Александр АГЕЕВ: российскому бизнесу не хватает джентльменства


Беседу вел Алексей Иванов

14 декабря состоится торжественная церемония
вручения международных наград общественного
признания — ордена «Слава России» и международного ордена Преображения. В преддверии этого события мы взяли интервью у одного из ее организаторов —
президента Российского отделения Международной лиги стратегического управления, оценки и учета, генерального директора Института экономических стратегий, доктора экономических наук, профессора, академика РАЕН Александра Агеева.

— Александр Иванович, в чем, по-вашему, заключаются самые важные проблемы в развитии российского бизнеса?

— Проблемы любого бизнеса
легко сводятся к одной, главной —
конкурентоспособности. И основная проблема российского бизнеса — его массовая неконкурентоспособность и недобросовестность. Диагноз жесткий, поэтому нуждается в обосновании. Конкурентоспособность — это пакет компетенций как минимум в трех областях: продажах, производстве продукции и привлечении финансовых ресурсов. Добросовестность — это самоограничение в отношении способов достижения и удержания своего конкурентного преимущества. Умение «делать деньги» нельзя путать с умением организовать и успешно вести дело.

Качество управления имеющимися в стране активами выросло за 15 лет
более чем в два раза, однако очевидно, что очень многие вроде бы успешные фирмы выросли благодаря отнюдь не самым честным источникам. Если их исключить, то мы обнаружим, что в массе своей российский бизнес с колоссальным отрывом отстает от западного. Ведь мерить конкурентоспособность нужно исходя из стандартов, принятых в мире, хотя бы в тех 155 странах, которые являются членами ВТО. Дело не в том, что кто-то по отдельности плоховат, главная проблема здесь — деловая среда, которая в принципе патологична. И из-за нефтяной иглы, и из-за коррупции, и из-за монополизма — словом, причин много. Все это оборачивается варварством и мародерством в бизнесе и государственной политике, что мешает нашей экономике развиваться.

— Давайте сравним российский и, например, британский бизнес.

— Между ними есть как минимум три отличия. Первое — это фактор джентльменства. В Великобритании в большом бизнесе тон задают представители элитных сообществ с их весьма строгими требованиями к долгосрочной репутации партнеров.
В этом смысле честь, добросовестность в делах серьезно подстрахованы сетевыми институтами. Мы же в бизнесе — выскочки по сравнению с британцами. Особенно это заметно в финансовом секторе.

Второе отличие — качество правовой и культурной среды, в которой действуют предприниматели, в частности англосаксонское прецедентное право. Там, где у нас все решает нахрап и натиск, игра на коллизиях нормативных актов, импровизация, блеф и пустые надежды одних на пустые псевдогарантии других,
в туманном Альбионе работают строгие нюансированные юридические процедуры, понятные и общедоступные.

И третье отличие — подлинная глобальность. В Великобритании бизнес зиждется на мощных имперских традициях, на понимании своей глобальной роли и ответственности. Британцы в массе своей глубоко изучают национальные особенности других стран.

В общем, сравнивать типичных британских бизнесменов с типичными российскими — это все равно, что сравнивать даже положительных героев из сериала «Улицы разбитых фонарей» с положительными персонажами романов Конан Дойла.

— Головной офис Международной лиги стратегического управления находится в Британии, в России —
ее филиал. Есть ли разница в подходах, в продуктах и услугах, которые предлагаются вашей организацией здесь и там?

— Российское отделение сегодня одно из наиболее динамичных в международной сети лиги. Это предопределено нашими собственными слабостями — как бизнеса, так и среды его деятельности. Ведь какую сферу ни возьми — везде есть необъятное пространство для совершенствования: и в технологиях капитализации, и в системах регулирования,
и в ведении прав собственности. Если учесть, что для настоящего бизнеса проблем вообще нет, а есть только возможности, то таких возможностей у нас на ближайшие лет 100 с избытком.

Разумеется, приоритеты Российского отделения МЛСУ отличаются от приоритетов, актуальных для деятельности лиги в Лондоне. Если в Британии важнее всего, скажем, развитие платформы для коммуникаций, из которых потом рождаются различные проекты, то в России большое значение имеет и подоплека таких платформ, работающая там как бы сама собой. Нам нужно еще создавать систему нетарифного регулирования рыночной экономики, благоприятные условия для капитализации как можно большего числа предприятий, для повышения культуры ведения цивилизованного бизнеса, подготовки кадровых ресурсов для рыночной экономики, специалистов для независимой экспертизы. Все это пока в весьма зачаточном виде. А без института экспертизы, например, не может быть инновационных проектов, без которых бессмысленны инвестиционные проекты. Здесь нам крайне важно сформировать национальные стандарты, связанные с самыми высокими международными стандартами.

— А сколько России понадобится времени, чтобы догнать Великобританию в этом отношении?

