Сергей БАБУРИН: убежден, что в ближайшие годы Россия воспрянет



Беседу вел Александр Полянский

Cергей Бабурин отличается редким долгожительством в политике. С конца 80-х он звезда демократического движения — декан юрфака Омского университета, впервые в истории университета избранный на этот пост преподавателями и студентами, ставший народным депутатом РСФСР и пламенным трибуном демократизации. В начале 90-х —
один из видных деятелей Верховного совета России, все более и более оппозиционного Борису Ельцину и его команде и расстрелянного Ельциным в 1993 году…

Сегодня он заместитель председателя Государственной думы (по квоте блока «Родина», переживающего непростые трансформации), лидер партии «Народная воля». Причем именно Бабурин воспринимается Кремлем как представитель государственно-патриотической части политического спектра, партнер по диалогу с патриотическими движениями, о чем свидетельствуют его все более частые встречи с президентом России.

С кого начинается «Родина»

— Сергей Николаевич, сейчас, когда «Народная воля» имеет свою парламентскую фракцию, а партия «Родина» заявила об объединении с Российской партией Жизни, кто есть настоящая «Родина»? Что осталось от избирательного блока?

— Время расставило все по своим местам. После появления в период оранжевой революции лидеров партии «Родина» Рогозина и Бабакова на киевском майдане в оранжевых шарфиках за спиной Ющенко и подписания официального соглашения с Соцпартией Александра Мороза — одной из партий, входивших в «оранжевый» альянс, стало понятно, что наш с ним союз распался. Единение с «оранжевыми» для «Народной воли» исключено по определению. И, наконец, июльское решение руководства «Родины» об объединении с партией Жизни — это финал. Это уход наших бывших партнеров по блоку с народно-патриотических позиций в тень КПРФ. Отныне только «Народная воля» наследует широкую народническую идеологию блока «Родина», и мы полны намерений выполнить обязательства перед избирателями.

Что касается единения патриотических сил, то завершаются наши переговоры с Национально-консервативной партией России, партией Мира и Единства, партией «Свобода и народовластие» об объединении. Уверен, вместе мы сможем стать достойными преемниками блока «Родина» образца 2003 года.

— Что же произошло с избирательным блоком 2003 года, в чем причина появившихся в нем острейших противоречий? В 2003—2004 годах перспективы рисовались самые радужные… В блоке был такой набор ярких фигур, как ни в одной другой предвыборной структуре. Или это и сыграло с ним злую шутку?

— Убежден, что именно богатство политической палитры избирательного блока «Родина» обеспечило прорыв на парламентских выборах в 2003 году. В блоке были очень разные, но равновеликие и привлекательные для той или иной категории избирателей фигуры. Сергей Юрьевич Глазьев и Дмитрий Олегович Рогозин, Виктор Владимирович Геращенко и Георгий Иванович Шпак, Валентин Иванович Варенников и Николай Сергеевич Леонов, Сергей Александрович Глотов и Василий Борисович Шестаков…

За каждым из этих людей — богатая биография, известность в стране. Их потенциалы складывались, а не погашались. И именно это позволило блоку занять на выборах в Думу по партийным спискам второе место после вовсю опиравшейся на административный ресурс «Единой России».

Очень жаль, что проект «Родина» не состоялся.
Сначала возник, как вы помните, конфликт между Глазьевым и Рогозиным, когда Глазьев в начале 2004 года попытался монополизировать название «Родина» и создать на базе тогда своей Партии российских регионов движение «Родина» под собственным руководством — движение, действующее вне фракции и вне блока. Потом Рогозин перехватил инициативу, захватил бразды правления партией и исключил из нее Глазьева. Создал партию «Родина», выстроив замкнутую на себя лично партийную иерархию.

Я достаточно долго пытался их примирить. Когда выяснилось, что примирение между ними уже невозможно, мне удалось сохранить костяк фракции и убедить даже Глазьева, освобожденного от должности руководителя фракции, не покидать ее ряды.

— Были также попытки со стороны рогозинцев исключить Бабурина из блока «Родина», снять с должности вице-спикера…

— Были. Вообще, партия Рогозина всеми силами пыталась избавиться от двух других партий блока «Народно-патриотический союз “Родина”» — от Партии национального возрождения «Народная воля» и Социалистической единой партии России (СЕПР).

