Осеннее обострение


Текст | Тимур ХУРСАНДОВ
журналист-международник

Второй этап киргизской революции завершился. Но противоречия во власти остались.

Кто бы мог подумать: центр демократии и развитого гражданского общества (во всяком случае, по западным меркам) на постсоветском пространстве качнулся в сторону славящейся своими давними и, казалось бы, нерушимыми традициями авторитаризма Средней Азии. Бессменный флагман демократических веяний Украина и столь любезная западному сердцу Грузия посторонились и пропустили вперед Киргизию.
В этой стране уже впору заводить институт профессиональных революционеров, так как политические потрясения в последнее время обрушиваются на Бишкек довольно часто и совсем не исключено, что недавние события будут иметь продолжение.

Октябрьская революция II

День октябрьской революции в этом году в Киргизии как нельзя более оправдал свое название. Именно на 7 ноября пришелся пик противостояния оппозиции и властей, едва не приведший к масштабному кровопролитию. Претензии киргизских пламенных трибунов фактически не изменились с прошлого — весеннего —
обострения, накрывшего страну в марте 2005-го. Сейчас вдруг внезапно выяснилось, что действующий президент Курманбек Бакиев такой же бюрократ, как и его предшественник Аскар Акаев, и тоже, как ни прискорбно, отнюдь не против кумовства во власти, косвенно поощряя таким образом коррупцию. Дело для Бакиева осложнялось тем, что в свое время он — видимо, сгоряча и в порыве — пообещал провести конституционную реформу.

Оппозиция, конечно же, не могла пройти мимо такого козыря и начала активно его разыгрывать. Еще в сентябре противники нынешнего режима в жесткой форме потребовали от президента согласиться на внесение изменений в Основной закон страны, резко ограничивающих полномочия президента.
В противном случае они пригрозили вывести в начале ноября людей на улицы. И обещание свое, как видим, сдержали.

2 ноября Бишкек снова стал ареной стихийного народного волеизъявления. Хотя стихийным его назвать на этот раз было довольно трудно: неплохо подготовились и массовики-затейники, и ораторы, призывающие свергнуть насквозь прогнившее, коррупционное правительство; наличествовали даже палатки для желающих не покидать киргизский майдан ни днем, ни ночью.

Пик второй волны киргизской революции, как уже говорилось, пришелся на 7 ноября. Хотя и он оказался довольно мирным. Да, разгоряченные оппозиционеры не могли устоять перед искушением побросаться в милицию, оцепившую здание парламента, камнями и прочими подручными средствами. Да, спецназ без особого энтузиазма применил слезоточивый газ, дымовые шашки и поорудовал дубинками. Но, к счастью, настоящего кровопролития удалось избежать.

И все же, несмотря на, казалось бы, относительно безобидный характер протестов, Бакиев дрогнул. 9 ноября он подписал новую редакцию Конституции, а парламент, не откладывая дело в долгий ящик, сразу ее принял. Тут же началась эйфория в одном лагере —
оппозиция взялась предрекать скорую отставку Бакиева и премьера Кулова (как же, президент своими собственными руками лишает себя львиной доли полномочий!) — и глухое недовольство, и роптание в другом — представители главы кабинета министров назвали новую Конституцию поспешной и полной противоречий. «Поспешное принятие документа привело к тому, что в тексте Основного закона страны имеют место существенные противоречия в части, касающейся формирования правительства, — говорится в заявлении пресс-службы премьер-министра. — Ошибки, допущенные в ходе поспешных и необдуманных действий, в настоящее время невозможно исправить конституционным путем».

Однако дело обстояло далеко не так однозначно, и Бакиев показал себя вполне сформировавшимся мастером политической интриги. Вообще, надо сказать, действующая исполнительная власть Киргизии выпуталась из весьма сложной ситуации просто изумительно. Воспользовавшись шумихой и тем, что оппозиция была явно опьянена победой, Курманбек Бакиев внес в новый проект Конституции довольно сущест-венные поправки. Так, например, теперь для смещения президента необходимо не две трети голосов народных избранников, а три четверти.

Более того, парламент, похоже, к своему собственному изумлению обнаружил, что он даже не может отправить в отставку правительство премьер-министра Феликса Кулова, хотя по новому Основному закону именно парламентское большинство де-юре имеет право утверждать главу кабинета министров и соответственно снимать его. Но есть небольшая закавыка: дело в том, что сейчас в парламенте Киргизии 75 мест, а по новой Конституции их количество должно быть увеличено до 90. Таким образом, если депутаты отправляют Кулова в отставку, то для формирования нового правительства необходимы новые выборы в парламент, чего наверняка потребует исполнительная власть. То есть, грубо говоря, на данный момент отставка премьера автоматически означает роспуск всех народных избранников, которые при всей приверженности реформам и справедливости расставаться с насиженными местами совсем не торопятся. Ситуация просто на загляденье.

