ОРУД – ГАИ – ГИБДД: 70-летний юбилей

Леонтий Букштейн

Обычай нарушать всяческие, особенно административные, законы, похоже, стал у нас традицией. А уж «прижать» педаль газа в автомобиле или проскочить под запрещающий знак или на красный свет — и вовсе что-то вроде национального вида спорта. Правда, иногда с летальным исходом, часто — с тяжелыми ранениями водителей или пешеходов, то и дело — с повреждением своей и чужой машины.

Однако с такими нашими водительскими замашками упорно и неустанно борется ГИБДД и ее дорожно-патрульная служба, называемая большинством водителей ГАИ. Борется уже 70 лет.

Член Совета Федерации, генерал-лейтенант милиции, заслуженный сотрудник органов внутренних дел РФ Владимир Александрович Федоров более 12 лет возглавлял эту федеральную службу. Отменно знает и историю ГАИ, и ее сегодняшний день. Какой была логика становления службы? — До 1936 года, — рассказывает Владимир Федоров, — в нашей стране, как, кстати, и во многих других, не было специализированной службы, регулирующей дорожное движение. За рубежом этим занималась полиция, у нас — милиция. Затем у нас был создан ОРУД — Отдел регулирования уличного движения. В 1934 году специальная служба была создана при Центральном управлении дорожного транспорта. Но уважаемые транспортники регулировать сами себя не смогли, и в 1936 году на свет появилась инспекция в составе органов внутренних дел. Функции у нее были довольно обширные и экзотические по тем временам, вплоть до контроля за экономикой автотранспортной отрасли и уровнем загрузки автомобилей. Десятилетия спустя, к 1967 году генерал-лейтенант милиции Валерий Витальевич Лукьянов сумел сформировать такую Госавтоинспекцию, которая была эффективной и действенной. Он в корне изменил идеологию службы, поднял ее авторитет на общегосударственный уровень. Кстати, многое, наработанное ГАИ в прежние годы, стали применять и в других странах.

Он же, генерал Лукьянов, ввел в состав МВД службу организации движения, вплотную занявшуюся всем хозяйством: светофорами, разметкой, знаками.

В последующем эти функции были переданы другому ведомству, но если бы в те годы МВД не взяло их на себя, сегодня мы бы имели массу проблем на дорогах, и особенно в крупных городах.

Если же говорить о дне сегодняшнем, то нужно признать, что в 90-х годах страна пережила «первую автомобильную революцию». Через открытые границы к нам хлынули иномарки — до 4 млн в год. Такого страна не знала за всю свою историю, и такой нагрузки никогда не испытывали органы управления дорожным движением и контроля исполнения правил дорожного движения. Техническое состояние автомобильного парка резко ухудшилось, а интенсивность движения стала огромной. Два этих фактора обусловили формирование уникального по набору проблем дорожного движения. В 1991 году в стране была удручающая статистика — 37 тыс. погибших, но к 1997 году мы снизили эту ужасающую цифру на 10 тыс. человек. Потом началось движение за «либерализацию», смягчение санкций в отношении нарушителей ПДД. И статистика тут же отразила последствия подобной политики: кривая количества трагедий на дорогах опять поползла вверх.

Сегодня наступила пора осознания недопустимости существующего положения дел с безопасностью на дорогах, президент страны в своих посланиях Федеральному собранию и в прошлом, и в нынешнем году охарактеризовал эту проблему как требующую немедленного решения. Что обнадеживает, так это то, что правительство

М.Е. Фрадкова воссоздало наконец Правительственную комиссию по безопасности дорожного движения. В декабре 2005 года была принята целевая программа до 2012 года по данному направлению. Я лично надеюсь, что ее реализация поможет снизить те отрицательные показатели, которые мы сегодня имеем. На этом фоне возврат аварийности и смертности на дорогах к уровню 1997 году уже будет большим достижением.

Однако здесь есть некоторые «но». Например, многие считают, что от ГИБДД зависит все. Говорю авторитетно: зависит, но далеко не все! Потому что мы имеем дело с проблемой социальной. Скажем, 80% погибших на дорогах — это люди, не получившие своевременной экстренной медицинской помощи.

А вообще, есть такая внушительная цифра: порядка 45 млн человек сегодня в России имеют непосредственное отношение к дорожному движению, автомобилям и перевозкам пассажиров. Это, если взять взрослое население, почти что каждый второй. Поэтому повторяю то, что всегда говорил, будучи руководителем

Департамента ОБДД: не люди созданы для нашей службы, а служба создана для людей. Чтобы беречь их в пути от трагедий и неприятностей. Владимир Александрович, безусловно, прав. Смотрим сводки за 2005 год: погибло 33 957 человек, ранено 274 864… Сводки о локальном вооруженном конфликте вряд ли могут тягаться с этими данными.

А ведь на дворе мирное время. Всего же в прошлом году произошло 223 342 дорожно-транспортных происшествия. Получается, более чем по одному ДТП в год на каждую тысячу жителей страны, включая чабанов в горах, грудных младенцев и стариков, прикованных к постели. Если же перевести на тех, кто активно передвигается по стране, учится и работает, то у нас выйдет одно ДТП на каждые 500 жителей. Впечатляет!

Лидирует по удельному весу ДТП Московская область — более 14 280 происшествий. Есть и трудно объяснимые феномены. Например, Центральный федеральный округ страны, где умеренная климатическая зона, и дороги не так уж плохи, и люди, по большей части знающие правила дорожного движения, по количеству ДТП лидирует со значительным отрывом — более 63 тыс. ДТП за год! За ним — Южный и Северо-Западный федеральные округа.

