Максим КУЛИКОВ: проблемы НДС можно решить, только заменив его на налог с продаж


Беседу вел Александр Полянский

Директор аналитического центра «Экономакс» и руководитель создаваемого при Финансовой академии Центра исследования проблем налогообложения Максим Куликов возглавлял проводившееся по заказу Администрации президента исследование «Сравнения НДС и налога с продаж» (опубликовано на сайте taxreform.ru). Ранее он был генеральным директором Экономической экспертной группы — консалтинговой организации, работающей в основном на Министерство финансов, и как почти минфиновцу ему было трудно принять необходимость замены одного из важнейших российских налогов.

— Максим, я слышал, что вы были сторонником НДС, но, после того как провели исследование, ваша точка зрения изменилась.

— Но это же естественно: чем занимаешься, то и начинаешь любить. Если же говорить серьезно, то НДС давно существует в России, налог устоялся, стал привычным. А для того чтобы устоявшееся менять, нужно четко понимать, зачем это делать. Пока такого понимания у меня не было, я действительно был скорее сторонником НДС.

Я и после исследования не отрицаю его ценности — просто стал спокойнее относиться к замене этого налога. Потому что недостатки у НДС в России очень существенные. Налог с продаж тоже не идеален, но его введение, пожалуй, самое эффективное, если не единственное, реальное средство устранения подобных недостатков.

Поясню. Ключевая проблема, которая возникает из-за НДС, — постоянный рост возмещения этого налога экспортерам. Дело в том, что уже на протяжении нескольких лет наблюдается ежегодное увеличение размера возмещения на фоне снижения начисления НДС, выраженного в долях ВВП. Если такая динамика сохранится, то поступления от НДС в бюджет вообще через какое-то время обнулятся.

Увеличение возврата НДС связано с постепенно сложившейся в стране судебной практикой и практикой администрирования этого налога.

— И лоббизмом интересов экспортеров?

— Безусловно. Есть, впрочем, и объективные моменты. Раньше возмещение НДС налоговыми органами всеми правдами и неправдами задерживалось. Искусственно задерживавшиеся налоговиками в предыдущие периоды средства сейчас довозмещаются.

Но разрыв растет очень быстро — явно не только и не столько из-за довозмещения. Деньги «вытягиваются» всеми способами, в том числе и не самыми законными.

Возмещение для экспортеров — один из принципиальных моментов налога на добавленную стоимость. В чем сущность данного вида возмещения? Это возврат экспортеру НДС, уплаченного им на всех предыдущих этапах хозяйственной цепочки. В этом смысл так называемой нулевой ставки для экспортеров. Несмотря на то что мы экспортируем главным образом сырье, суммы получаются немаленькие. Этот элемент НДС важен как мера поддержки высокотехнологичного экспорта, но он у нас в силу практического отсутствия соответствующих экспортных товаров невелик. Возмещение в наших условиях —
дополнительный источник финансирования сырьевых экспортеров, которые и без того имеют фантастические барыши.

Основной смысл замены НДС на НП —
ликвидировать такое возмещение. Ведь в механизме налога с продаж возмещение вообще отсутствует. Это очень простой, примитивный налог: он платится при каждом переходе товара в руки конечного потребителя вне зависимости от того, внутренний это потребитель или иностранный. За счет чего база НП устойчивее, она не будет уходить из-под ног, как это происходит сейчас с базой НДС.

— Но ведь, наверное, можно не заменять НДС, а создать условия, чтобы при его взимании уменьшить возмещение, — путем поправок в законодательство?

— Проблему невозможно снять с помощью изменения законодательства. Я уже сказал, что возмещение экспортерам — один из ключевых моментов НДС как такового. А чтобы институт возмещения не порождал коррупцию, должно произойти изменение менталитета хозяйствующих субъектов, должен значительно снизиться уровень коррупции в органах власти и судебных структурах. Дело это очень небыстрое и непростое.

— Но у НДС есть ведь и существенные достоинства?

— Конечно. Главное — широкая база налогоплательщиков.

— То есть, грубо говоря, по кусочку платят все, а не конечное звено хозяйственной цепочки, как в случае с НП?

— Совершенно верно. И если кто-то не заплатил, это выявляется на последующих этапах хозяйственного цикла и деньги в конце концов приходят в бюджет. Налог с продаж платит только один уровень хозяйственной системы, и в этом смысле он теоретически более уязвим.

— Какие отрасли выиграют, а какие проиграют в результате замены НДС на налог с продаж?

— В экономике всегда есть два эффекта — краткосрочный и долгосрочный. В краткосрочной перспективе объем налоговых платежей увеличится для тех, кто продает продукцию конечному потребителю, и уменьшится для тех, кто этого не делает, то есть для всех видов производителей. В долгосрочной перспективе положение и тех и других выровняется за счет перераспределения налоговой нагрузки путем пересмотра закупочных цен.

