Станислав ПОПОВ: танец – это прежде всего искусство


Беседу вела Дарья Суходольская

Осень для российских любителей бальных танцев — сезон особый, долгожданный.
В это время в столице уже более десяти лет подряд проходит Кубок мира в Кремле по латиноамериканским танцам среди профессионалов (или, как принято неформально называть это соревнование, Кубок мира в Кремле), событие яркое, элитное и знаковое.
18—19 ноября двери Зала приемов Государственного Кремлевского дворца вновь распахнутся для его участников и гостей. В преддверии турнира мы встретились с его идеологом, вдохновителем и главным организатором — президентом Русского танцевального союза, вице-президентом Всемирного совета по танцам (WDC) Станиславом Поповым.

— Станислав Григорьевич, публика привыкла, что на Кубке мира в Кремле соревнуются известнейшие танцевальные дуэты мира. Однако, к удивлению многих, турнир прошлого года не собрал на паркете звезд первой величины, за исключением россиян Сергея Рюпина и Елены Хворовой. Что это значит? Не теряют ли иностранные пары интерес к данному событию?

— Конечно, нет. Кубок мира в Кремле за время своего существования (а в этом году он будет проводиться в 12-й раз) стал знаковым событием в мире танцевального спорта. Тому, что на прошлом турнире вы не увидели легендарных танцоров, есть несколько причин, объективных и субъективных.

Из объективных — смена поколений и появление на паркете новых звезд. Какие-то пары прекращают свои выступления, их места занимают новые. Так, среди открытий прошлогоднего Кубка — двукратные чемпионы мира по латиноамериканскому секвею Макс Кожевников и Юлия Загоруйченко (США), занявшие второе место на этом турнире и победившие на чемпионате мира по латиноамериканскому секвею, который проводился в Москве в апреле этого года.

Что же касается выступлений на Кубке известнейших танцевальных пар мира, то им всем, конечно, высылаются приглашения. Но не все они имеют возможность приехать из-за плотного графика своих выступлений. Собрать вместе звезд очень трудно. Дело в том, что они ревностно следят за соперниками, отслеживают их достижения и не всегда готовы соревноваться с ними на традиционных турнирах, которым является Кубок мира в Кремле, предпочитая встречаться только на официальных соревнованиях. Кроме того, в последние годы отечественные танцевальные дуэты вошли в элиту мирового танцевального спорта, на равных соревнуются с иностранными танцорами и часто побеждают их. И многие западные пары просто не решаются приезжать в Россию и состязаться с нашими ребятами на их родной площадке, особенно если в скором времени им предстоит встреча на крупном международном чемпионате. Например, великолепная танцевальная пара из Словении Андрей Скуфца и Катарина Вентурини, неоднократные чемпионы мира и Европы, на Кубке мира 2002 года отчаянно боролись с Сергеем Рюпиным и Еленой Хворовой за второе место и проиграли им. После того поражения эта пара к нам ни разу не приезжала: они не хотели больше проигрывать и выступали на турнирах, где их шансы были более предпочтительны.

Сейчас похожая ситуация складывается у Михала Малитовски и Джоанны Леунис, представляющих Польшу, и нашей новой сильнейшей пары Славика Крикливого и Елены Хворовой. Польского дуэта на Кубке мира не будет, они берегут силы для встречи со Славиком и Еленой на чемпионате мира по латиноамериканским танцам, который пройдет в Москве в апреле 2007 года.

А участие в турнире сильных молодых танцоров, чьи имена пока мало известны широкой публике, только способствует его интриге. Согласитесь, если на паркете соревнуются прославленные дуэты, уже занимающие высокие места в танцевальном рейтинге, то у молодых очень мало шансов проявить себя. Зрители же, получая, конечно, удовольствие от танца звезд, более или менее могут предсказать результаты состязаний. А новые имена — это всегда новые открытия и неожиданные победы.