Пешеходы попадают в трагедии на дорогах все еще нередко, и, к сожалению, также нередко — со смертельным исходом. В 2005 году похоронили 27 623 человек, ни в чем, кроме нарушения ПДД водителями, не повинных.

Много лет назад от знакомых, побывавших за границей, я услышал байку о том, что в городах Европы, если пешеход ступил на «зебру», ни один водитель не решится его «подрезать», яростно сигналить или складывать комбинацию пальцев у виска, означающую, что у кого-то не все дома. Признаюсь, это показалось мне сказкой. И вот совсем свежий опыт: стою в столице европейской страны у «зебры», и машины тихо и вежливо замерли в ожидании, когда мне придет в голову все-таки перейти дорогу. Ни одно окно не открывается, никто яростно не газует, не жмет на сигнал. И уж тем более не жестикулирует и не выражается с применением ненормативной лексики. Еще бы! В Швейцарии, например, санкции за препятствование переходу пешехода по «зебре» сопоставимы только с наказанием вдрызг пьяного водителя. Рассказываю и предупреждаю: не вздумайте повторить подобный опыт в столице нашей Родины или в любом российском городе-миллионнике. Если не отдавят ноги и не сшибут на полном ходу, то такого наслушаетесь про себя и свою родню — век не забудете. Это если водитель трезв. А если нет?

Заглянем в раздел сводки федеральной службы по безопасности дорожного движения, скупо именуемый «ДТП и по-страдавшие из-за нарушения ПДД водителями транспортных средств в состоянии опьянения». Таких ДТП в прошлом году набралось 19 567, погибло 3170 человек, ранены 28 327. Напрашивается аналогия с террористами-самоубийцами, о которых говорят, что они и свою жизнь не жалеют, и жизнь другого человека ни во что не ставят. И еще один показатель сводки, который хочешь не хочешь придется рассмотреть в дни 70-летнего юбилея ГИБДД. Это ДТП с участием детей. В прошлом году дети в возрасте до 16 лет попадали в аварии 25 489 раз, 1341 ребенок погиб, ранены 26 097. Страшные цифры, жуткие ситуации, сотни людей, ставших инвалидами и выключенных из активной жизни.

Что же происходит? В одном из своих выступлений президент страны, обосновывая необходимость качественного и всеобщего образования, сказал, что неграмотного человека легче заманить в сети террористов, преступников. Мне кажется, он думал, также о том, хотя и не озвучил эту мысль, что люди должны становиться более цивилизованными и в силу этого, если хотите, порядочными. Есть в сводках ГИБДД раздел, не только озадачивающий, но и приводящий в состояние оторопи. Сотни и сотни наших сограждан считают возможным, совершив ДТП, а говоря проще, аварию, скрыться с места происшествия. Даже если там остается человек, нуждающийся в срочной помощи. Таких эпизодов в 2005 году было 16 430.

В них погибли 2139 человек, были ранены с различной степенью тяжести 15 123 человека.

А вот теперь скажите: какого понимания и снисхождения к нарушителям ПДД мы требуем от сотрудников ДПС на дорогах? Они-то видят весь этот кошмар и вакханалию ежедневно, ежечасно. Поневоле любой из нас, надень он фуражку с кокардой и возьми в руки жезл, станет раз за разом наказывать, штрафовать, привлекать к ответственности. Во имя нашего же, водительского, блага. И пешеходов — тоже.

Сейчас Департаментом обеспечения безопасности дорожного движения МВД России руководит генерал-лейтенант Виктор Кирьянов. Совсем недавно на встрече международных экспертов в Великобритании он заявил, что России необходимо активно перенимать международный опыт в области обеспечения дорожной безопасности, но делать это не автоматически, а с учетом российских особенностей и специфики. «Вся Европа уже перешла на систему баллов, а в России по поводу целесообразности такой системы все еще дискутируют, — отметил он. — Почему злостный нарушитель имеет у нас возможность десятки раз нарушать ПДД, пока в кого-нибудь не врежется и пока не пострадают ни в чем не повинные люди?» И то правда!

Виктор Кирьянов прокомментировал российскую комплексную программу повышения безопасности на дорогах, в соответствии с которой смертность в результате ДТП к 2012 году должна быть сокращена в полтора раза. По его словам, на первом этапе реализации программы акцент будет сделан на ее нормативно-правовом, законодательном аспекте. «Мы будем работать по НИОКР, с институтами, экспертами, законодателями и правительством, для того чтобы первый шаг был сделан осмотрительно, с учетом всех необходимых нюансов, правовых норм и потребностей, поскольку сейчас мы закладываем основу реализации программы», — сказал он. Как подчеркнул В. Кирьянов, это непростая задача, но все необходимые условия для достижения успеха сейчас есть: «Первый шаг, большой и серьезный, сделан: есть поручение президента, есть программа, есть поддержка, политическая воля и желание работать, а значит, будет и результат. Я в этом уверен».

И еще. Мы говорим о людях, их жизнях и здоровье. Но существует и еще один аспект, о котором нельзя не упомянуть. Выступая на президиуме Госсовета в ноябре 2005 года, глава государства обратил внимание на тот факт, что материальный ущерб от дорожно-транспортных происшествий в течение последних четырех лет составил более 2% от ВВП России, это «сотни миллиардов рублей, которых лишаются страна, экономика и российские семьи». И совершенно логично, что в этой ситуации правительство заявило о необходимости ужесточения законодательства в области нарушения ПДД. Теперь будет меняться и улучшаться дорожная инфраструктура, в городах видоизменится само понятие «пешеход», так как будет четче разделяться пешеходное и транспортное движение.

Но, в конце концов, все замыкается на нас самих, водителях и пешеходах: не нарушайте правила дорожного движения — и инспектора ДПС всегда будут брать под козырек.