Вообще, нужно понимать, что налог с продаж и НДС по своей сущности аналогичны. У них немного разная налогооблагаемая база, отличается механизм взимания, но это, упрощенно говоря, налоги на одно и то же.

Замена НДС на НП — это замена одного косвенного налога на другой. Для хозяйствующих субъектов негативных изменений не будет.

Сейчас обсуждаются две ставки налога с продаж. Первая — 14% — предусматривает сохранение объема бюджетных поступлений от НП на том же уровне, что сейчас дает НДС. Вторая — 10% — предусматривает сокращение налогового бремени. Соответственно при первом варианте в долгосрочной перспективе никаких изменений ни в экономике, ни в бюджете не произойдет — исчезнет только возмещение для экспортеров. При втором налоговая нагрузка на все без исключения отрасли снизится, а объем доходов бюджета несколько уменьшится. Впрочем, можно ожидать, что снижение доходов не произойдет благодаря повышению собираемости налога с продаж по сравнению с НДС, так как администрировать НП должно быть гораздо проще.

— Вы сказали, что экспортеры, в том числе нефтегазовые, при введении НП потеряют возмещение.
И получится, что государство второй раз сильно обидит этих экспортеров — первый раз обидело, когда
установило специальные налоги на их сверхдоходы…

— Да, и потому нефтяники и газовики не заинтересованы в изменении сложившейся ситуации. Хотя в долгосрочном плане им должно быть все равно. За счет выравнивания налоговой нагрузки эта потеря для них будет экономикой скомпенсирована.

К тому же в первое время они почувствуют, как и все производители, ослабление налоговой нагрузки. При ставке же НП 10% они выиграют и в краткосрочной, и в долгосрочной перспективе.

— Некоторые эксперты утверждают, что существенно увеличится масса налоговых платежей, которые платит ретейловый бизнес, и увеличатся цены для потребителей.

— Начну с цен. Они могут повыситься, но связано это будет прежде всего с моментом ажиотажа, то есть с феноменами экономической психологии, а не с объективными процессами в экономике. А в отношении увеличения массы налога с продаж для ретейлового бизнеса по сравнению с тем, что он сейчас платит по НДС, я не верю, что ретейлеры не смогут переложить налоговую нагрузку по НП на контрагентов.

Действие рыночной среды очевидно: начнут работать всем известные механизмы ценовой конкуренции. Поставщики, которые вовремя снизят отпускные цены после отмены НДС, увеличат свои поставки в торговые сети, те же, кто этого не сделает, заплатят своеобразный «налог на жадность».

Единственное, проблема может быть в секторах рынка, где есть монопольные поставщики или имеется их олигополия. Но ретейл не так слаб, чтобы даже в этой ситуации плясать под дудку поставщиков и не суметь заставить их снизить цены после уменьшения их затрат, связанного с отменой НДС.

В более длительной перспективе цены на потребительском рынке снизятся и налоговая нагрузка перераспределится по хозяйственной цепочке.

— То есть торговый бизнес и другие ретейлеры зря бьют тревогу по поводу замены НДС на налог с продаж?

— Я не специалист по ретейлу, может быть, существуют какие-то факторы, которых я не учитываю. Но мне кажется, что для негативных ожиданий нет причин.

— Будет ли после замены НДС на НП наша продукция переработки более конкурентоспособной с точки зрения себестоимости по отношению к продукции других стран? Например, будет ли выровнено положение наших металлургов, трубопрокатчиков по отношению к поставщикам, в частности украинским, получающим возмещение НДС?

— При 14-процентной ставке в краткосрочной перспективе их положение будет выровнено или почти выровнено, в долгосрочной же все вернется на круги своя. При ставке 10% в краткосрочной перспективе они выиграют вдвойне, в долгосрочной разрыв в себестоимости значительно уменьшится.

Сложности с НП возникают не в отраслевом, а в региональном аспекте. НП не очень вписывается в понятие федерального налога. Это ярко выраженный налог на потребление, концентрированный по географическому признаку. В богатых регионах, например в Москве и Санкт-Петербурге, сборы его будут огромные, в бедных же налога будет собираться относительно мало. НДС, конечно, больше способствует сглаживанию различий.

В отличие от НДС теоретически НП должен быть региональным или даже муниципальным налогом. Но в то же время существует распределение полномочий между центром и регионами, расходные обязательства федерального бюджета; и перевод части средств на региональный уровень может привести к недостатку финансовых ресурсов у федерального уровня.

— Таким образом, НП должен все-таки остаться федеральным?

— Вероятно, да. Во всяком случае, собирать налог должен тот уровень власти, который его распределяет.