— Это практически невозможно. Вообще, ни люди, ни фирмы, ни страны не должны догонять друг друга, потому что любая система, будь то человек или страна, многоаспектна
и траектория у каждого своя. Развить эту систему согласно данному изначально или приобретенному потенциалу — вот истинная цель. Также как и выбираться нам из наших ям надо своим путем. Можно и нужно вдумчиво импортировать институты, нормы, технологии, синхронизировать и согласовывать законодательство, в том числе хозяйственное, с нормами международного права. Надо всячески поощрять следование лучшим практикам, постепенно становящимся общими стандартами. Однако структура конкурентных источников всегда своеобычна. Кроме того, говоря о том, что в Великобритании хорошо, не нужно забывать, что и там есть сложности. Например, эта страна уступает в общей конкурентоспособности Финляндии или Швейцарии, британский бизнес демонстрирует неповоротливость в машиностроении.

— Какие основные направления деятельности Российского отделения МЛСУ?

— Российское отделение МЛСУ занимается весьма мощной программой научных работ. Это прежде всего прогнозные исследования будущего мировой экономики, экономики России, целого ряда стран и отраслевых рынков. Любой фирме, особенно крупной, необходимо знать, «что же будет с Родиной и с нами». Сейчас мы выполняем ряд прогнозных работ для российских регионов и крупных компаний. Эти исследования касаются, например, социальных инвестиций, перспектив спроса на конкретные банковские продукты, такие как ипотека, автострахование и т. д. Они осуществляются на базе научно-исследовательских операторов лиги в России: Института экономических стратегий, Академии прогнозирования и других партнерских организаций. Кроме того, важный научный блок — это все, что связано с новейшими моделями менеджмента. Сейчас Институт экономических стратегий готовит к выпуску целую серию книг в этой области, охватывающих весь спектр бизнес-мысли — от управления человеческим потенциалом до капитализации. МЛСУ, надо сказать, очень активно занимается издательской деятельностью. Лига поддерживает и разработки в сфере законодательства и нормативов ведения бизнеса, в первую очередь в области инноваций. Она сотрудничает с Администрацией президента РФ по вопросам совершенствования инновационного законодательства, со структурами ЕврАзЭС по тематике международной сертификации и аккредитации.

Еще одно направление нашей работы — образовательные программы, которые знакомят высший менеджмент компаний с третьим поколением международных стандартов управления качеством, объединяющим в себе требования системы менеджмента качества, инвестиционного стандарта FT-146
из десяти инвестиционных стандартов и МСФО. Кстати, с 2008
года МСФО планируется ввести
как стандарт, обязательный для
всех российских предприятий.
В 2007 году появится стандарт ISO
в области корпоративной социальной ответственности. Рано или поздно Россия вступит в ВТО, поэтому всем компаниям сегодня необходимо овладевать инструментами нетарифного регулирования экономики.
Без этого нас постигнет колоссальная бизнес-катастрофа. Между тем по опросам лиги, только около 10% российских предприятий в той или иной форме приобщились к международным отраслевым стандартам,
а до осознания важности стандартов ISO в области системы менеджмента качества дошли менее 1%! Впрочем, любой кризис — это одновременно и возможности, поэтому лига видит здесь необъятное поле для деятельности.

— Какое бы еще направление деятельности вы отметили?

— Особое направление — создание кадрового резерва для работы в новых условиях. Имеется в виду мониторинг и последующее рейтингование стратегической деятельности предприятий и управленцев из бизнеса и органов государственной власти.
Мы ведем мониторинг тысяч организаций во всех отраслях и во всех регионах. Сотня лучших из них попадает
в рейтинг «ТОП-100». За рейтингованием следует оценка деятельности предприятий и их менеджмента.
В лиге существует регистр кадров. Ведь именно международные независимые эксперты обеспечивают признание состоятельности различных инвестиционных проектов. На основе их оценок принимаются решения о кредитных ставках, сроках кредита, «длинных» или «коротких» деньгах,
а также об условиях доступа на рынки капитала.

Есть у лиги проекты и в сфере общественного признания. На основе мониторинга и рейтингования соответствующий комитет МЛСУ выявляет тех людей, которые за достижения в бизнесе достойны быть отмеченными различными знаками общественного признания.

— Каковы стратегические приоритеты лиги?

— Мы стремимся содействовать утверждению в российской бизнес-культуре международных стандартов. Но вместе с тем хотим помочь российскому бизнесу развить его своеобразие. Только при такой двуединой политике можно достичь реальных конкурентных преимуществ, потому что современная философия международных стандартов не подразумевает механического пересаживания на чужую почву чего-то инородного. Напротив, речь идет об общепринятом языке, о доказавших собственную эффективность практиках делового успеха, при этом высокоиндивидуализированных, своего рода индпошиве.

Каждая страна, входящая в ВТО, формирует свои национальные стандарты по отраслям, функциям, направлениям, управленческим техникам. Но в то же время язык бизнес-планирования, подготовки инвестиционных планов, управления бизнес-процессами, оценки эффективности, капитализации должен быть общим и понятным для всех.