Напомню, блок «Родина» начинался с того, что три человека — Сергей Юрьевич Глазьев, представляющий Партию российских регионов, Елена Юрьевна Мухина от Социалистической единой партии России и ваш покорный слуга от партии «Народная воля» подписали соглашение о его создании. Примечательно, что вскоре все трое оказались исключенными — кто из партии «Родина», образованной на базе Партии российских регионов, кто из фракции «Родина».
Но как бы этого ни хотелось Рогозину, не может быть так, чтобы одна из блокообразующих партий исключила две другие, тем более что у каждой из них, в соответствии с избирательным законодательством ровно треть прав и обязанностей. Поэтому и бюджетное финансирование для блоков, преодолевших пятипроцентный барьер, делится на равные части по количеству блокообразующих организаций.

Не только я, но и мои соратники, которые много лет в политике, выступали против попыток Рогозина и Бабакова «приватизировать» блок. Это и Анатолий Николаевич Грешневиков, депутат от Ярославской области, работающий пятый созыв подряд, один из старейших, бессменных депутатов парламента. И Сергей Александрович Глотов. И Виктор Имантович Алкснис, бывший еще народным депутатом СССР… Мы пытались противостоять раскольничеству Рогозина.
Я был горячим сторонником создания объединенной партии «Родина». С таким предложением обращался еще к Партии российских регионов.
Но на ее съезде одно за другим были отвергнуты все мои предложения: активизировать работу Высшего совета блока — «нет», создать объединенную народную партию «Родина» —
«нет». Зато создать на основе Партии регионов партию, присваивающую название блока «Родина», —
«да», исключить из партии Глазьева — «да», принимать представителей других патриотических партий только по одиночке, никак не группами и объединениями — «да»…

Понимаете, Рогозин, Скоков, Бабаков и партия, сколоченная под их руководством, по их, можно сказать, образу и подобию, не ставили цель создать объединенный патриотический фронт —
задача была перетянуть одеяло на себя. Именно поэтому они фактически сорвали созыв Высшего совета блока и тем самым воспрепятствовали тому, чтобы блок имел возможность активно действовать. В результате блок не мог выдвигать кандидатов на выборах — зато их выдвигала партия «Родина», пользуясь тем, что рядовые граждане не разбираются в различиях между партией и блоком. Это сыграло, разумеется, самую негативную роль в распаде блока.

Жаль констатировать смерть блока, но последние демарши Рогозина ясно показали, что патриотические силы должны объединиться, чтобы заполнить ту брешь, которая образовалась после выпадения партии «Родина» из патриотического спектра. Мы продолжили сотрудничество с другой партией
блока — Социалистической единой партией России. В «Народную волю» влилась партия «Союз».

Если взять недавние выборы в Тверское законодательное собрание, то там под флагом «Народной воли» шел широкий блок, включающий также Народную партию, партию «За Русь Святую!» и ряд других политических организаций. Несмотря на чудовищное противодействие власти и неблаговидную роль партии «Родина», которая, впрочем, везде выступала провокатором, мы прорвали фронт — получили 8% в тяжелейшей борьбе, провели своих кандидатов.
И сейчас первостепенная задача «Народной воли» — формирование широкого национального движения, стоящего на почвеннических, консер-вативных, традиционалистских позициях. Сочетающего ценности православия и социальные достижения Советского Союза. Соединяющего
разорванную историю — более четко, чем это делают сегодня другие политические партии. «Народная воля»
является настоящей политической партией — идеологической, в отличие от той же «Единой России».

— И в отличие от той же партии «Родина»?

— По политическим лозунгам у нас с партией «Родина» до их «оранжевого» недуга разногласий не было. Их впадение в «левую» болезнь, в какой-то «оранжевый» социализм вызвало у нас грусть, печаль и сочувствие.

Оранжевый вальс

— Сейчас вы с рогозинцами (или бабаковцами?) из союзников превратились фактически в конкурентов в борьбе за патриотический электорат в регионах…

— Мы боремся за патриотический электорат, но очень сомнительно, что с ними. Потому что патриотический электорат никогда не питал иллюзий по поводу Социнтерна. Партия «Родина» заваливается влево все больше и больше, «выедая» избирателей у КПРФ, у других левых организаций. Очередной кульбит сменившего Рогозина Бабакова, связанный с объединением с так называемой партией Жизни, лишний раз подтверждает это. Теперь бывшим рогозинцам осталось объединиться разве что с Партией пенсионеров.

