Отец и сын с российской спецификой


Александр Полянский

Главное политическое событие марта — выборы в Белоруссии. Ни для кого не секрет, чем они закончатся. Но секрет, насколько повлияет избрание Александра Лукашенко на третий срок на настроения в политиче­ской элите России.

Хотя, судя по всему, решение принято, и окончательный уход Путина с поста президента России в 2008 году — вопрос решенный. Путин не готов поставить под сомнение положение нашей страны в «восьмерке» и не пойдет на продление своих полномочий.

Вероятно, сейчас возобладала точка зрения, что в России должна быть диархия — двуцарствие. Один руководитель займет де-юре влиятельный пост — президента РФ, а другой влиятельный де-факто?— лидера партии «Единая Россия» или главы Союзного государства Белоруссии и России либо оба поста одновременно.

Наиболее ярко диархическая система представлена в КНР. Там для обеспечения преемственности власти уходящий, как правило, престарелый руководитель сохраняет за собой некоторые ключевые полномочия, гарантируя тем самым незыблемость основ существующего политиче­ского строя. Новый же лидер обретает полноту власти постепенно, выступая агентом общественных преобразований.

Есть также северокорейская модель ди­архии: Ким Ир Сен еще при жизни сделал своего сына Ким Чен Ира соправителем. И по мере угасания Кима-старшего Ким-младший все больше и больше становился единоличным правителем.

Ирония судьбы: Путин, для того чтобы подтвердить выбор России в пользу сотрудничества с Западом, вынужден обращаться к практике восточных авторитарных режимов.

Однако китайская модель в полной мере у нас невозможна. Во-первых, в 2008 году Путин будет еще нестар и полон сил. А во-вторых, вряд ли мы сможем назвать его преемника агентом чего-либо, поскольку на эту роль будет выбрана фигура, несомненно, более слабая, чем действующий президент, и максимально от него зависимая.

Северокорейская модель «отца и сына» более соответствует российским условиям. Но в нашей ситуации опять-таки не предусмотрен вариант полного угасания политического деятеля: Путин и в 2012 году будет вполне дееспособен — ему исполнится всего 59 лет.

Так что российская модель диархии — нестареющий «отец» и невзрослеющий «сын».