно существовал серьезный конфликт. Обе державы не без основания считали себя лидерами немецкого мира, но до поры до времени Пруссия, несмотря на свой воинственный дух, была вынуждена уступать более сильному конкуренту. Вывод был прост: Пруссии, не вступая пока в открытую конфронтацию с Австрией, нужно сторониться этой страны и, главное, дружить с ее противниками.

«Стоит только посадить Германию в седло, а уж поскакать она сумеет»

За годы работы в союзном сейме Бисмарк отшлифовал свои навыки дипломата и политика. Но вот прусским властям его деятельность стала приедаться — слишком независимым он был человеком, и слишком часто его мнение шло вразрез со взглядами правящей коалиции. В 1859 году Бисмарк был отправлен, что называется, с глаз долой, в далекий Санкт-Петербург посланником Пруссии в Российской империи. Это назначение пришлось как нельзя кстати, поскольку в то время, после неудачи в Крымской войне, Россия явно не питала нежных чувств к Австрии, а значит, могла стать партнером Пруссии.

За три года, проведенные в России, Бисмарк получил высокую оценку своих трудов от императора Александра II, по слухам предлагавшего ему поступить на российскую службу, так и не понял русскую душу, нередко озадачивавшую его, а кроме того, выучил и включил в свой лексикон замечательное русское слово «ничего», чье многозначие и возможность употребления в разных ситуациях с непривычки раздражали прусского посланника, а потом пришлись ему очень даже по вкусу. Не испытывая особых пристрастий к нашей стране, он проникся к ней уважением и сделал вывод, что Германии никогда не стоит вступать в вооруженный конфликт с Россией, о чем не уставал предупреждать потомков, которые, как часто бывает, к его советам оставались глухи. Родом из России и ряд афоризмов «железного канцлера», наиболее известные из них «Русские долго запрягают, но быстро едут» и «В Германии только я один говорю
“ничего!”», а в России — весь народ».

Тем временем в Пруссии в 1862 году скончался король Фридрих Вильгельм IV,
его место занял новый монарх — Вильгельм I. Поначалу перемена правителя мало сказалась на политической карьере Бисмарка, разве что через год его перевели послом во Францию. Однако пробыл он при дворе Наполеона III недолго. В Берлине опять вспыхнул конфликт между королем и парламентом. Тут-то новый монарх и вспомнил о Бисмарке, железную хватку и решимость которого знал не понаслышке.

В сентябре 1862 года Отто фон Бисмарк был назначен главой правительства, а чуть позже министром-президентом и министром иностранных дел Пруссии. Так началась эпоха «железного канцлера». Бисмарк принялся за преобразование Пруссии. Он сформировал свой кабинет министров, куда вошли только консерваторы, и вскоре после этого выступил с программной речью перед оторопевшим парламентом. Затем, воспользовавшись несогласованностью парламентариев, большая часть которых принадлежала к либеральному блоку, то обостряя, то примиряя конституционный конфликт, провел военную реформу, ограничил свободу прессы и тем самым лишил оппозицию голоса.

Вновь обострился конфликт между Пруссией и Австрией, и все резче звучали заявления воинствующего премьера относительно спорных территорий. Как нельзя кстати пришлось Польское восстание 1863 года, привлекшее внимание международного сообщества и в котором Бисмарк, несмотря на нападки со всех сторон, поддержал Российскую империю, заручившись таким образом сильным союзником на будущее и нейтрализовав провокационными заявлениями Францию и Великобританию.

В 1864 году в Европе вспыхнул еще один вооруженный конфликт, на этот раз между Пруссией и Данией, давно споривших о территориях герцогств Шлезвига и Гольштейна, являвшихся в то время частью Дании, но где жили в основном этнические немцы. После того как прусские войска заняли Шлезвиг-Гольштейн, эти территории были поделены между Пруссией и Австрией.

И наконец, 1866 год — реванш Пруссии по отношению к Австрии.
В войне, где Пруссия выступала в тандеме с Италией (той очень хотелось вернуть находящуюся тогда под юрисдикцией Австрии Венецию), прусской армии удалось быстро занять львиную долю северных германских земель. Прусские националисты, вдохновленные победами, готовы были идти дальше, на Вену. Но опять Бисмарк, которому не нужны были чужие территории, не побоялся выступить против большинства и настоял на прекращении войны. В итоге страны заключили мирный договор на условиях Пруссии, к ней отошли Гессен, Нассау, Ганновер, Шлезвиг-Гольштейн и Франкфурт.