А мы в социальных вопросах, конечно, левее центра, но в основных вопросах политики стоим справа от центра —
выступаем за российские традиционные ценности.

— В скольких законодательных собраниях у «Народной воли» есть фракции?

— Самый первый наш успех — выборы в октябре 2004 года в Тульскую областную думу, где «Народная воля», объединившись еще с одной региональной организацией, создала блок и преодолела пятипроцентный барьер. Это был очень хороший результат, потому что перед тем тверское отделение партии «Родина» создало блок с одной из местных организаций, не взяв нас в союзники, хотя на федеральном уровне мы тогда являлись союзниками. Тем более что на выборах 2003 года блок «Родина» шел в Туле, опираясь на партию «Народная воля», поскольку рогозинской партии в Туле в тот период просто не было. А в этот раз нам сказали: «После выборов разберемся», и в итоге «Родина» сейчас блокируется в Тульском ЗАКСе с «Единой Россией», а мы вместе с фракцией КПРФ — в оппозиции.

На выборах в марте 2004 года в Ярославскую областную думу «Народ-ная воля» с одной из местных организаций создала блок под названием «Родина» — еще сохранялись иллюзии по поводу широкого патриотического объединения под этим названием. Рогозинская «Родина» нам не противостояла, потому что ее там тоже не было, и наш блок получил 20%, уступив «Единой России» всего 1%!
Дмитрий Рогозин тут же приписал успех себе. Так же как и просто фантастический результат блока «Наша Родина — Сахалин и Курилы» на выборах в октябре 2004 года в Сахалинскую областную думу. Этот блок составили сахалинское отделение «Народной воли» и еще две местные организации. Он обошел даже «Единую Россию»! Рогозин мгновенно присвоил победу себе. Я ему тогда сказал: «Принимай поздравления, но не препятствуй созданию единой патриотической партии!» Увы, мои слова не были услышаны.

Раскол блока привел к тому, что «Народная воля» потеряла трех человек в руководстве партии — далеко не самых худших. Ушли несколько руководителей региональных организаций. Предлагались деньги серьезные, давались посулы цветистые. И некоторые дрогнули.

Но подавляющее большинство членов «Народной воли» сохранило верность своей партии. Ведь наши взгляды сложились задолго до «Родины».
А что касается нынешней бабаковской «Родины», то это конъюнктурная однодневка. Решение об объединении с партией Жизни это подтверждает.

Вперед, к империи!

— Владислав Сурков заявлял в одном из своих выступлений, что России угрожает национализм, с одной стороны, и возвращение олигархического правления — с другой. Согласны ли вы с такой оценкой?

— Да, если имелись в виду крайности. Крайности всегда могут погубить дело. Носители крайнего, радикального национализма, по сути, провокаторы, которые доводят до абсурда, дискредитируют идею обретения национального самосознания в России. Национализм — это не шовинизм, это любовь, а не ненависть.

Я убежден, что невозможно России возродиться без очищения нашего национального чувства от скверны. Наше будущее — национальная идея. Под этим подразумевается идея самодостаточной цивилизации, возрождение русского языка и культуры как основы общественного бытия, признание роли православия как духовной скрепы нации.

Ведь православие — это не только русская религия. До революции подавляющее большинство татар, например, которых сейчас почему-то считают мусульманским народом, были православными. Я уже не говорю о славянских народах, об угорских народах, народах Сибири и Дальнего Востока…
Те же татары, а также представители народов Кавказа — кабардинцы, лакцы, грузины — всегда были частью российской национальной элиты. Российская элита — это не только Чайковский, но Багратион…

— …и Барклай де Толли?

— Конечно! Они, не будучи русскими по национальности, были частью русского суперэтноса — русской нации.

До тех пор пока мы не восстановим чувство нации, мы не узнаем, какой должна быть российская национальная идея. Сегодня говорят: «Мы за великую державу». Но что это означает? Великая держава в России может существовать только в форме русской православной империи.

