Геннадий ВОРОНИН: качество – категория нравственная


Беседу вела Наталья Войченко

Мы все живем на одной планете, поэтому, хотим того или нет, нам приходится делить и жизненное пространство, и блага, отпущенные природой и созданные самим человеком. О ходе борьбы передового бизнес-сообщества за качество жизни россиян рассказывает президент Всероссийской организации качества Геннадий Воронин.

— Геннадий Петрович, мир вступил в эпоху глобальной конкуренции и глобального сотрудничества. Как выражается видение качества в этих условиях?

— В прежние времена все решали оружием. Сегодня поле битвы — рынки, биржи, саммиты. Главным средством преодоления сложностей эпохи глобализма становится качество.

— Каковы же причины роста внимания к качеству?

— Во-первых, научно-технический прогресс требует обеспечения качества по всей цепочке жизненного цикла продукции — от ее разработки до утилизации.

Во-вторых, глобализация стирает границы на пути свободного движения товаров, людей, капиталов, идей и информации, растет конкуренция.

В-третьих, остро встает проблема охраны окружающей среды, которая тесным образом связана с качеством технологических процессов.

Что же это такое — качество и его культура? Я прагматик, поэтому считаю качеством наилучший результат, которого можно добиться, выполняя любое действие, будь то работа ремесленника или грандиозный проект.
А культура качества — это внутренняя потребность в самосовершенствовании и умение работать добросовестно. В культуре качества ключевое слово —
добросовестность. Составляющие его понятия позволяют сказать, что качество — категория нравственная.

Умные руководители ищут методы достижения качественного результата с наименьшими затратами. В том числе с помощью систем менеджмента качества.

Создаются международные стандарты типа SA 8000 и программы социальной ответственности, с которыми приходится считаться предпринимателю, если он не хочет стать изгоем на рынке.

— Насколько современные методы и средства управления качеством применимы в условиях российской действительности?

— Как правило, они универсальны. Вот блестящий тому пример. У нас ставился на производство новый самолет, у американцев — ракета «Першинг». И директор Саратовского машиностроительного завода Б.А. Дубовиков, и глава отдела качества фирмы «Мартин» Филипп Кросби пришли к одному и тому же выводу: с браком надо бороться в процессе работы, а не в отделе технического контроля. Им пришлось выдержать серьезную борьбу за создание системы правил и методов организации производства. Так родились первые системы управления качеством, вокруг которых сегодня выросла целая наука. Кстати, именно
в СССР была разработана и опробована на практике комплексная система управления качеством продукции
(КС УКП), во многом сходная с системами по стандартам ISO серии 9000.

— Вопросы технического регулирования, конкурентоспособности и качества сегодня выходят на первый план. Насколько они соотносятся с уровнем развития российской системы стандартизации?

— Уже в самой постановке вопроса слышен отголосок путаницы, устроенной зачинателями так называемой стандартной революции. Они сумели внушить обществу, что технические регламенты нужны для обеспечения конкурентоспособности и должны прийти на смену ГОСТам. Ничего подобного! Технический регламент всего лишь пропуск на рынок, законодательно установленная норма, при которой продукция считается безопасной для человека и окружающей среды. А вот стандарт — это уже документ, непосредственно влияющий на конкурентоспособность, в нем заложены показатели, определяющие функцию и потребительские качества изделия. Путаница произошла из-за того, что у нас, торопясь в рыночную экономику, отменили сами ГОСТы,
а не их обязательный статус.

Цель закона «О техническом регулировании» — законодательно ввести добровольность применения стандартов и документа вида «технический регламент». Но в законе и комментариях к нему «забыли» написать, что доброволен только выбор стандарта, а не его соблюдение!

Важный момент: стандарты должны регулярно обновляться. Около 10% парка стандартов развитых стран ежегодно пересматриваются. А у нас этот показатель — 1—2%. В результате многие из них 15—20-летней давности.

Так что научно-организационная база стандартизации соответствует современным требованиям, а фонд стандартов — нет.

— Какими путями идет развитие стандартизации и сертификации СМК с отраслевой спецификой?

— Методы управления качеством универсальны. Но в каждой сфере их применение зависит от специфики деятельности. Сейчас в ВОКе начал работать Комитет по качеству медицинской помощи. Главный принцип —
профессионал по управлению качеством должен действовать вместе с профессионалом от медицины. Один владеет технологией, другой — оптимальными методами организации процесса. Только их союз может создать эффективную систему, дающую качественный результат.

