МОТОР!



Текст | Анастасия САЛОМЕЕВА

Если бы кто вздумал составить рейтинг самых выдающихся бизнесменов ХХ века, то, скорее всего, первую строчку в нем заняло бы имя Генри Форда. За этим талантливым самоучкой, гуру индустриализации, изменившим в начале прошлого века ход развития мировой промышленности, человеком, управленческий подход которого стал составной частью классического менеджмента, а принципы проводимой им кадровой политики используются и современными руководителями, навсегда закрепились эпитеты «великий» и «гениальный». Но вместе с тем Генри Форд вовсе не был идеальным боссом и безупречным предпринимателем — натура сложная и противоречивая, он нередко допускал ошибки. Что, впрочем, нисколько не умаляет его заслуг.

Будущий национальный герой США, человек, благодаря которому автомобиль вошел в каждую американскую семью и стал главным средством передвижения в этой стране, родился отнюдь не в индустриальном центре, а в сельской местности — на небольшой ферме в штате Мичиган в семье Уильяма и Мэри Форд. 30 июля 1863 года их небольшой домик огласился криком долгожданного первенца, нареченного счастливыми родителями именем Генри. Детство его прошло так же, как и у большинства сельских мальчишек того времени, он рос в окружении пяти младших братьев и сестер, помогал родителям на ферме и учился в местной школе. Впрочем, кое?чем Генри отличался от своих сверстников: во?первых, он был очень сообразительным, во?вторых, своенравным и не признающим авторитетов, а в?третьих, очень рано заинтересовался механикой и просто обожал разбирать?собирать всякие механические приспособления, попадавшиеся ему в руки, — начиная от игрушек и заканчивая часами.

Генри очень любил свою мать, у которой, судя по всему, тоже был любимцем, и которая, несмотря на свою занятость по хозяйству, всегда находила время потолковать с мальчиком по душам. Ее смерть стала для 13?летнего Генри серьезным потрясением. Позже Форд, человек честолюбивый и никогда не чуравшийся искусства самопрезентации, не очень?то хорошо вспоминал о своем отрочестве: мол, братья и сестры не понимали его увлечения механикой, а отец-тиран то и дело шпынял любознательного сына, не отличавшегося особой привязанностью к работе на земле. Правда это или нет, сегодня, наверное, не установить. Но, конечно же, Уильям Форд был не в восторге, когда узнал, что его 16?летний отпрыск, вместо того чтобы вникать в премудрости сельского хозяйства, дабы впоследствии по праву унаследовать добротную, образцово?показательную отцовскую ферму, тайно покинул родной дом и отправился искать счастья в расположенный в девяти милях от фермы Детройт, крупный индустриальный центр.

В Детройте Генри набил себе немало шишек, пытаясь найти работу по душе, однако этот опыт не прошел бесследно: будущий миллионер понял, что за место под солнцем надо бороться. В конце концов Генри устроился в механическую мастерскую, где, постигая тонкости столь полюбившейся ему работы с машинами, работал днем, в вечернее же и ночное время молодой человек чинил часы у местного часовщика и при этом еще успевал штудировать все книжки по механике и инженерному делу, которые только мог достать. Следующие несколько лет своей жизни Генри провел между Детройтом и отцовской фермой, куда он нет-нет да и возвращался, помогая по хозяйству, чиня и изобретая разные механические сельскохозяйственные приспособления для отца и соседей.

Вива Клара!

Не секрет, что от того, какую спутницу жизни выберет мужчина в молодости, во многом зависит его дальнейшая судьба. Генри с женой повезло, а стала ею в 1888 году фермерская дочка Клара Брайент. С хорошенькой 20?летней девушкой Генри познакомился на сельских танцах и, можно предположить, сразу же влюбился. Уильям Форд, видимо надеясь, что женитьба и семейные обязанности заставят его старшего сына остепениться и забросить свое маниакальное увлечение механикой, выделил ему 40 акров земельных угодий для создания собственной фермы.

Там первые несколько лет и прожили молодожены. Такая жена, как Клара, — находка для любого честолюбивого и сильного мужчины, мечтающего о лучшей доле и надеющегося только на себя. Она любила своего мужа и окружала его заботой, жила его интересами, была ему преданна, поддерживала все его начинания и почти никогда не прекословила. И, наконец, Клара сама обладала сильным характером и не боялась трудностей, а эти качества, как известно, необходимы женщине, выбравшей в спутники жизни человека, увлеченного изобретательством и склонного к риску. С Кларой Форд прожил до конца своих дней и никогда не скрывал, что благодарен своей мудрой и верной супруге. Он часто говорил в многочисленных интервью (до которых слыл большим охотником), что Клара всегда верила в его успех больше, чем он сам.

