Нижний этаж самоуправления


Текст | Екатерина ЖИЛЯКОВА главный редактор научно-методического журнала “Муниципальная власть”

Районы-кварталы, улицы, дворы тоже хотят создавать структуры самоуправления.
И делают это весьма успешно. Хотя 131-м законом это и не предусмотрено.

Россия вспоминает свое общинное дореволюционное и коллективистское советское прошлое. Все большее число россиян объединяются в советы территориального общественного самоуправления (ТОС). Для того чтобы решать те проблемы, до которых не доходят руки или на которые не хватает денег у местной власти.

Ведь известно, что главная проблема российского самоуправления — нежелание жителей участвовать в нем. Одной из форм вовлечения граждан в этот процесс является территориальное общественное самоуправление. Это низовая форма управления, при которой жители городов и больших сел сами решают отдельные проблемы своей территории, объединяясь в советы ТОС, домовые, уличные и прочие комитеты. Данная форма прописана в Законе о МСУ как низовой уровень местной власти. Среди функций, которые берет на себя ТОС, —
уборка мусора, обустройство территории, организация досуга и
т. д. Кроме того, территориальное общественное самоуправление — постоянный канал обратной связи с выборными и исполнительными органами власти, поскольку мнение народа оказывается как бы легитимизировано: представители ТОС выражают общее мнение жителей территории.

Теоретически структуры ТОС должны создаваться тогда, когда жители города или села готовы к постоянному участию в самоуправлении. Даже в «продвинутых» США, где развита система соседских сообществ, такие объединения есть далеко не везде.

В России советы ТОС сегодня существуют в большинстве крупных городов. Но пока это, как правило, не свободное творчество масс, а процесс, инициированный местными администрациями. Наиболее дальновидные мэры и депутаты горсоветов давно осознали, что эффективность управления городом и хорошее отношение к местной власти горожан напрямую зависят от уровня развития ТОС. Более того, такое низовое народовластие дает и экономический эффект.

Начинает и выигрывает Пермь

Одними из первых в России необходимость формирования ТОС поняли в Перми — на родине многих гражданских инициатив российского масштаба. Еще около десяти лет назад в пермской мэрии появился специальный отдел по работе с гражданами. Горожан не стали обязывать организовывать советы ТОС, но пообещали тем, кто их создаст, небольшую зарплату для председателей и бухгалтеров. Ввели и ставки для специальных социальных администраторов, чья задача —
работать с населением, разбираться в возможных конфликтах, вовлекать жителей в новую систему.

Полученный эффект можно проиллюстрировать на примере одного из самых успешных советов ТОС — «Вышки». В этот совет объединились жители микрорайона, расположенного на холме, куда не могли проехать ни обычная мусоросборочная машина (сбор бытовых отходов долгие годы являлся здесь огромной проблемой), ни рейсовый автобус. В момент создания системы ТОС у администрации города денег на нестандартные машины не было. Зато минимальные вложения из городского бюджета — на зарплату руководству местного совета ТОС — дали огромный эффект. Сорганизовавшись и немного скинувшись, жители «Вышки» уговорили местного предпринимателя вывозить мусор на обычном фургоне, нашли машину и для регулярных рейсов из города.

Может быть, этот пример не поражает воображение размахом, но, как один из первых в истории низового самоуправления страны, он показывает, что от местных властей иногда требуется лишь запустить процесс, пойдя на минимальные траты. Тем более что окупятся они сторицей: как подсчитали в Перми,
1 руб., выделенный из городского бюджета на инициативы жителей, преобразуется в услуги, стоимостью 6 руб.

Теперь в Перми столько объединений территориального общественного самоуправления, что город не в состоянии удовлетворить все их запросы.
В результате придумана система «грантовых мешков»: общественные организации ежегодно соревнуются за право получения небольших субсидий из местного бюджета. Именно пермский опыт перенял бывший полпред президента в Приволжском федеральном округе Сергей Кириенко, дав старт регулярным ярмаркам социальных проектов.

ТОС и ЖКХ

Огромную роль советы ТОС играют в проведении реформы ЖКХ. Кому как не им организовывать, например, повсеместную установку счетчиков воды? Именно под эту функцию в Краснодаре мэрия инициировала создание советов ТОС буквально по всему городу.