— Не конкурируют ли между собой два столь значимых события в мире танцевального спорта, проводимые в Москве в этом году и в начале следующего, — предстоящий Кубок мира в Кремле и чемпионат мира по латиноамериканским танцам среди профессионалов, который состоится весной 2007 года?

— Нисколько не конкурируют. Наш Кубок мира — событие не просто спортивно-танцевальное. Честно говоря, я не могу назвать профессиональные танцы —
дело, которым занимаюсь фактически всю жизнь, — просто спортом. Это прежде всего искусство, облеченное в форму соревнования. Кубок мира в Кремле — это светское событие, к которому привыкли и которого ждут зрители, очень яркое и красивое. Помимо соревнований, проходящих в первый день турнира, у нас еще предусмотрены и показательные выступления, гала-шоу, на них отведен второй день Кубка мира. И танцуют здесь не только участники, победители и гости турнира, но и сами зрители — в перерывах между выступлениями.

А чемпионат мира по латиноамериканским танцам среди профессионалов —
турнир, который впервые проводится в России. Он, несомненно, привлечет к себе очень большое внимание зрителей; уже сейчас интерес публики к нему огромный. Я думаю, что поклонники профессионального танцевального спорта, члены своеобразного клуба друзей Кубка мира, обязательно придут и на это соревнование, ведь им предоставляется возможность еще раз увидеть на московском паркете праздник танца. Здесь будут выступать лучшие танцевальные пары мира, и борьба между ними развернется очень острая.

— За последний год в российском танцевальном спорте произошли события, огорчившие многих поклонников этого вида искусства: распались два известнейших дуэта — Дмитрий Тимохин и Анна Безикова и Сергей Рюпин и Елена Хворова. Как складываются сегодня их творческие судьбы?

— Сергей Рюпин и Елена Хворова в последний раз вместе выступили на Кубке мира по латиноамериканским танцам в прошлом году, где заняли первое место. Они это заслужили, их выступление было действительно очень красивым. Сергей сейчас не танцует, тренирует другие танцевальные пары. Но пока официального заявления о прекращении выступлений он не делал, поэтому мы не теряем надежды вновь увидеть его на паркете.

Елена Хворова, как я уже говорил, танцует со Славиком Крикливым. Раньше он вместе с Кариной Смирнофф представлял США. Сейчас же Славик и Елена выступают за Россию. И, по мнению очень многих специалистов, эта пара имеет огромные шансы стать лидерами в латиноамериканских танцах. Их дебют состоялся в марте 2006 года на чемпионате России по латиноамериканским танцам, и этот турнир они выиграли. Затем ребята победили на нескольких локальных турнирах — в Испании, Таиланде, выиграли открытый чемпионат Германии, а в конце августа заняли второе место на чемпионате мира по латиноамериканским танцам, уступив лишь Брайану Ватсону и Кармен из Германии, восьмикратным чемпионам мира, легендарной современной паре, которую пока никто не смог победить в латине.

Дмитрий Тимохин танцует с Кариной Смирнофф. Правда, сейчас Карина восстанавливается после травмы колена и пока не может выступать на турнирах. Оба этих замечательных танцора очень надеются, что колено заживет и они смогут принять участие в Кубке мира.

— Вы несколько лет жили и преподавали в США. Какие сходства и различия в русской и западной школах бального танца?

— Да, я провел в США пять лет. Жил в Сиэтле, работал в Washington Dance Club, очень много ездил по стране, преподавал, судил турниры. Вы знаете, в Америке и России к танцам относятся совершенно по-разному. У нас очень развит танцевальный спорт: проводится огромное количество турниров, есть великолепные юниорские, любительские и профессиональные пары, большой интерес публики к ним. В США танцы тоже популярны, но по большей части как средство организации свободного времени, досуга и общения людей, не занимающихся ими профессионально. Это массовое движение. Очень многие американцы занимаются танцами для себя. Там огромное количество танцевальных студий. В России же пока большинство людей воспринимает танцы как просто красивое зрелище, и многие почему-то считают занятия танцами для себя невозможными, что, конечно, неправильно.