В 1891 году с сельской жизнью было покончено: Форд осознал, что, как бы ни старался воплотить свою мечту (а ею было не что иное, как создание собственного движущего средства — автомобиля), доморощенными методами этого не добиться, пора снова перебираться в Детройт. Что он и сделал. Генри устроился в Detroit Electric Company. Но проработал он там недолго: в 1893 году талантливому самоучке предложили должность инженера в Edison Illuminating Company, созданной легендарным Томасом Эдисоном, единственным человеком, авторитет которого признавал самоуверенный Генри Форд. Новых работодателей отнюдь не смущало, что Форд не имеет высшего образования, — он разбирался в машинах лучше иного дипломированного специалиста. Сам же Форд всегда косо смотрел на «умников» с дипломами престижных вузов, поскольку на собственном опыте убедился, что самообразование и практика — лучшие учителя для парня с мозгами.

1893 год вообще очень счастливый для Форда. В этом году на свет появился их единственный с Кларой сын — Эдсел. В том же году улицы Детройта огласило громкое тарахтение, которое издавала маленькая тележка, приводимая в движение двигателем внутреннего сгорания, — первый автомобиль Генри Форда.

Вскоре Форд со своей усовершенствованной «тарантайкой» стал главной достопримечательностью Детройта. Его шумная самодвижущаяся тележка, весьма причудливого вида, пугала лошадей и особо нервных прохожих и собирала огромное число зевак. Впрочем, изобретателя это мало беспокоило, тем более что на квадрицикл, а именно так назывался первый автомобиль Форда, нашелся покупатель, выложивший за него целых $?200. В голове Генри уже вертелся вопрос: «Как создать автомобиль, практичный, надежный и недорогой, то есть доступный не только миллионерам, но и людям со средним достатком?»

Супермодель Лизи

Пожалуй, в то время не было идеи нелепее этой. Люди верили в электричество, а отнюдь не в газ и бензин. «Да, — признавали скептики, — двигатель внутреннего сгорания, как ни странно, оказался довольно перспективной вещью. Но где он используется? В этих новомодных игрушках — автомобилях. А они, судя по всему, еще долго будут уделом богатых любимчиков Фортуны». Впрочем, нашелся один человек, который не только поддержал идеи молодого изобретателя, но и предсказал ему большую будущность. Его звали Томас Эдисон.

В 1899 году Генри, уже главный инженер Edison Illuminating Company, покидает эту компанию, чтобы полностью посвятить себя своей мечте. Он находит инвесторов, готовых вложить деньги в его изобретение, и вместе с ними основывает Detroit Automobile Company, но через три года их компания обанкротилась. Однако Форд нашел способ подзаработать денег на открытие новой фирмы: его усовершенствованный квадрицикл, за рулем которого сидел сам конструктор, принял участие в гонках и занял первое место. Полученные $?10 тыс. призовых. Форд вложил в новое дело — в легендарную Ford Motor Company, созданную им вместе с еще 12 инвесторами. Очень быстро это предприятие стало известно на рынке. А вскоре нашлись покупатели и на новые модели Форда: на Ford Model А, Ford Model В, Ford Model С, Ford Model К. И, наконец, позвольте вам представить самый громкий дебют 1908 года — легкий, универсальный, надежный и вполне доступный по цене Ford Model T, поистине народный автомобиль.

Именно Форд заставил американцев поменять свое отношение к автомобилям и сделал их своим главным средством передвижения в США. Первоначально его цена составляла $?850, тогда как другие машины стоили больше $?1 тыс. Ford Model T покупали врачи, фермеры, служащие, рабочие и очень любил криминалитет — за быстроту и надежность стального покрытия. Этому автомобилю были не страшны колдобины и лужи, он редко ломался, а если и ломался, то детали к нему были весьма дешевы (нонсенс по тем временам), в нем хватало места всей семье, а с управлением вполне мог справиться и подросток. «Жестянка Лизи» — а именно так стали называть свою любимую машину простые американцы — вошла в жизнь практически каждой семьи со средним достатком. Вошла она и в народный фольклор — ей посвящались песни, стихи, анекдоты.

