Аудит непрочности


Текст | Владимир ПАРФУС руководитель юридического департамента компании “М-аудит”

По сложившейся (правда, весьма сомнительной) правоприменительной практике компания наказывается, если вступает в отношения с недобросовестным налогоплательщиком. Целесообразность этого установления вызывает большие сомнения. Но пока оно не отвергнуто законодателем,
компаниям необходим аудит добросовестности.

Введенное в 1998 году Конститу-ционным судом понятие «недобросовестный налогоплательщик» уже прочно вошло в обиход руководителей, аудиторов, бухгалтеров и консультантов.

Оказывается, можно лишиться расходов и вычетов по НДС, даже не нарушая закон. Достаточно вступить в отношения с «проблемным», по мнению налоговой инспекции, контрагентом. И если вы сами не проверите свою добросовестность, за вас это сделают налоговые органы. О чем вы узнаете уже из акта налоговой проверки.

О том, как избежать обвинения в недобросовестности и связанных с этим финансовых рисков, речь пойдет далее.

Краткий экскурс в историю вопроса

Исходной точкой для деления налогоплательщиков на добросовестных и недобросовестных стали споры об уплате налогов через так называемые проблемные банки во время кризиса 1998 года. Тогда это была защитная реакция государства на вексельные схемы, в результате применения которых бюджет недополучил огромные суммы.

А началось все с постановления Конституционного суда от 12 октября 1998 года № 24-П. В нем говорилось, что уплата налога считается состоявшейся независимо от фактического поступления денег в бюджет, но тут же шла оговорка, что это применимо только к добросовестным налогоплательщикам. При этом ни в законе «Об основах налоговой системы», ни во вступившем в силу Налоговом кодексе определения таких понятий, как «добросовестность» и «недобросовестность», не было. А там, где нет четкого определения, начинается свободная интерпретация, которая оказалась очень выгодна налоговым органам. В их руках появился мощный механизм для пополнения бюджета. Ведь гораздо удобнее взыскать недоимку с работающей фирмы, чем с ее «проблемного» контрагента. Например, с давно прогоревшего банка.

Первоначально судебная практика пошла по пути применения понятия «недобросовестность» только к спорам об уплате налогов именно в таких случаях. Но скоро Конституционный суд радикально расширил сферу его использования (определение от 25 июля
2001 года № 138-О). Теперь любую компанию можно было признать недобросовестным налогоплательщиком и тем самым лишить ее гарантий, установленных Налоговым кодексом.

Далее проблема развивалась по нарастающей. Уже в постановлении ФАС СЗО
от 19 декабря 2001 года № А56-21019/01 и письме Высшего арбитражного суда от 17 апреля 2002 года № С5-5/уп-342 недобросовестность фигурирует в спорах по экспортному НДС. Позднее последовал целый ряд дел, когда налогоплательщик получал отказ в признании расходов или принятии к вычету НДС исключительно по причине подозрений в недобросовестности.

Ярким событием в этом ряду стало печально известное определение Конституционного суда от 8 апреля 2004 года № 169-О, в соответствии с которым нужно устанавливать не только то, есть ли у компании расходы на оплату налога, но и характер таких затрат. Например, нельзя ставить к вычету НДС при расчетах за товар заемными деньгами до момента погашения займа. Это определение поставило под удар эффективность большинства инвестиционных программ в стране.

Все перечисленные решения позволили «развернуть» презумпцию добросовестности на 180 градусов, вынуждая налогоплательщиков доказывать свою добросовестность.

Предмет доказывания

Сейчас «поиск недобросовестности» является стандартной процедурой при проведении налоговой проверки. Причем это касается не только группы риска, куда традиционно входят строительные компании, экспортеры и некоторые другие фирмы.

Суды и налоговые органы за последние четыре года совместно нашли множество признаков недобросовестности. Например, Высший арбитражный суд готов признать налогоплательщика недобросовестным, если:

1) он намеренно создал формальное наличие средств на счете «проблемного» банка, через который платил налоги, в то время как другие платежи шли через действующие банки;

2) совершил мнимую сделку, то есть имеет место видимость сделки без намерения повлечь соответствующие последствия, и это будет доказано;

3) доказана связь между тем, что поставщик не уплатил НДС в бюджет, а налогоплательщик-покупатель требует возместить налог из бюджета;

4) поставщики продажей приобретенного товара не занимаются, не имеют необходимых лицензий.

Суды округов также внесли свой вклад. Они дополнили критерии, по которым определяется недобросовестность налогоплательщика:

5) поставщик не является производителем товара, по юридическому и по указанному в счетах-фактурах адресам не находится и отчетность не представляет;

6) поставщик представлял налоговые декларации с прочерками, выручку не декларировал, НДС в бюджет не платил и по юридическому адресу не находится;

7) на момент совершения сделки поставщик компании не был зарегистрирован как юридическое лицо.

Ситуацию усугубляет то, что для признания компании недобросовестным налогоплательщиком достаточно, чтобы вышеперечисленные признаки были найдены у ее контрагента. Но предприятие не всегда может проверить законность действий всех своих поставщиков или подрядчиков, а проверить фактическую уплату налога поставщиком в бюджет вообще невозможно.
У проверяющих органов, напротив, есть все средства для того, чтобы собрать необходимые доказательства.