Мы долгое эхо друг друга

Череда цветных революций в бывших советских республиках — отличный подарок адептам теории заговоров. Еще бы: все сходится настолько, что явно не обошлось без ставшей уже притчей во языцех зловещей мировой закулисы. Действительно, не могут же события развиваться по столь схожим сценариям независимо друг от друга. Ведь и в Украине, и в Киргизии народ сначала вознес на пост главы государства политиков, казалось бы, новой, цивилизованной формации — Виктора Ющенко, чьим оппонентом был «ставленник олигархов» Виктор Янукович, и Курманбека Бакиева, сместившего, по выражению одного из российских политиков, «интеллигентского хлюпика» Акаева.

Совпадение? Да бросьте, не смешите! Даже временной разрыв между украинскими и киргизскими событиями строго регулярный — примерно три месяца: революционный подъем —
зима-2004 в Киеве и весна-2005 в Бишкеке; разочарование — лето-2006 для украинцев и осень-2006 для киргизов. Высшие баллы за синхронность, зрители восторженно аплодируют, растроганный наставник — США, Евросоюз, друзья по СНГ или все вместе взятые (нужное подчеркнуть) — украдкой смахивает слезу.

Ну и, конечно, куда же без серого кардинала всего постсоветского пространства, поистине демонической личности — Бориса Абрамовича Березовского. Еще в начале осени в прессе настойчиво замелькали слухи, что опальный российский бизнесмен тайно посетил Киргизию и даже встречался с президентом Бакиевым. И хотя обе стороны упорно опровергают эту информацию, в массовом сознании такой пунктик остался. Вот почему неудивительно, что с началом ноябрьских событий сразу же всплыла фамилия Березовского, по данным «информированных источников», и устроившего новую революционную волну, преследуя, само собой, личные деловые интересы.

Еще один вариант, особо любимый в России: бурные процессы в соседних странах — это лишь генеральная репетиция, обкатка методов, которые потом темные силы намерены применить на своей настоящей цели — Москве, разумеется. Вот только есть небольшая неувязка: все эти революции, перевороты и прочие демократические преобразования в странах СНГ Россия может легко обернуть к собственной выгоде, на пользу имиджу на внутреннем рынке, во всяком случае. На фоне украинских и киргизских треволнений пресловутая российская вертикаль власти кажется оплотом и гарантом стабильности.
И это немаловажно, ведь подавляющее большинство россиян сегодня придерживаются старинной китайской поговорки, гласящей, что нет ничего хуже, чем жить в эпоху перемен. И чем более бурно развиваются события у соседей, тем больше крепнет уверенность, что лучше уж наше нынешнее постоянство, пусть и близкое к застою, чем такие страсти.

Что интересно, ситуацию, похожую на российскую, с сильной центральной властью и практически нулевой оппозицией, можно сейчас наблюдать в еще одной бывшей братской республике, совсем недавно входившей в число прометеев демократии. Как ни странно, речь идет о Грузии. Столь горячо и нежно нелюбимый Москвой Мишико Саакашвили не повторил ошибок своих друзей-революционеров из Украины и Киргизии. Фактический разгон оппозиции, вплоть до тюремных заключений, грамотно выстроенный, направленный на западную аудиторию «пиар», удачно созданный образ внешнего врага и периодические перетасовки правительства, позволяющие избежать чьего-либо усиления — вот, если обрисовать в общих чертах, довольно простой рецепт успеха грузинского президента.

Но на самом деле все наши аналогии и поиски злых гениев уже не важны — это не что иное как махание кулаками после драки, ведь революция, о которой так много говорили, свершилась. Хотя вряд ли это можно считать точкой.
По мнению многих аналитиков, не исключены и новые конституционные изменения в Киргизии, если исполнительная власть перегруппируется и перейдет в контрнаступление на мятежный парламент. А такой вариант развития событий вполне возможен, особенно по инициативе сторонников Феликса Кулова, чувствующих себя наиболее проигравшей стороной. В свое время Кулов, представитель севера страны, отказался от притязаний на президентское кресло в пользу южанина Бакиева. Одно это уже вызвало недовольство северян, привыкших играть первую скрипку в политической жизни страны. Тогда обиду проглотили, но теперь и без того хрупкий тандем Бакиев — Кулов может зашататься, и кто знает, не ждет ли в этом случае Киргизию еще одно обострение.