БОСС-экспертиза № 6 | 2006


Текст | Кристина ХУЦИШВИЛИ
экономический аналитик

Очередной ежемесячный обзор экономических тенденций посвящен «рублевому акценту» в современной экономической политике России.

Трудно отрицать тот факт, что евро в России постепенно становится все более популярной валютой. Доллары же США, напротив, шаг за шагом теряют свои позиции, в том числе и в сознании обывателей, причем не столько по отношению к тому же евро, сколько в сравнении с родным рублем. Немалую роль в этом играет и собственно укрепление национальной валюты: в начале июля глава ЦБ Сергей Игнатьев, говоря об укреплении реального эффективного курса рубля, назвал цифру 6,7%.

Тенденция такова, что многие расчеты, традиционно ведущиеся в американской валюте, теперь становятся рублевыми. Наглядным примером тому может служить и рынок труда (фиксированные в рублях оклады), и рынок мобильных операторов, и даже рынок коммерческой недвижимости.

Доверие растет

По мнению преподавателя АНХ, аналитика, кандидата экономических наук Александра Давтяна, интерес к рублю в первую очередь обусловлен его текущим укреплением по отношению к доллару. «В обществе есть осознание того, что при условии стабильности цен на нефть укрепление рубля будет продолжаться. Но нет осознания, что такое положение вещей невыгодно для страны-экспортера и лишь стимулирует импорт. Во многом по этим причинам доверие к рублю со стороны населения растет на глазах; еще лет пять назад никто не мог и подумать, что даже некоторые западные компании, представленные на российском рынке, будут выплачивать заработную плату в рублях», — отмечает экономист.
«Приоритет рублевых расчетов поддерживается извне, точнее говоря, крепкий рубль становится чуть ли не олицетворением позитивных результатов собственно экономической политики, на деле таковым не являясь», — продолжает Давтян.
Экономист приводит несколько любопытных примеров — попыток обозначения важности крепкого рубля для национальной экономики. Одна из них, по его словам, это внесенное в Госдуму в конце прошлого года предложение об официальном закреплении за рублем определенного знака по аналогии с теми же долларом и евро.

«Внезапно возникшие, но столь же внезапно прекратившиеся разговоры о важности конвертируемости рубля в сочетании с активным позиционированием национальной валюты как наиболее удобного средства ведения тех или иных расчетов стали причиной того, что у некоторой части населения крепкий рубль действительно ассоциируется с престижем страны на мировой арене. Но удивительно то, что таким формальностям, как символика валюты, придается большое значение на уровне законодательной власти. Создается впечатление, что все проблемы внутренней экономики давно и успешно разрешены и можно вдоволь уделять внимание подобным мелочам», — заключает Александр Давтян.
Эксперты упоминают и о другом казусе — представленном недавно в Думу законопроекте, носящем весьма специфический характер, но прошедшем-таки в первом чтении. Напомним, что в преддверии каникул в нижнюю палату парламента был внесен документ, запрещающий государственным служащим публично упоминать названия валют, исключая, разумеется, национальную валюту — рубль. Кроме того, законопроект предусматривал запрет на установление цен в иностранной валюте или в условных единицах, а также штрафы за нарушение того или иного запрета; размер же штрафа варьировался от
2 тыс. до 50 тыс. руб.

«Наверное, на подобных законопроектах не стоит заострять внимания, но всевозможные методы, направленные на укрепление авторитета рубля в глазах, я так понимаю, общественности принимают чересчур причудливые формы», — комментирует ситуацию директор консалтингового агентства кандидат экономических и юридических наук Олег Алексеенко. И поясняет далее: «Такой законопроект, если не рассматривать его целесообразность, отражает лишь акценты, расставленные правительством. Рубль должен стать в глазах населения крепкой, надежной валютой, средством накопления сбережений. Начало этому было положено звучащими повсюду заявлениями о грядущей конвертируемости рубля. Говорилось и о том, что это важный шаг для интеграции в мировое сообщество, и о том, насколько от конвертации выиграют потребители. Так что приоритеты расставлены, а своеобразные формы, которые принимает следование им, уже никого не должны удивлять».

«Более всего вызывает интерес то, что этот законопроект, не нашедший одобрения в правительстве, был выработан силами Общественной палаты. Видимо, именно последняя наиболее обеспокоена тем, как формально укрепить позиции национальной валюты», — приходит к выводу Александр Давтян.