Международная организация по стандартизации, идя навстречу потребностям экономики, разработала ряд стандартов менеджмента качества с учетом их специфики. Это стандарты ISO 29001 для нефтегазового оборудования, ISO 22000 для пищевой промышленности и некоторые другие. По состоянию на конец 2005 года российские компании получили 16 сертификатов соответствия требованиям автомобильного стандарта ISO 10949 (для сравнения: Китай — 2151 сертификат, Франция — 854). На соответствие стандарту ISO 13485 по медицинской технике наши предприятия имеют восемь сертификатов, американские —
1310, французские — 153.

— Внедрение СМК стимулировало развитие индустрии услуг по обучению и консультированию в этой области. Насколько уровень подготовки российских специалистов отвечает международным стандартам?

— Сейчас в этой новой отрасли существует ядро специалистов высокого класса, получивших подготовку
в самых престижных учебных заведениях. Появились кафедры менеджмента качества в десятках вузов, выпущены первые специалисты. Складывается определенная профессиональная этика. Но пока есть спрос на разработку систем не для дела, а лишь для сертификата, будут существовать горе-консультанты, способные только создавать «бумажные» системы и «договариваться» с органами по сертификации.

— Какие отрасли народного хозяйства лидируют в сфере менеджмента качества?

— Нет таких отраслей. Есть отдельные предприятия, в основном
экспорториентированные. Кстати,
в нашей самой экспорториентированной отрасли — нефте- и газодобыче тоже все делается на уровне отдель-ных компаний. Но если взяться за отрасль целиком, можно выйти на очень интересные результаты.
Такого масштаба еще не было.
В советское время существовали отраслевые системы управления качеством, построенные на принципах КС УКП. Трудно судить, насколько они были эффективны, таких данных нет. Но как бывший руководитель предприятия и отрасли могу сказать, что они заставляли уделять больше внимания качеству.

— Как вы оцениваете ход выполнения приоритетных национальных программ, есть ли качественные изменения?

— Об этом еще рано говорить: мало времени прошло и слишком велики проблемы. Здоровье нации, демография — это приоритет среди приоритетов. Не будет в России людей — некого будет кормить, учить и расселять в новые квартиры. Повышение зарплат врачам показало, сколько проблем создается из-за спешки и бессистемного подхода к решению этой сложной задачи. Выясняется, например, что забыли о специалистах в поликлиниках. Приступают к строительству новых центров, а тем временем в рядовых больницах люди по-прежнему вынуждены нести с собой все необходимое для жизни и лечения.

У меня складывается впечатление, что президентские проекты начали осуществлять на тактическом уровне, без разработки стратегии, без построения того, что называется системой управления, где четко ранжированы цели и на их основе построена система задач для разных уровней управления.

Может повториться история с законом «О техническом регулировании».
Его реализация споткнулась об
отсутствие проработки стратегии и
тактики введения новых требований.

— Какие проблемы технического регулирования и менеджмента качества на современном этапе требуют первоочередного рассмотрения?

— Прежде всего нужен системный подход, план скоординированных действий.

Надо придерживаться цикла Деминга PDCA: «Планируй (Plan) —
Делай (Do) — Проверяй (Check) —
Действуй (Act), шаг за шагом
поднимаясь вверх по спирали
качества.

Пять лет назад Госстандарт разработал Концепцию национальной политики в области качества продукции и услуг, где сформулировал ряд принципов, определяющих направления реализации национальной политики в области качества. Концепция была передана в правительство, где и погибла в недрах аппарата. А жаль! Неплохо бы на новом этапе вернуться к ней, кое-что пересмотреть, связать с национальными проектами и на этой основе принять конкретный план действий.

Что касается технического
регулирования, то его реформирование зашло в тупик. За три с половиной года со дня вступления закона в силу утвержден только один технический регламент. Из-за несовершенства норм возник конфликт интересов государственного гаранта безопасности и частных фирм —
разработчиков технических регламентов.

26 ноября Геннадию Петровичу Воронину исполнилось 65 лет! Коллектив издательской группы «Профи-Пресс» и редакции журнала «БОСС» с радостью поздравляет именинника с этой знаменательной датой! Желаем Вам, Геннадий Петрович, долгих лет жизни, здоровья, благополучия, удачи во всех делах и дальнейших успехов на ниве приобщения России к высоким стандартам качества!