Империя — это не форма государственного устройства, а форма цивилизации. Империя может быть огромной, а может быть и не очень большой по территории, как, скажем, японская империя, которая из-за своих небольших размеров не перестает быть настоящей империей. И не потому что там есть император, а потому что там чтят национальные традиции, пестуют национальный дух, отстаивают национальную идею. И успешно противостоят американскому, европейскому — какому угодно влиянию. Такая же империя — Китай, несмотря на марксизм и полиэтнический характер государства.

Если мы положим в основу эту философию, не будет возникать проблем с формулированием идеологии Союзного государства России и Белоруссии, например, и быстрее будет преодолена совершенно идиотская, на мой взгляд, ситуация с Украиной: она, а также Казахстан окажутся в орбите новой интеграции. То же самое справедливо в отношении обоих молдавских государств — Молдовы и Приднестровской Молдавской Республики.
Идеология партии «Народная воля» —
это идеология возрождения русской нации, состоящей из многих национальностей и объединенной русской культурой и православием. Нашими друзьями являются такие разные политические организации, как Сербская радикальная партия Воислава Шешеля, французская партия «Национальный фронт» Жан-Мари ле Пена, моего глубокоуважаемого и почитаемого старшего друга, сирийская Партия арабского социалистического возрождения «БААС» или Кубинская компартия. То есть силы, при всех идеологических различиях выступающие за возрождение энергии наций — энергии, которая той же кубинской нации позволила выстоять не только в североамериканской блокаде, но и пережить горбачевско-ельцинское предательство.

— Несколько лет назад вы призывали создать союзное государство с Югославией. Скажите, как спасти Югославию теперь?

— Я недавно был в Белграде, видел, в каком тяжелейшем, депрессивном состоянии находится национальное самосознание сербского народа. Руководители Сербии идут на поводу у своих западных учителей демократии. Сербская нация поставлена на колени.

Но никто не может спасти никакую нацию, если она сама себя не будет спасать. До тех пор пока нация не явит, по Льву Гумилеву, пассионарности. Если не явит — станет строительным материалом для других наций. Ведь нет вечных государств и нет вечных наций.

Но я уверен, что для Сербии еще не все потеряно. Сербы могут, встав с колен, защитить свои интересы. Тем более что векторы западного воздействия на них разнонаправлены. США давит на Сербию, чтобы она сдала Косово, признала его независимость, но в то же время объединенная Европа удерживает Сербию от этого шага.

Ситуация в Сербии сейчас парадоксально противоречива. И нам нужно помочь сербам, не навязывая никаких рецептов. Помочь сербской нации обрести саму себя. Защитить от иноземного тотального нашествия. А с остальным они разберутся сами.

Конституция победившего
вандализма

— В ряде своих выступлений вы призываете к принятию новой конституции, отказывая Конституции 1993 года в легитимности и разумности…

— Да, потому что это была Конституция, принятая на штыках спецназа, расстрелявшего Верховный совет. Парламентская система в ней уничтожена, тот рептильный, бесправный парламент, который формируется на ее основе, ничего, кроме насмешек, вызвать не может.
Между тем демократия — это необходимая для развития нации система. России нужна демократия, нужен сильный парламент.

— Как это ваше утверждение сочетается с «имперскими» взглядами, продекларированными ранее?

— Империя — не синоним авторитаризма, а выражение духа нации.
В нынешней системе нет возможностей для выражения никакого иного духа, кроме духа бюрократии, — кому нужен парламент, не имеющий права уволить ни одного министра! У него нет контрольных полномочий, которыми обладают большинство парламентов мира. В США, например, парламентского расследования боятся гораздо больше, чем расследования федеральной прокуратуры.
Другое дело, что в России всегда необходим был лидер нации. Как его называли — не суть важно. Позиция национального лидера в новой Конституции должна быть сохранена. И при этом восстановлена демократическая система сдержек и противовесов.