Объем рублевых расчетов растет

Финансовый консультант Мария Ильина, говоря о тенденции перехода к рублевым расчетам, указывает на ее постоянно расширяющийся масштаб.
«Наиболее значимые процессы и тенденции зачастую находят отражение на самых динамичных рынках, проявляясь там в полной мере.

В частности, на рынке мобильных операторов тенденция перехода к рублевым расчетам налицо. “Мобильные телесистемы” пару месяцев назад заявили о пошаговом переходе к рублевым расчетам, объясняя необходимость этого, что интересно, объективными сложностями в текущих расчетах между абонентами и компанией и наоборот. “Вымпелком” также предлагает новые, рублевые, продукты. Не говоря уже о том, что “Мегафон” чуть ли не в начале этого года перевел расчеты с абонентами в рубли», — замечает Ильина.

Марина Козлова, специалист в области коммерческой недвижимости, рассказывает о ситуации, сложившейся на данном рынке: «Происходит постепенный переход от доллара и условных единиц к рублю. Причем это касается не только площадей, условно говоря, эконом-класса, но и бизнес-комплексов и поэтапно — элитного жилья. Счета арендаторам выставляются в рублях. На рынке недвижимости собственники, что логично, стремятся к тому, чтобы минимизировать риски, стабилизировать и зафиксировать доходную часть. Между тем оборотная сторона стабилизации — отказ от возможных выгод колебания курса иностранной валюты по отношению к рублю».

«Примечательно и то, что в последнее время очень многие российские компании фиксируют заработную плату в рублях. Этот факт еще раз подтверждает, что национальной валюте отводится все более важная роль. Можно говорить даже о новом статусе рубля, его новом образе в глазах общественности. Рубль постепенно начинает ассоциироваться со стабильностью. Это “крепкая” валюта, и именно подобный образ активно пропагандируется, в том числе и правительством, — замечает Мария Ильина. — Но более всего симптоматично, что многие российские представительства зарубежных компаний переходят на рублевые расчеты с сотрудниками. Еще пару лет назад это казалось невозможным, а сейчас количество таких компаний неуклонно растет».

Резервная валюта — далекая перспектива

«Совсем недавно высказывались предположения, что рубль превратится в одну из мировых резервных валют, конвертируемую и высоконадежную. За этим последовали и отдельные заявления о том, что рубль будет чуть ли не единой валютой для стран — членов СНГ. На мой взгляд, такие утверждения более чем преждевременны: слишком много неразрешенных проблем внутри экономики. Возможность того, что рубль станет своего рода “региональной” единицей, не исключается, но по крайней мере не в ближайшем будущем и, разумеется, не для всех стран — членов СНГ», — отмечает Александр Давтян.

«Преуменьшить значение рубля в странах СНГ невозможно: все расчеты между ними ведутся за редким исключением именно в рублях. Даже расчеты по тем сделкам, в которых Россия не принимает непосредственного участия, зачастую идут в российской валюте», — подчеркивает Олег Алексеенко.
«Есть ли экономический смысл в расстановке таких приоритетов — вопрос непростой. С одной стороны, само по себе укрепление рубля в неплохих макроусловиях в сочетании с нацеленностью на конвертируемость, региональное лидерство и так далее не может не закреплять положительный образ национальной валюты в глазах общественности. Проще говоря, евро уже приняли, но пока не привыкли, с долларом сроднились, а теперь он преподносит сюрпризы, так что крепкий рубль оказывается вне конкуренции. С другой стороны, уже упомянутый законопроект и публичные высказывания чуть ли не о том, что рубль должен стать одной из мировых валют, создают впечатление некой PR-кампании и этим сводят на нет благоприятное впечатление о новом крепком рубле у некоторой части населения», — говорит экономист.

Александр Давтян же вспоминает о ситуации, сложившейся в российской экономике несколько лет назад: «Крепкий рубль на фоне ослабевающего доллара — для российской экономики не новость. Пару лет назад такое положение вызывало у правительства беспокойство. Министерство финансов заявляло о полном контроле над бюджетными расходами, и именно тогда была оглашена возможность для изъятия из национальной экономики “избыточной” части доходных средств и формирования Стабилизационного фонда. Стабильность национальной валюты подчас трактуется как атрибут зрелой экономики, справившейся с возникшими вызовами, но это довольно ограниченная трактовка. Сегодняшние меры по укреплению статуса национальной валюты имеют определенный эффект, но назвать их эффективными трудно. Процесс становления рубля как средства сбережения вряд ли обратим, а вмешательство извне и своего рода пропаганда не могут в данных обстоятельствах служить катализаторами».

