Весы Суркова


Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Кремль создает систему сдержек и противовесов среди политических партий.

Летом Российская партия Жизни Сергея Миронова и партия «Родина», которую относительно недавно возглавил Александр Бабаков, заявили о слиянии.

Как помнит читатель, партия «Родина» из-за фронды Дмитрия Рогозина попала в опалу и на прошедших весной 2006 года единых выборах в региональные законодательные собрания и муниципальные органы власти была снята с дистанции во всех регионах, кроме одного. Естественно, в такой ситуации партия оказалась вынуждена не только сменить лидера, но и согласиться на вливание в РПЖ Миронова, электоральный вес которой несопоставимо меньше.

К этому тандему присоединилась (вернее, была присоединена) недавно обезглавленная Российская партия пенсионеров. РПП под руководством Валерия Гартунга достигла впечатляющих успехов на региональных выборах и приближалась к уровню популярности блока «Родина» на прошлых парламентских выборах. Несмотря на то что РПП никогда не фрондировала по политическим вопросам, под воздействием «сверху» харизматичный Гартунг был сменен на невзрачного Игоря Зотова, и теперь партия стройными рядами вливается в новую структуру.

Таким образом, на левом фланге политического спектра создана партия, по совокупному политическому ресурсу сравнимая с «Единой Россией». Многие наблюдатели отметили то обстоятельство, что обе партии возглавляют спикеры палат парламента, оба члены ближнего круга президента Путина.

Следовательно, первое предположение о причинах этой акции — уравновешивание «Единой России». Попробуем ответить на вопрос, в чем суть этого уравновешивания.

Кем кончается «Родина»

Практически все аналитики отметили, что, создавая под эгидой Миронова объединенную левую партию, «начальник» российской внутренней политики Владислав Сурков явно стремился сформировать для «Единой России» хоть какую-то конкурентную среду, чтобы главная российская партия заработала более эффективно.

Но для этого из трех партий нужно было образовать блок, предусматривающий сохранение брэндов, а не единую партию. Если же Сурков пошел по пути создания единой партии, значит, существовала дополнительная цель — уничтожение брэндов и самостоятельности «Родины» и РПП, о чем свидетельствуют и предыдущие действия Кремля по отношению к этим партиям.

Мотив наведения порядка на политическом поле также наверняка присутствовал: в «ЕР» тоже вливается партия — Российская объединенная промышленная партия Елены Паниной, но этот мотив, конечно, вторичен.

Довольно широко распространено в экспертном сообществе мнение, что создание «большой» партии под эгидой Миронова — новая попытка формирования двухпартийной системы. Но это справедливо лишь отчасти.

Кремль имеет довольно длительную историю таких попыток и не мог не сделать из них выводы. Вспомним: в начале 90-х годов параллельно «Демократическому выбору России» и.о. премьера Гайдара создавалась Партия российского единства и согласия вице-премьера Шахрая. В середине 90-х годов Администрация президента стремилась параллельно «Нашему дому — России» создать под руководством Ивана Рыбкина провластный левый блок, чтобы постепенно перейти к двухпартийной системе. Позднее с той же целью от КПРФ откалывали Геннадия Селезнева со товарищи.

Затем на выборах 2004 года Кремль создал блок «Родина» — тоже в качестве левой ноги единого властного туловища. Но двухпартийной системы в России как не было, так и нет. Более того, подобная система не предвидится. Хотя влиятельных партий у нас, безусловно, мало, для их перечисления хватит пальцев одной руки.

Тем не менее 90-е годы высвободили такую общественную энергию, что она с трудом вмещается в бюрократическое прокрустово ложе. Именно поэтому провалились все двухпартийные проекты —
кроме одного.

Проект «Единая Россия» плюс «Родина» оказался чрезвычайно успешным: блок «Родина» пришел на выборах 2003 года вторым после главной кремлевской партии. Причина? Проект был иначе реализован с точки зрения политической технологии, не навязывался гражданскому обществу, а использовал его запросы.

Политтехнология, применявшаяся при раскрутке «Родины», — та же, что принесла фантастический успех блоку «Единство» на парламентских выборах 1999 года, когда Борису Ельцину, чтобы сохранить власть, потребовалось разгромить «Отечество — Всю Россию» Лужкова Примакова. Она предполагает создание непосредственно накануне выборов нового политического объединения, активно эксплуатирующего запрос на большую эффективность власти, ее разбюрокрачивание.

И «медведи» в 1999 году, и «Родина» в 2003-м были нашпигованы популярными в обществе персонами, максимально подчеркивающими основную политическую установку проекта. В случае с «Единством» это было повышение эффективности власти, в случае с «Родиной» — социально ориентированная политика и осознание национальных интересов.

Но в отличие от «Единства», которое стало основой новой партии власти, «Родине» сколько-нибудь серьезная роль после выборов, судя по всему, не отводилась. Однако благодаря амбициям своих лидеров, под влиянием своего фантастического успеха из кремлевской декорации она начала превращаться в реальную политическую партию.

Именно поэтому сначала был «репрессирован» лидер «Родины» Глазьев, а затем та же судьба постигла и участвовавшего в «репрессировании», но потом тоже испорченного популярностью блока Рогозина. Теперь этот политический проект закрыт окончательно.

Тем не менее вряд ли Кремль сейчас готов вернуться к неэффективным проектам второй партии, которыми занимался раньше. Думается, у объединенной партии имени Миронова иное предназначение. Еще и потому, что перспективы завоевания симпатий у избирателей проектом, главным брэндом которого является персона Сергея Миронова, политика не слишком харизматичного, по крайней мере на данный момент, представляются проблематичными.

Есть другая партия!

Власть сегодня испытывает острый кадровый голод. Первый опыт рекрутирования в нее — по земляческому принципу, когда из города на Неве и органов ФСБ приходили зачастую совершенно ни на что не годные, но по определению лояльные президенту персонажи, — прошел; к тому же для заполнения всех позиций во властных структурах «питерских» и чекистов не хватило. Одной из функций «Единой России» стало создание новой системы рекрутирования кадров для власти.

Как отмечают многие, партия представляет собой министерско-губернаторско-мэрско-директорский Ноев ковчег, отбор в который ведется по принципу личной преданности президенту Путину. И именно единороссов Кремль стремится назначать на все ответственные посты.

Но при этом система выдвижения кадров в «Единой России», так же как когда-то в КПСС, обладает массой недостатков: процесс контролируют местные начальники, выдвигаются не наиболее способные, а наиболее преданные, причем преданные в первую очередь местным руководителям.

Очень многие перспективные политики и руководители, входя в противоречие с лидерами местной власти, которые по совместительству выступают лидерами «Единой России», оказываются за бортом. Подбирать их и давать возможность проявлять себя, пускать в кадровый лифт и будет новая партия Миронова. Таким образом, речь все-таки идет о создании второй партии власти — объединяющей тех, кто по тем или иным причинам эту власть критикует, но не собирается становиться «свободным» политиком, сохраняет верность президенту.

Таким образом, партия имени Миронова построит свою политику на поддержке Путина и одновременно на критике «Единой России», выразив настроения определенной части политической элиты, которая пришлась не ко двору парторганизациям «ЕР». И станет тем самым дополнительным каналом для выдвижения кадров «наверх». В этом ее главное предназначение.