Model T — это еще и новые принципы сервисного обслуживания и сбыта. Форд разрушил действовавшую в те годы схему, когда дистрибьюторы заботились лишь о том, чтобы продать машину, а уж дальнейшая ее судьба — дело покупателя. Им была создана разветвленная дилерская сеть, осуществлявшая как продажу, так и сервисное обслуживание автомобилей. И, наконец, именно благодаря «жестянке Лизи» огромная Америка вдруг стала такой маленькой — благодаря активной деятельности Форда в стране начали развиваться дорожное строительство и автомобильная инфраструктура.

«Жестянка Лизи» вывела компанию Форда на лидирующие позиции. К 1914 году Ford Motor Company принадлежало почти 50?% автомобильного рынка США. Такой рекламной кампании, как у Ford Model T, не было ни у одного автомобиля того времени. Но все же лучшей рекламой этого товара был он сам и его создатель. Первые годы выпуска «жестянки Лизи» совпали с триумфом Форда в судебном процессе с Ассоциацией лицензированных производителей автомобилей (Association of Licensed Automobile Manufacturers). Суть конфликта заключалась в следующем: ассоциация, опираясь на патент некоего Джорджа Селдена на дорожный локомотив, работающий на двигателе внутреннего сгорания, подала на Ford Motor Company в суд. До прецедента с Фордом все американские производители автомобилей и других дорожных средств, работающих на бензине, были вынуждены приобретать лицензию у ассоциации, которая помимо всего прочего получала возможность влиять как на цены машин, так и на объемы их производства. Форд проявил непреклонность. Тяжелый юридический процесс, широко освещавшийся в прессе, длился несколько лет. Первый суд Форд проиграл, но второй, в 1911 году, выиграл, что мгновенно сделало его героем, освободившим молодую автомобильную отрасль страны от монополизации.

Честный миллионер

В течение многих лет Ford Model T был главным козырем Ford Motor Company. Производство только этой модели позволило ему стандартизировать комплектующие и наладить поточный выпуск автомобилей, постоянно снижая таким образом их себестоимость. В 1913 году Форд произвел еще одну революцию в автомобильной промышленности: на одном из его заводов была пущена в эксплуатацию непрерывно движущаяся сборочная линия. Теперь рабочим не нужно было делать лишних движений и предпринимать лишних усилий, чтобы выполнить свою задачу, каждый отвечал за одну конкретную и довольно простую операцию. При этом от человека вовсе не требовалась особо высокая квалификация, мало времени уходило и на его обучение. За счет введения сборочной линии сократилось время, необходимое для производства автомобиля, что повлияло и на количество выпускаемых машин, и на их себестоимость — цена на «жестянку Лизи» упала до $?400.

А в 1914 году Форд прославился и как предприниматель новой формации. Он объявил, что отныне его рабочие будут получать $?5 в день, то есть в среднем в два раза больше, чем на других автомобильных предприятиях, при этом рабочий день сокращался до восьми часов. Просто Форд осознал, что главное на производстве — не современная технология и не совершенная организационная структура, а человек, который здесь работает, и, стало быть, его задача как работодателя состоит в том, чтобы обеспечить ему достойное существование. Кроме того, он понял, что если его рабочие будут хорошо зарабатывать, то смогут позволить себе купить его автомобиль, и, следовательно, покупателей у компании прибавится.
В этом же году Форд объявил о том, что теперь рабочие его заводов будут получать свою долю от прибыли. Вообще, Форд не выносил акционеров и инвесторов, считая их чуть ли не дармоедами, стригущими купоны с чужого труда. Но люди, собственным потом и кровью создающие качественный продукт, по его мнению, имели полное право получать дивиденды от прибыли. Правда, это право нужно еще было заслужить. Политика, проводимая Фордом в сфере трудовых отношений, вошла в легенды. Им, презиравшим административную работу и бумажную волокиту, то есть все, что не имеет прямого отношения к производству, был создан социологический отдел, в котором в лучшие времена работал весьма внушительный штат сотрудников — 150 человек. В их обязанности входило и наблюдение за моральным обликом сотрудников. Рабочий, заслуживающий высокой зарплаты и доли в прибыли компании, по мнению Форда, должен был быть примерным семьянином, не курящим и не пьющим, условиями также были отсутствие привязанности к азартным играм и экономность. На работе требовалось только заниматься делом, праздные шатания и болтовня пресекались на корню.