В 1867 году на свет появился Северо-Германский союз. Его конституция разрабатывалась по проекту Бисмарка, он же стал бундесканцлером союза. Однако и этого ему было мало. Теперь вся тайная дипломатия «железного канцлера» работала против Франции. За чередой интриг последовала разрушительная франко-прусская война 1870—
1871 годов, объединившая всех немцев. А дальше — отступление французских войск, падение Парижа и, наконец, мирный договор, по которому Пруссии отошли Эльзас и северо-восточная часть Лотарингии. Германская империя была сформирована, Вильгельм I провозглашен ее императором (кайзером), а Бисмарк — рейхсканцлером, получив в придачу титул князя и новое поместье Фридрихсруэ.

«Политика — не точная наука»

Пожалуй, никогда еще Бисмарк не был столь популярен, как в период создания империи. Однако и в это благоприятное для него время у «человека из железа» находились недоброжелатели. Оппозицию рейхсканцлеру составляла мощная центристская католическая партия, активно привлекавшая к себе и представителей национальных меньшинств, поддерживающих антипрусские настроения.

В 70-х годах XIX века началась эпоха «Культуркампфа» — борьбы Бисмарка с католической церковью, вставшей на сторону оппозиции.

Бисмарк смягчился в своем отношении к националистам и либералам и даже пошел с ними на сближение, но в то же время им приняты законы, запрещавшие священникам вести политическую агитацию, лишавшие духовенство права надзора за школами, из страны были выдворены иезуиты и прочие «подрывные элементы».
В 1875 году в Германии были распущены почти все католические ордена и введен в действие закон о гражданском браке. Все это, впрочем, лишь усиливало разлад в только что созданной империи. Правда, в начале 80-х годов Бисмарк пошел на примирение с католическим духовенством, отменив большинство принятых им в годы реакции законов.
Бисмарк до конца своих дней являлся активным противником революционных действий. Оккупационные прусские войска участвовали в подавлении Парижской коммуны. А в 1872 году
немецкий премьер организовал в Берлине встречу трех императоров — германского, австрийского и российского, которыми было заключено соглашение о совместном противостоянии революционной опасности. Между тем социалистическое движение набирало силы и в Германской империи. Бисмарк действовал здесь методом кнута и пряника: с одной стороны, применял репрессии, вводя жесткое законодательство, с другой — шел на уступки, в частности установив обязательное страхование для некоторых групп рабочих.

В международных отношениях Бис-марк был мастером тайной дипломатии, никогда не заключая, как он выражался, «сентиментальных союзов». Он действовал только исходя из интересов своей страны, нередко подставлял подножку недавнему союзнику и часто балансировал на грани фола.
В 1879 году обострились отношения между Германией, Францией и Россией, приведшие Второй рейх к тяжелому международному кризису, такому, что «железный» Бисмарк даже подал в отставку. Правда, кайзер ее не принял, а просто предоставил главе правительства многомесячный отпуск. Постепенно ситуация нормализовалась. И в 1881 го-
ду при непосредственном участии Бисмарка был подписан договор о создании Союза трех императоров (Германии, Австрии и Италии), направленного против Великобритании. В середине 80-х годов Бисмарк вдруг увлекся колониальной политикой, Германия стала приобретать огромные территории в Африке.

Тем временем позиции рейхсканцлера слабели. Набирали силу оппозиционеры — центристы и социалисты, а «железный канцлер», хоть и не терял свою стальную хватку, но заметно слабел здоровьем. В начале 1888 года скончался император Вильгельм I, который прислушивался к словам Бисмарка и находился под его влиянием. Новый император, смертельно больной Фридрих III, правил несколько месяцев, а затем и сам сошел в могилу. Унаследовавший корону Вильгельм II, когда-то бывший большим почитателем Бисмарка, теперь относился к нему весьма сдержанно. Противостояния с королем привели к отставке бессменного рейхсканцлера, которая произошла в марте 1890 года.

«Учись так, как будто тебе предстоит жить вечно; живи так, как будто тебе предстоит умереть завтра»

Конец своей жизни, удаленный от власти, но продолжающий беспокоиться за судьбу родины, «железный канцлер» посвятил созданию собственного политического завещания — многостраничных мемуаров, где, лишь вскользь упоминая о ключевых событиях личной жизни, сосредоточился на описании своих мировоззрений и политических шагов, анализе итогов своей деятельности и размышлениях о будущем Германии и Европы, по ходу дела давая точные, а иногда и довольно резкие оценки современникам.

Он почти безвыездно жил в поместье Фридрихсруэ, схоронил Иоганну и очень много болел. 30 июля 1898 года князь Отто Эдуард Леопольд фон Бисмарк-Шёнхаузен скончался. А через 20 лет канул в Лету и созданный им Второй рейх.