Лучше бы о нас не вспоминали Как в регионах реализуется ПНП «Здоровье»?



Текст | Сергей ВОРОБЬЕВ

Президент в своем недавнем послании сказал, что федеральные начинания должны развиваться в регионах и муниципалитетах. Касается это и федеральных программ в сфере здравоохранения.
Однако регионы реализовывать соответствующие проекты не торопятся: картина пока складывается достаточно спокойная. Для сопровождения национальных проектов, сообщают провинциальные газеты, в субъектах РФ были созданы рабочие группы, назначены ответственные. Кое-где пошли еще дальше.

Например, Правительство Ханты-Мансийского автономного округа заключило соглашение с муниципалитетами о взаимодействии. Документально разграничены обязанности Правительства ХМАО и муниципальных образований в сфере подготовки и переподготовки врачей общей (семейной) практики, участковых педиатров и терапевтов, оснащения диагностическим оборудованием и санитарными машинами учреждений первичного звена, оказания высокотехнологичных услуг и развития телемедицины. Во всех муниципальных образованиях Югры сейчас срочно принимаются собственные программы работы над проектом «Здоровье».

В целом все идет по плану, сообщений о том, что где?то врачам не выделяются обещанные выплаты, нет. В Ульяновске, правда, депутаты городской думы решили в связи с федеральными надбавками отменить ежемесячные муниципальные надбавки участковым врачам, но первый вице-премьер Дмитрий Медведев назвал это решение едва ли не «дискредитацией национального проекта», после чего отмененные надбавки быстро восстановили.

Деньги под
милицейским контролем

Основная радость проекта для регионов состоит в том, что они получили дополнительные средства на развитие материальной базы: размеры дополнительных поступлений в рамках проекта колеблются от 20 млн до 100 млн руб. Эти деньги предназначены на закупку новых машин скорой помощи, лабораторного и диагностического оборудования. Хотя проблемы, конечно, есть. Так, Правительство Хабаровского края просило заменить «газели» на более проходимые по местным дорогам УАЗы, но ему отказали. Край получит оборудования на 185 млн руб., но непременное условие получения медицинских новинок — лицензирование, а у 30 лечебных учреждений края его нет.

Чуть ли не главным в национальных проектах оказался контроль. В Татарстане не стали мудрить, а сразу назначили руководителем рабочей группы по сопровождению национальных проектов заместителя министра внутренних дел республики Рафаила Гильманова. Видимо, в республике еще свежи воспоминания о праздновании 1000-летия Казани, когда только выявлено было около 80 преступлений, связанных с реализацией различных проектов. Поэтому «контроль за целевым расходованием средств, направленных на их реализацию (национальных проектов. — Авт.), стал повседневной практикой Министерства внутренних дел РТ», — сообщил заместитель начальника УБЭП МВД РТ Ренат Гайнутдинов. Слова о повседневной практике, похоже, не являются преувеличением и для Хабаровска: в краевое Министерство здравоохранения проверяющие, по некоторым сведениям, приходят пять раз в неделю. Когда же в Екатеринбурге попытались обсудить проблему отчетности по национальным проектам, выяснилось, что показатели по разным министерствам разные. Федеральные предлагают одни формы, областные — другие. При этом ежеквартальный отчет предусматривает 540 показателей. Так что чиновники без работы не останутся.

Новое неравенство

Главная проблема реализации ПНП «Здоровье» в регионах — вызываемое им неравенство в положении отдельных категорий врачей.
Напомним, что по всей России доплаты по 10 тыс. и 5 тыс. руб. получат соответственно врачи и сестры, обслуживающие участки, за которыми закреплено по 1700 человек, а в службе педиатрии — по 800 детей. В Коми, правда, по согласованию с федеральным центром из?за большой площади республики и низкой плотности населения нагрузка на участковых врачей сокращена до 1500 взрослых и 600 детей.

После начала программы ежемесячные доходы участковых врачей выросли примерно в 2,5 раза, медсестер — в два раза. Однако это повышение затронуло лишь малую часть медиков. В той же Коми это 10% докторов и 4% медсестер от общего состава данных категорий специалистов. На Кубани из 16 ?800 врачей прибавку получили 1975 человек (11,7%), из 39? 700 медицинских сестер — 2210 (13%). В Волгоградской области из 11 тыс. участковых врачей прибавку имеют только 1222 человека, а из 25 тыс. медсестер — 1273.

Но когда одному врачу платят в два раза больше, чем другому, работающему в соседнем кабинете, о моральном климате в коллективе говорить не приходится. На совещании у губернатора Белгородской области Евгения Савченко начальник Управления здравоохранения области Александр Стукалов отметил, что обстановка в коллективах больниц становится напряженной. Что могут сделать местные власти в такой ситуации? Как пишет белгородская «Смена», губернатор рекомендовал «провести разъяснительные беседы с персоналом поликлиник и медицинских учреждений и провести организационные мероприятия, направленные на сглаживание острых углов в сложившейся ситуации». Вот только сильно ли помогут такие «беседы»?

Впрочем, некоторое количество денег перепадет и другим врачам. В 2006 году в регионах началась выдача родовых сертификатов. В Саратове, например, в январе выдано 1549 родовых сертификатов, в феврале — 624, за март выдан 551 сертификат, в роддомах принято 446 родов. На счета лечебных учреждений за I квартал поступили средства в размере 8 млн 178 тыс. руб., которые в соответствии с нормативными документами израсходованы на оплату труда персонала, медикаменты, инструментарий.
Повысить зарплату специалистам узкого профиля должна помочь и диспансеризация населения. Но по этой программе какие?либо итоги еще не подведены. Известна только стоимость одного обследуемого — чуть более 500 руб. Однако проект диспансеризации исключает участие в нем (и соответственно возможность получения доплат) специалистов детских поликлиник, стационаров и ряда других медицинских учреждений, например ведомственных. Так, на Юго-Восточной железной дороге есть участки, где население получает медицинскую помощь исключительно в отраслевых больницах и поликлиниках — других там просто нет. Однако медработники этих учреждений не попали в список на выплату надбавок.

О сельской медицине забыли

Особенно тяжелое положение сложилось с сельской медициной, которую проект никак не затрагивает. Медики бегут из села. В Кировской области, к примеру, 30% участковых больниц работают вообще без врачей. Как признают члены хабаровского регионального отделения «Единой России», решившие взять реализацию нацпроектов под свой контроль, врачам в селах «надо платить хотя бы уже за то, что они оттуда не уезжают». Попытка переложить сельскую медицину на плечи врачей общей практики идет с большим скрипом; в некоторых регионах отказались от этого проекта, разработанного, кстати, ВОЗ для бедных стран, тогда как в развитых странах здравоохранение идет по пути узкой специализации врачей.

В общем, в регионах ожидают, что после летних отпусков, если федеральная власть не решит возникших диспропорций, оставшаяся государственная медицина поделится на две части: где «платят» и где «не платят». После чего вторая часть начнет отмирать с еще большей скоростью, потянув за собой первую, потому что система здравоохранения сложилась не просто так. Все врачебные специальности и специализации появились в ответ на потребности борьбы за здоровье человека, и если медицину разрезать на части из бюрократических соображений, то этот нож дойдет и до живого человека.

«Лучше бы президент о нас не вспоминал», — сказала одна из участниц совещания врачей в Екатеринбурге. Печально, если она окажется права.

Следите за нашими новостями в Telegram, ВКонтакте