Валютных ограничений нет?

«В последнее время много говорят о том, что в национальной экономике нет валютных ограничений. Может, их действительно в скором времени не будет, но все зависит от того, что считать валютными ограничениями. Формально все они сняты с 1 июля. Это дает гражданам вполне определенные преимущества. Одно из самых перспективных — возможность открыто заводить депозиты в зарубежных банках, также устраняются ограничения при приобретении акций зарубежных компаний и многое другое. Нельзя не принимать во внимание важности подобного шага. Но в связи с этим делаются и прогнозы о том, что вскоре окажется возможным переходить на рубли при совершении международных сделок. В принципе такая вероятность существует, но что касается сырья, то для начала нужно нивелировать связь между мировой конъюнктурой и российским рублем. Тогда переход к рублевым расчетам будет логичным и осмысленным», — считает Давтян.

«Цифры показывают, что за полгода укрепление реального эффективного курса рубля по отношению к евро в процентном выражении превысило 3,5%, по отношению же к доллару составило более 9%. В среде аналитиков все чаще звучит мнение о том, что рубль недооценен, причем недооценен, по разным данным, в 1,5—2 раза. Так что есть все основания предположить, что рубль будет укрепляться и дальше. Очевидно, что тот приоритет национальной валюты, который мы сейчас наблюдаем, акцент на рубле, имеет смысл. Снижение курса доллара, по-видимому, продолжится в среднесрочной перспективе. Вероятно и то, что в российской экономике увеличится доля иностранного капитала. Так что доверие к национальной валюте будет расти. Между тем переход к рублевым расчетам во внешнеторговых отношениях станет возможен лишь тогда, когда партнеры окажутся готовы взять на себя бремя риска. Создать же необходимую для этого почву — непрос-тая задача, — размышляет Мария Ильина. — Если же говорить о последствиях перехода к рублевым расчетам для потребителей, то наиболее вероятную ситуацию можно проиллюстрировать опять-таки на примере рынка мобильных операторов. Здесь первым шагом к переходу на расчеты в национальной валюте является введение пресловутых условных единиц и фиксированного курса. Причем этот фиксированный курс таков, что потребитель проигрывает, поскольку вынужден платить больше. В принципе компания может фиксировать курс на каком угодно уровне, но далеко не каждый абонент знает о том, что курс у его оператора отличается от курса ЦБ», — резюмирует финансовый консультант.

Рубль все-таки наступает

По мнению Олега Алексеенко, переход на рублевые расчеты действительно упрощает многие операции. Но он выделяет и другие аспекты этой проблемы. «Расчеты в рублях удобны и наглядны. Для потребителя намного проще оценивать стоимость той или иной услуги в рублях, а не ломать голову над тем, что в каждом конкретном случае подразумевается под так называемой условной единицей. Но, с другой стороны, рублевые расчеты в некоторых случаях вносят сумятицу в головы граждан, — делится своими соображениями Алексеенко. — Это относится и к различным банковским продуктам, представленным на рынке. Допустим, вы решили взять потребительский кредит, и тут оказывается, что параметры рублевых кредитов и кредитов в иностранной валюте несколько отличаются. Что немаловажно, отличаются и банковские процентные ставки. Интересно и то, что в случае оформления кредита в долларах США банк открывает для заемщика не один, а целых два счета — валютный и рублевый. При недостатке средств на валютном счете можно воспользоваться рублевым, однако конвертация валют при этом будет осуществляться, как ни странно, не по курсу ЦБ, а “с увеличением”».
«Что же касается громких заявлений о возможном повышении интереса к рублю не только внутри страны, но и со стороны зарубежных центробанков, то они вполне обоснованны в отсутствии каких-либо потрясений. Вероятно, поначалу рублем заинтересуются азиатские страны, а позже эта тенденция, разумеется в небольших масштабах, распространится и на Западную Европу», —
заключает Алексеенко.