Еще одна задача — благоустройство территории. Это главное дело территориального общественного самоуправления, скажем, в Гусь-Хрустальном и костромском Галиче. В Галиче помощнику каждого городского депутата доплачивают по
600 руб. за организацию такой работы в избирательных округах. В каждом доме назначили старшего, освободили структуры ТОС от уплаты земельного налога. Раз в месяц местные чиновники вместе с активистами собираются и решают, куда бросить силы на этот раз. Например, детские площадки в микрорайонах строят
50 на 50: половину (средства, технику) дает город, половину (рабочие руки, время) — жители.

Но счетчиками, мусором и прочими подобными вещами задачи советов ТОС не ограничиваются. В принципе от них могут зависеть все аспекты жизни на данной территории. Однако для полноценного участия в управлении нужны постоянная активность, вовлеченность в процессы, происходящие в микрорайоне. А традиции такой вовлеченности в России, как мы уже отметили, утеряны. Понимая это, в Великом Новгороде, на родине русской демократии, организовали специальную Школу граждан-ского лидерства, через которую прошли все председатели и активисты местных советов ТОС.

В последние годы советы ТОС создаются и в сельской местности. В основном, конечно, от бедности: в селах, находящихся на грани умирания, сама жизнь заставляет объединяться и быть хитрыми на выдумки. Самоорганизация сельчан приносит фантастические результаты, считает директор архангельского Института общественных и гуманитарных инициатив Глеба Тюрин. Возглавляемая им консалтинговая организация помогает жителям глубинки сорганизоваться, разработать планы «антикризисного управления» и реализовать их, что называется, малой кровью. И начинает с создания совета ТОС.

Самые яркие примеры успешной работы института с жителями — архангельские деревни Ёркино и Заозерье, куда сегодня едут не только соседи за опытом, но и иностранцы-грантодатели. Впрочем, ничего сверхъестественного здесь, в общем-то, не делали — просто, когда надоело катиться по наклонной, решили самостоятельно улучшить свою жизнь. В Ёркине всем миром, получив небольшие дотации от районной власти, отремонтировали один из старых домов и устроили в нем Дом ремесел. Ранее заброшенная изба стала местом отдыха-посиделок для взрослых, кружком умелые руки для детей, сувенирной лавкой для туристов, где они могли купить изделия местных промыслов. А всего-то и надо было — несколько месяцев походить на старые добрые субботники.

В Заозерье своими силами возвели дом престарелых. Жители деревни строили его бесплатно. Область дала немного денег (лишь часть от искомой суммы). Местный опять же предприниматель возил бревна на постройку. И теперь, когда дом престарелых открылся, есть возможность обеспечить приличную старость пожилым заозерцам, а у молодежи появились рабочие места.

«Заозерье — наглядный пример экономической эффективности народной инициативы, — говорит Глеб Тюрин. — В течение двух лет в Заозерье на все про все было потрачено 84 тыс. руб. А в результате создан объект с балансовой стоимостью 2 млн руб. Практически в 20 раз больше!»

Огромным опытом создания и развития ТОС обладает Волгоградская область. Об этом журнал подробно рассказывал в приложении, посвященном Волгоградской области, вышедшем вместе с № 7 за 2006 год.

ТОС в каждый дом

Сегодня структуры ТОС есть чуть ли не в каждом городе, хотя не везде взаимоотношения с властью складываются гладко. В той же Москве они гремели в начале 90-х, когда жители создавали кружки и спортивные секции для детей, сажали деревья во дворах, устраивали локальные праздники. Однако потом в их жизнь вмешался рынок, и у общественных организаций отобрали помещения на первых этажах домов, которые были отданы им чуть ли не безвозмездно на волне демократической эйфории. Сегодня основное число московских советов ТОС организованы стихийно и не сотрудничают с мэрией, а ведут с ней борьбу. Например, против слишком плотной застройки или вырубки деревьев под новое строительство.

Однако московская тенденция — не показатель для России. В большинстве городов власти все больше понимают, что без опоры на жителей они не смогут решить самые важные местные проблемы.