В результате такого неравноправия каждая компания вынуждена сделать для себя выбор: или смиренно ждать признания своей недобросовестности налоговыми органами, или начать выявлять, оценивать и минимизировать риски до налоговой проверки.

Выявляем и оцениваем риски

Проверку наличия финансовых рисков необходимо тщательно спланировать.

На первом этапе следует:

– Выявить подозрительные сделки и операции, которые уже совершены. Проанализировать структуру вашей фирмы, распределение полномочий. Это позволит выяснить порядок совершения и оформления сделок внутри компании. Очень часто «проблемные» контрагенты появляются у фирмы в результате финансовых махинаций сотрудников, решивших подзаработать. Особенно это характерно для крупных компаний и холдингов, в которых трудится наемный менеджмент.

– Изучить особенности бизнеса. Прежде всего нестандартные и редкие для вас сделки. Они, как правило, интересуют и налоговую инспекцию. Также потенциально опасными могут быть традиционные для «обналички» сделки с поставщиками и подрядчиками, особенно договоры подряда и оказания услуг. Следует обратить пристальное внимание на контрагентов, с которыми совершалась только одна сделка и не было регулярных деловых отношений.

– Проанализировать каждую сделку и оформленные по ней документы. Очень часто договоры и первичные документы по «проблемным» контрагентам оформляются небрежно, с явными ошибками и расхождениями. Кроме того, надо выяснить, кто из сотрудников фирмы принимал участие в совершении каждой сделки, проведении переговоров и передаче документов. Это позволит проверить, существуют ли в действительности фирмы-контрагенты и можно ли с ними связаться. Зная ИНН такой фирмы, можно установить, зарегистрирована ли она в налоговых органах и действует ли в настоящее время.

– Сделать выводы на основании косвенных сведений и нестандартных технологий проверки.

В результате такой работы из группы риска отсеиваются компании и сделки, не вызвавшие подозрений. Зная суммы расчетов с оставшимися в списке подозрительными фирмами, можно определить сумму возможных доначислений и штрафов, которая и будет оценкой налоговых рисков компании.

На втором этапе проводится комплексная проверка управленческой структуры компании и системы внутреннего контроля. Это позволит устранить причины появления «проблемных» контрагентов. Для этого необходимо решить две задачи:

– Исключить возможность финансовых злоупотреблений сотрудниками, в результате которых у фирмы появляются контрагенты группы риска. Как правило, такие возможности возникают там, где совмещаются хозяйственные, управленческие и бухгалтерские функции. Необходимо изучить организацию рабочих процессов, разделение обязанностей и методы контроля. В результате может потребоваться реорганизация бизнеса и управления.

– Снизить риск случайного заключения договора с фирмой группы риска. Хороший способ решения этой задачи — регулярная проверка всех своих контрагентов еще до заключения договора и проведения оплаты.

С учетом складывающейся судебной практики можно также рекомендовать проведение работы по заблаговременному (до начала налоговой проверки) представлению доказательств добросовестности вашей компании и ее контрагентов в налоговые органы.

Это лишь общие рекомендации к проведению такой проверки. Учесть все тонкости предстоящего процесса, выбрать адекватные задачам средства работы и применить творческий подход предстоит специалистам. Компании остается ответить на один вопрос: кому доверить аудит добросовестности?

Кто поможет

В крупных компаниях или группах компаний проверка наличия финансовых рисков может быть проведена собственными силами, например юридической службой или внутренними аудиторами. Но такой подход имеет ряд недостатков:

– Для проведения аудита добросовестности и получения результата требуется большой опыт таких проверок.

– Собственные сотрудники загружены текущей работой, с которой хорошо справляются. Но сохранят ли они качество своей работы при появлении массы дополнительных задач?

– Нельзя исключать и личную заинтересованность сотрудников в результатах проверки, что способно привести к искажению ее результатов. Например, руководство может не знать, что сотрудник участвовал в проведении сделки через фирму-однодневку с целью присвоения денег работодателя.

И это далеко не все причины, по которым данную работу лучше поручить опытным консультантам. Лучше всего с ней справится аудиторская компания. В пользу такого выбора говорят следующие факты:

– На внешних консультантов может быть возложена обязанность возместить убытки в случае некачественного выполнения работы, в то время как взыскать убытки с собственного сотрудника практически невозможно.

– Аудиторские фирмы имеют большой опыт в сфере проведения поиска налоговых рисков и оспаривания результатов налоговых проверок.

– Все крупные и множество средних компаний проходят обязательный аудит. Если к этому присовокупить аудит добросовестности, то можно превратить формальную, навязанную законом процедуру в реальный механизм повышения продуктивности деятельности компании. Важно также, что объединение нескольких задач в одном исследовании значительно снижает общие расходы на проверку за счет применения комплексных решений.

Если аудит добросовестности выполнен качественно, то руководство и собственники фирмы получат объективную информацию о сумме связанных с недобросовестностью рисков и способов их устранения. Как правило, для крупных и средних компаний выгодно проводить «профилактику», не дожидаясь налоговой проверки. Тем более что затраты на работу по предотвращению финансовых рисков можно планировать и закладывать в бюджет заранее в отличие от экстренных расходов на услуги юристов в суде. Кроме того, в ходе налоговой проверки может сильно пострадать имидж компании, особенно в случае возбуждения уголовных дел в отношении руководства, что гораздо хуже прямых финансовых потерь.