У нас нет сложившейся инфраструктуры, которая бы позволяла обыкновенным людям научиться танцевать, очень мало танцевальных студий. Я думаю, что когда-нибудь ситуация изменится — видно, что россияне тянутся к танцу. Огромную роль играют здесь и специальные телевизионные программы, такие как «Танцы со звездами». Мне кажется, то, что зрители видят в этих программах, привлекает их к занятиям танцами больше, нежели танцевальные турниры.

— Профессиональный танцевальный спорт в США и России развивается сходными путями или же есть различия?

— Естественно, каждый хореограф, каждый тренер привносит что-то новое в эстетику танца и его хореографию. Но если говорить о конкурсных танцевальных школах наших стран, то они очень похожи. Прежде всего потому, что 90% танцевальных пар США, в том числе и профессиональных, — выходцы из бывшего СССР.

Я со своей бывшей супругой Людмилой Поповой уехал в США в 1991 году, и следом за нами, в течение двух лет, туда переехал почти весь наш клуб — студия танца Дворца культуры им. Горького, а потом уж в США перебрались и наши ученики, и ученики наших друзей из Украины, Казахстана, Киргизии, Латвии, Эстонии.
Впрочем, сегодня русскоговорящие танцоры есть во всем мире. В этом году на чемпионате Германии по танцам среди любителей в каждой паре из семи, вышедших в финал, были партнер или партнерша из России. Точно такая же картина наблюдается и в Великобритании.

У российской танцевальной школы богатые традиции, опирающиеся как на балет, так и на народное творчество, наша школа привносит очень многое в танцевальные программы, особенно в латину. Кстати, и российские танцоры лучше исполняют латиноамериканские танцы.

— А вам лично что ближе — латиноамериканские танцы или европейские?

— В моей творческой судьбе складывалось так, что и ту и другую программы мы с Людмилой Поповой исполняли одинаково хорошо. В молодости мне больше нравились латиноамериканские танцы, их эмоциональность, экспрессивность, выразительность. Но с возрастом, накопив большой профессиональный опыт, я стал склоняться к европейской программе: она очень красивая и очень сложная, здесь много нюансов, понятных только специалистам. Неслучайно каждый крупный танцевальный турнир заканчивается соревнованием по европейской программе.

Правда, в последнее время, несмотря на огромное число пар, которые специализируются на европейских танцах, латиноамериканская программа становится все более популярной. Наверное, потому, что публику привлекает ее страстность, динамика, зрелищность и некая карнавальность. Латиноамериканские танцы воспринимаются зрителями более эмоционально, особенно в России. А европейские танцы, к сожалению, кажутся непосвященному человеку чем-то старомодным.

— В молодости вы активно занимались спортом. Как случилось, что вы предпочли ему танцы?

— Действительно, занимался, особенно в старших классах школы, — сначала плаванием, потом пятиборьем и, кстати, стал в нем мастером спорта. После окончания школы я планировал, не оставляя занятий спортом, поступить в медицинский институт: думал, что это мне поможет в тренерской работе, о которой я тогда мечтал. Но вышло так, что мой старший брат, в то время студент Московского энергетического института, и родители убедили меня поступать в МЭИ — профессия инженера была в те годы очень престижна. Я поступил, после чего мое родное спортивное общество ЦСКА отказало мне в ставке (там почему-то решили, что я уйду от них в студенческое спортивное общество «Буревестник»), и на этом мои почти профессиональные занятия спортом прекратились. А через год брат привел меня в студию танца ДК «Химик», в которой занимался сам и которой тогда руководил наш легендарный педагог и энтузиаст танца Бруно Белоусов. Так я и начал танцевать.