Впрочем, несмотря на многие анекдотические ситуации, нередко возникавшие из?за грубоватой работы отдела, он оказался очень полезен. Поскольку здесь было сделано очень важное открытие, доселе мало интересовавшее работодателей: эффективность труда отдельного сотрудника напрямую зависит от того, чувствует он себя в компании социально защищенным или нет. Рабочие Ford Motor Company на незащищенность пожаловаться не могли. Для них строились образцовые рабочие жилые поселки, больницы, школы, детские сады. А так как на заводах работало много эмигрантов, то в компании заботились и об их американизации — прежде всего обучали английскому языку.

Закат

Превратившись в крупного капиталиста, Форд так и не стал членом американского истеблишмента. Впрочем, он к этому никогда и не стремился, на дух не перенося изнеженных богачей. А вот политиком стать пытался, правда, не очень успешно. Во время Первой мировой войны без какой?либо правительственной поддержки Форд снарядил корабль и вместе с группой единомышленников (170 человек) отправился «искать мира» в Европу. Мира путешественники так и не нашли, зато популярность Форда в американском обществе возросла еще больше. На ее волне он попытался баллотироваться в сенат от Демократической партии, но его затея не удалась.

В 1919 году в очередной раз обострились отношения Форда с акционерами. К тому моменту его компания выпускала не только легковые машины, но и грузовики, тракторы, подводные лодки. Дабы их успокоить, Форд, видимо по совету мудрой супруги, уступил пост президента компании своему сыну Эдселу. Сам же он, вместе того чтобы уйти на покой, принялся методично скупать акции компании, принадлежащие сторонним лицам, в результате чего к 1920 году Ford Motor Company стала ему полностью подконтрольной.

И все бы хорошо, если б не сложные отношения Генри с сыном. О таком наследнике, как Эдсел, мог бы мечтать любой: талантливый, умный и деятельный, он уважал отца и был готов всего себя посвятить его делу. Форд очень любил сына, но чего?то ему в нем не хватало — возможно, Эдсел был слишком интеллигентен, слишком образован и слишком преклонялся перед авторитетом Форда?старшего. Правда, трудно сказать, как бы повел себя Генри, если бы ему достался в наследники такой же непокорный сын, каким когда?то он был сам. И хотя Эдсел являлся президентом компании, управление ею фактически осуществлял его деятельный отец — он просто не давал сыну возможности полноценно работать, понукал им, отменял его указания или же давал в корне противоречащие им собственные распоряжения.

Вместе с тем Ford Motor Company требовались изменения. Несмотря на то что Форду принадлежали рудники, шахты, плантации, фермы, железная дорога, его заводы работали в США, Канаде, Великобритании, Германии, Индии, Австралии, несмотря на то что одним из крупнейших рынков сбыта продукции Ford Motor Company был стремительно индустриализирующийся Советский Союз, империя Форда начала сдавать свои позиции. «Жестянка Лизи» теряла популярность, на пятки Ford Motor Company наступали General Motors и Chrysler, которые не только выпускали недорогие и более современные машины, но и предоставляли кредит на их покупку.

У Форда начались проблемы с рабочими: условия труда в компании заметно ухудшились, требования же к дисциплине ужесточились до крайности. Просвещенный капиталист превратился в тирана, что не могло не сказаться на его имидже. Не прошло незамеченным и то, что накануне Второй мировой войны Форд не скрывал своих симпатий к Гитлеру, ему, кстати, Форд тоже очень импонировал.

Самой же главной проблемой был управленческий стиль Генри Форда, который можно охарактеризовать как тотальный авторитаризм. Нет, он умел слушать других, а иногда и прислушивался к ним — недаром в его компании в разное время работали очень талантливые генераторы идей, однако он не умел и не хотел делегировать полномочия, стараясь замыкать на себе решение всех вопросов. Но разве под силу одному человеку руководить такой сложной структурой? Форд презирал науку управления и считал, что все эти административные изыски лишь мешают работе. Однако жизнь показала, что только качественного продукта и отлаженной системы производства явно недостаточно, нужно еще и правильное управление: яркий пример тому — General Motors, главный конкурент Ford Motor Company, обошедший ее на повороте.

В 1943 году от рака желудка умер Эдсел. Так и не оправившись от этой потери, Форд вновь занял президентское кресло, от чего дела в компании пошли еще хуже. В конце концов под нажимом Клары он уступил пост старшему внуку — Генри Форду II, который энергично принялся за перестройку империи своего деда и завоеванию утраченных ею позиций.

Сам же Генри Форд наконец удалился на покой. А еще через два года, 9 апреля 1947 года, 83? летний магнат, инноватор?самоучка, общественный деятель и немного утопист, покинул этот мир.

Следите за нашими новостями в Telegram, ВКонтакте