Я считаю, что нам надо ликвидировать Совет Федерации — эту тихую заводь для снятых начальников — и создать вместо него Государственный совет, на основе принципов, по которым он формировался во времена Российской империи, то есть как из представителей регионов, так и представителей сословий и общественности. А вместо дискредитированной бутафорской Думы, полагаю, нужно снова создать Верховный совет, постоянно действующий парламент, в конце 80-х — начале 90-х он был во сто крат более демократическим органом, чем Дума. Иначе говоря, я выступаю за глубинную конституционную реформу.
Есть также целый ряд текущих политических вопросов, которые должны так или иначе решаться до этой реформы. Сейчас многие выступают за ревизию избирательной системы. Я был противником перехода от смешанной системы избрания федерального парламента к исключительно пропорциональной. Но сейчас, думаю, будет хуже, если мы начнем метаться. Нужно несколько лет не трогать избирательную систему ни в центре, ни в регионах, посмотреть, как работает избирательное законодательство, а потом принять решение.
К тому же главная проблема нашей избирательной системы не связана с использованием мажоритарного и пропорционального принципов формирования представительных органов власти. Главная проблема — это тотальная коррумпированность, скупка голосов, опора на административный ресурс. Наша демократическая система словно специально придумана, чтобы подтвердить знаменитые слова Победоносцева о том, что демократия — самая большая ложь нашего времени.

Если мы не остановим движение к демократии по Победоносцеву, доверие к избирательной системе в течение нескольких лет будет окончательно подорвано, в результате чего остатки демократии в России рухнут.

Демократический патриотизм

— Вы ведь пришли в большую политику как омский депутат-одномандатник?

— Да, и в течение десяти лет представлял сибиряков в Верховном совете и Государственной думе. Избирался по Советскому округу г. Омска. А до этого был самым молодым в СССР деканом юридического факультета, избранным, как тогда полагалось в вузах, на альтернативной основе.

— Вы не жалеете, что ушли в политику?

— Нет, и во многом потому, что мне удается совмещать политику и научно-преподавательскую деятельность. Я продолжаю заниматься и наукой, и преподаванием. Благодарен Богу, что он позволил мне с 2000 по 2003 год отойти от парламентских дебатов и поработать адвокатом, научным сотрудником Российской академии наук, а затем ректором Российского государственного торгово-экономического университета.

Плоды этого периода проявляются сейчас: в конце 2005 года вышла очень важная для меня книга «Мир империй. Территория государства и мировой порядок». Это не только научный труд, но и книга, в которой я изложил свое мировоззрение по вопросам государственного строительства и мироустройства.
Книга сия — очень значимая часть моей души и моей жизни.

— Скажите, пожалуйста, почему рассыпалось демократическое движение конца 80-х годов? Оно ведь казалось таким монолитным. Но, как говорится, иных уж нет, а те далече — считанные единицы остались в большой политике.

— Быт заел. Как говорил наш великий философ Александр Александрович Зиновьев, условия жизни в России таковы, что народ исчез — осталось одно население. То есть людям не до ценностей и не до идеологий.
«Идеологических» людей в любые эпохи немного, но иногда они становятся официальными лидерами, а иногда — еретиками. Сейчас слова таких людей, даже выдающихся представителей нации, тонут в гуле политического масскульта.

И сегодня мы говорим, что пора вновь защищать демократические ценности 1989—1990 годов. Защищать патриотизм от псевдодемократов и демократию от псевдопатриотов — от тех, кто гнобит демократию и заявляет, что только авторитаризм спасет страну. Наша задача сегодня — соединить патриотизм и демократию.

Заботами святого Сергия

— Каких принципов бытия вы придерживаетесь?

— Я человек светского воспитания, был членом КПСС. И к православию шел долго и непросто. Во многом только после расстрела Верховного совета я задумался о том, что такое небесный покровитель.

— С этим была связана какая-то история?

— Когда в 1993 году два спецназовца спорили за честь расстрелять Бабурина, ко мне подошел один из их начальников и тихо сказал: «Сергей Николаевич, помните Куликово поле, 600-летие Сергия Радонежского? Мы были там с вами вместе, поэтому ни о чем не беспокойтесь». И взамен расстрела «по блату» отправил меня в тюремную камеру.

Я до сих пор не знаю имени человека, которому обязан жизнью, — все были в масках. Но с тех пор со мной всегда икона Преподобного Сергия Радонежского, моего небесного покровителя.

Помимо принципов православия для меня незыблем принцип, сформулированный великим советским писателем Островским: жизнь дается один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы.

— Вы верите в то, что в российском народе восстановится пассионарность?