— Насколько гармоничен налог с продаж, американо-канадский по своему происхождению, нашей, европейской, налоговой системе?

— НП — американский налог.
В Канаде действует налог под названием GST — general sales tax, что можно перевести как «общий налог с продаж». Это нечто среднее между налогом с продаж и НДС.

Я не вижу проблемы гармонизации: мы, еще раз повторю, всего-навсего один косвенный налог заменяем другим, во многом аналогичным. Это одно частное изменение, тонкая настройка налоговой системы.

Хотя при этом мы встаем в особую позицию по отношению к Европе. В ЕС принята директива по гармонизации налоговых систем, которая предусматривает обязательное существование НДС. Да и к прочим развитым странам мира тоже, ведь из всех крупных экономик налог с продаж есть только в США, в 135 других крупнейших странах действует НДС.

— Но зато американская экономика сегодня стоит чуть ли не всех других вместе взятых. А может быть, нам вообще перейти на американскую систему налогообложения, в которой акцент делается на обложение доходов — личных и корпоративных?

— Для американской системы характерен не только акцент на обложение доходов, но и более низкий уровень налоговых изъятий. Государственный бюджет в процентах к ВВП там намного меньше, чем в Европе и России. У нас этот процент ниже, чем в среднем по Европе, но гораздо выше, чем в США, — он скорее европейский.

Думаю, замена системы слишком сложна и нецелесообразна. В начале 90-х годов мы сделали выбор в пользу европейской системы, что было, наверное, естественно. И, следовательно, у нас другая философия налогообложения, чем в Северной Америке.

Я не считаю, что, переходя на НП, мы движемся к американской системе. Мы увидели, что есть большие проблемы, и пытаемся эти проблемы решить — вот и все.

— Каков был резонанс после объявления результатов вашего исследования, кроме обсуждения их на форуме «Экономика суверенной демократии» этим летом?

— Минфин высказался негативно, и это понятно. Налоговая система в России сложилась, министерство опасается, что под видом ее изменения предлагается снижение налогов.

— Тем более что с установлением ставки НП 10% такое снижение действительно произойдет.

— Безусловно. Вопрос в том, насколько оно критично. В самом Минфине есть руководители, которые категорически против изменений, и есть те, чьи взгляды менее однозначны.

— А Министерство финансов не проводило аналогичных исследований?

— Об этом окружающим ничего неизвестно. Минфин постоянно что-то считает, но вся полученная информация — для внутреннего пользования.

Пока молчат Налоговая и Таможенная службы, хотя их позиции очень важны. Если взимание налога с продаж правильно организовать, собирать его ФНС и ФТС будет намного проще. Мне кажется, что они должны быть сторонниками НП, так как избавятся от проблем с возмещением НДС.

Довольно много сторонников идеи замены НДС на налог с продаж в Думе и Совете Федерации, в том числе среди руководителей палат, в руководстве «Единой России».

— Итак, вывод должен быть однозначен: переход на налог с продаж необходим и чем быстрее он произойдет, тем лучше?

— Да, но замечу, что относительно быстрый переход не должен быть неподготовленнным. Вопросов по этому налогу очень много, и их нужно решить прежде, чем его вводить.

Первый — возможности ухода от налога, способные поставить под угрозу наполняемость бюджета. Уклонение торговых и иных ретейловых организаций от функции агента по взиманию налога с продаж вряд ли станет массовым явлением при сегодняшнем уровне развития ретейла — сейчас не начало 90-х годов. Но ужесточить контроль за их финансовыми операциями придется, и надо понять, как это сделать наиболее эффективно.

Кроме того, следует подумать, имеет ли смысл делать исключения по уплате этого налога для тех, кто покупает товары с производственными целями, как предлагают некоторые. Я считаю, что НП должен платиться абсолютно во всех случаях, когда продаются конечные продукты, вне зависимости от целей покупателей — личное это потребление или производственные нужды. Потому что изъятие для тех, кто приобретает товары для производственных нужд, создает лазейку, позволяющую уходить от налога. Очевидно, что при таком изъятии попасть под него всеми правдами и неправдами постараются те, кто покупает товары для личного потребления.

Есть, как я уже сказал, проблемы с определением уровня власти, который будет отвечать за сбор этого налога. Так что торопиться с заменой НДС на налог с продаж не нужно. Что необходимо сделать, так это ускориться с принципиальным решением по данному вопросу.

— Переходить или не переходить на НП?

— Да. А также если переходить, то при какой ставке.

Кроме того, сейчас неожиданно возник вариант совместного действия двух налогов. Мне кажется, это неправильно. Лучше не экспериментировать подобным образом, а проработать все детали и заменить один налог на другой полностью, сняв все концептуальные и технические проблемы.