Памятник чистой политике


Александр Полянский

Биография Сапармурата Ниязова, пожалуй, наиболее рельефно демонстрирует известный тезис: профессиональный политик принципиально неидеологичен. В зависимости от текущего соотношения факторов он может быть демократом или тоталитарным диктатором, атеистом или истово верующим.

Пришедший к власти на волне перестройки партийный лидер Туркмении, до этого учившийся и работавший в Ленинграде и Москве, женившийся на русской и сам во многом обрусевший, после распада Советского Союза создал в своей республике помесь типичной азиатской и тоталитарной сталинской диктатур. Таких перевоплощений, кардинальных изменений ментальности не испытал никто из советских лидеров. Алиев превратился в президента авторитарного, весьма исламского Азербайджана из партийного лидера, но до этого за его плечами была служба в КГБ. Шеварднадзе стал президентом «демократической» Грузии опять-таки пройдя путь партийного лидера республики, но ему предшествовал долгий период работы в отличавшемся демократизмом и свободомыслием комсомоле. Аскар Акаев пришел в политику из академической науки, и хотя он создал в Киргизии авторитарный режим, но это был все-таки наиболее мягкий из среднеазиатских режимов. В биографии и действиях Ниязова не прослеживается никакой ментальной логики, и в этом смысле усопший — редкий случай «чистого» политика. Столь же разнообразен он был в каждый момент времени: жестокий диктатор внутри страны и эксцентричный сибарит вовне.

Тем не менее отношения с Ниязовым России и других основных партнеров были достаточно стабильными. Туркменистан являлся одной из констант мировой политики — большое достоинство для государства, находящегося в регионе уже
20 лет переживающего значительные перемены.

Со смертью Туркменбаши эта константа превратилась в неопределенность, которую попытаются в своих интересах прояснить Россия и Запад: США с Евросоюзом. Первая сторона заинтересована в максимизации собственной монопольной доли мирового газового рынка путем контроля за поставкой и транспортировкой туркменского газа, вторая — в диверсификации поставок с помощью Туркменистана — одного из мировых лидеров по газовым запасам.
И та, и другая сторона попытается перетянуть к себе нового туркменского лидера, который, судя по всему, уже определен окончательно. Проблема только в том, что в Туркмении теперь, по-видимому, будет коллективное руководство преимущественно из силовиков, из-за чего задача противоборствующих сил чрезвычайно усложнится.