— Те испытания, котрые перенесла Россия в последние годы, вызвали мощнейший прилив адреналина, породивший все более нарастающий импульс пассионарности. Я верю
в поколение молодых. И я уверен, что
в ближайшие годы Россия преобразится неузнаваемо.

СПРАВКА “БОССа”

Сергей Николаевич Бабурин родился 31 января 1959 года в г. Семи-палатинске Казахской ССР. Вырос на севере Омской области в старинном городе Тара, там окончил в 1976 году среднюю школу. В 1981 году окончил юридический факультет Омского государственного университета, оставлен в вузе на преподавательскую работу.

В 1981—1983 годах — служба в Советской армии, последний год служил в частях ограниченного контингента советских войск в Афганистане, имеет боевые награды.

После армии вернулся на преподавательскую работу в университет, затем поступил в аспирантуру Ленинградского государственного университета, в 1986 году защитил кандидатскую диссертацию. В Омском государственном университете занимал должности доцента, заместителя декана юридического факультета. В 1988 году на альтернативной основе избран деканом юридического факультета.

С 1990 по 1993 год — народный депутат РСФСР, член Верховного совета России, член Конституционной комиссии, председатель подкомитета по проблемам Советов народных депутатов и местного самоуправления Комитета Верховного Совета РСФСР по законодательству, член Комиссии по урегулированию межнациональных конфликтов на Северном Кавказе.

С сентября 1993 года — председатель Комитета Верховного совета РФ по судебной реформе и вопросам работы правоохранительных органов.

Был единственным членом Верховного совета России, выступившим 12 декабря 1991 года на сессии парламента против ратификации Беловежских соглашений, голосовал против их ратификации.

В декабре 1991 года становится председателем Координационного совета движения «Российский общенародный союз» (РОС), с 1994 года —
председатель Российского общенародного союза как политической партии. Сопредседатель Фронта национального спасения с момента создания и до июля 1993 года. В сентябре 1993 года осудил государственный переворот Б. Ельцина, оставался до последнего дня в осажденном Доме Советов, при разгроме парламента подвергся избиению и аресту.

В 1993—2000 годах — депутат Государственной думы Федерального собрания РФ первого и второго созывов. В 1994—1995 годах — член Комитета ГД по делам общественных объединений и религиозных
организаций. В 1996—2000 годах — заместитель председателя
Государственной думы, сопредседатель депутатской группы «Народо-властие», депутат и заместитель председателя Парламентского собрания Союза Белоруссии и России, председатель Комиссии по вопросам формирования Союзного государства Беларуси и России.

С 1996 года добивался отставки правительства В. Черномырдина.
В 1999 году голосовал за отрешение от должности президента России
Б. Ельцина по всем пяти пунктам обвинения.

В декабре 2001 года на учредительном съезде Партии национального возрождения «Народная воля» избран ее председателем.

С 1999 года — директор (с 2000 года — президент) Института нацио-нальной стратегии реформ, одновременно с мая 2000 года по август 2002 года — заместитель директора Института социально-политических исследований РАН. В 2000—2001 годах — заведующий кафедрой правовых и гуманитарных проблем национальной безопасности Института прав человека МГСУ; с 2001 года — профессор кафедры теории и истории государства и права МГУК.

Одновременно с мая 2000 года — адвокат, а с августа 2001 года
по январь 2003 года — председатель президиума Межрегиональной
коллегии адвокатов помощи предпринимателям и гражданам. С 2003 года — председатель президиума Союзной коллегии адвокатов.

С августа 2002 года — ректор Российского государственного торгово-экономического университета.

С сентября 2003 года — сопредседатель Высшего совета избирательного блока «Родина (народно-патриотический союз)».

В декабре 2003 года избран депутатом Государственной думы ФС РФ по общефедеральному избирательному округу от избирательного блока «Родина (народно-патриотический союз)». 5 марта 2004 года избран заместителем председателя Государственной думы. Член Комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству.

Руководитель фракции «Родина» («Народная воля» — СЕПР). Заместитель председателя Парламентского собрания Союза Белоруссии и России.

Специалист в области теории и истории государства и права, государственного и муниципального права, политических и правовых учений, политологии. Автор пяти книг и более 200 других научных публикаций.

Доктор юридических наук, профессор.

Женат, имеет четверых сыновей.

Следите за нашими новостями в Telegram, ВКонтакте