Предвыборный бюджет


Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Бюджет-2007 носит ярко выраженный предвыборный характер. В жертву предвыборным задачам в нем принесены и минимизация госрасходов (а также расходов вообще, что делалось во избежание роста цен), и низкая цена отсечения, которыми так гордился Минфин.

В конце октября бюджет-2007 был принят во втором, наиболее важном, чтении. Этому предшествовало много шума в депутатских объединениях, настаивавших на увеличении его расходной части. Но даже требования «Единой России» повысить затраты на 400 млрд удовлетворены Минфином всего на 10 с небольшим миллиардов, которые были просто перераспределены между имевшимися и в первом чтении статьями.

Депутаты и партии в наших условиях — крайне неэффективные бюджетные лоббисты. Другое дело — кремлевские управления и выступившие с ними заодно министерства и ведомства. Под их влиянием в бюджете расходы выросли на 26,3% по сравнению с прошлым годом, то есть более чем на 1 трлн руб. Тогда как доходы увеличились на 13%.

На 50% повышены расходы на приоритетные национальные проекты — фактически вложения в победу партии власти на парламентских и президентских выборах; в полтора раза выросло финансирование чиновничества — вложения в лояльность аппарата. Сделать хорошую мину — показать профицит при таких затратах удалось, только установив цену отсечения $61 за баррель. Для сравнения: в прошлом году цена отсечения, то есть цена, по которой рассчитываются доходы собственно бюджета (все «лишнее» отправляется в Стабфонд), равнялась $27 за баррель.

Правда, Кудрин смог добиться, чтобы 1,5 трлн процифита сразу были направлены в Стабилизационный фонд и никак не использовались при дополнительном дележе бюджетного пирога (об этом рассказывает на с. 20 Сергей Собко; когда мы брали у него интервью, он еще не знал, что все попытки увеличить расходы сверх общих значений, предложенных в проекте бюджета, представленном для первого чтения, провалятся). За это левые фракции подвергли бюджет обструкции, но их голос не был услышан.

Бюджет-2007 фактически принят.
В очередной раз он иллюстрирует старую российскую истину: политическая целесообразность в нашей стране всегда оказывается сильнее любых, даже самых необходимых экономических соображений.