К танцам я пришел потому, что целый год был лишен активных тренировок, у меня не было больше стимула заниматься спортом ради более высокого результата. Правда, танцы меня всегда привлекали, я раньше никогда не танцевал, но очень любил смотреть, как это делают другие. А когда сам начал танцевать, то появился дух соревновательности, стало интересно готовиться к выступлениям, и опять же появились цель и возможности для тренировок. Кстати, в то время, когда мы выступали с Людмилой, думаю, в стране не было танцоров, тренировавшихся больше нас. Мы очень много над собой работали. И нужно сказать, что в 1988 году, когда мы завершили свои выступления, мне уже исполнился 41 год, но я не испытывал никаких физических проблем. Даже было как-то странно смотреть на молодых танцоров, абсолютно обессиленных после выступлений.

— Ваша юношеская мечта стать тренером частично сбылась: вы одно время активно занимались преподаванием. А сейчас удается работать с молодыми танцорами?

— Увы, нет, слишком много организационной работы. Я действительно много тренировал, практически все ведущие пары России были когда-то моими учениками. Жаль, что теперь нет такой возможности, как тренер я многое мог бы дать сегодняшним танцевальным дуэтам. Сейчас на паркете танцуют уже ученики моих учеников и ученики последних, то есть как бы мои внуки и правнуки. И это очень приятно.

— Чем живет сегодня Русский танцевальный союз и какие мероприятия он планирует провести?

— Главное ближайшее наше мероприятие — Кубок мира по латиноамериканским танцам среди профессионалов в Кремле, он пройдет в середине ноября. Потом мы будем заниматься организацией чемпионата мира в Москве по латиноамериканским танцам среди профессионалов, о чем уже тоже шла речь.

Мы по-прежнему приветствуем появление на паркете новых профессиональных танцевальных дуэтов и ждем от них высоких результатов. Проводим в России турниры на Гран-при среди профессионалов, активно сотрудничаем с Московской федерацией спортивного танца, которая входит в новую международную организацию International Dance Union (IDU, Международный танцевальный союз) — она также проводит много соревнований.

Продолжается сотрудничество с телепрограммой «Танцы со звездами», ее новые серии сейчас готовятся. А в феврале 2007 года мы примем участие в организации Русского бала в Вене (в этом году мы уже были на Русском балу в Баден-Бадене). Русский танцевальный союз активно участвует и в различных концертах, а также в других событиях — сегодня очень модно приглашать профессиональных исполнителей бальных танцев на различные мероприятия.

Кроме того, в нынешнем году начался очень интересный процесс: Русский танцевальный союз принимает участие в открытии в Москве международной сети танцевальных студий Fred Astaire Dance Studios. Это одна из двух крупнейших в США сетей танцевальных студий. Мы заключили с американскими партнерами договор об использовании этого брэнда и методики преподавания в данной студии.

— Какие достижения в мире бальных танцев за последние десять лет вы бы отметили?

— Самое важное, пожалуй, то, что Международная федерация танцевального спорта (IDSF), проводящая соревнования среди любителей, была признана Международным олимпийским комитетом и стала членом существующей под его эгидой Генеральной ассамблеи международных федераций спорта (GAISF). Правда, пока надежды на то, что танцевальный спорт в скором времени станет олимпийским видом, немного. Президент МОК Жак Рогге выступает против увеличения количества олимпийских видов спорта, особенно если среди претендентов те виды, где результаты оцениваются субъективно. А спортивные танцы, как вы знаете, относятся именно к ним. Однако стран, где танцевальный спорт активно развивается, с каждым годом все больше, и я думаю, что у нас есть все шансы в будущем попасть в программу Олимпийских игр.

Еще одно важное событие — то, что российские танцоры вошли в элиту танцевального спорта. Десять лет назад участие отечественных пар в финалах чемпионатов Европы и мира и победы на этих турнирах казались нам несбыточной мечтой. А сегодня это вполне привычное явление.