Григорий КАРАСИН: расчет и добрая воля — основа здорового прагматизма


Беседу вела Анастасия Саломеева

Взаимодействие стран СНГ — процесс очень тонкий и сложный. Равновесие в этой сфере может нарушить любой шаг одной из сторон, вызывающий недовольство других. И несомненно, что решение России перейти на новый формат работы в газовой сфере — либерализовать рынок газа и его транспортировки — сильно повлияет на отношения между государствами постсоветского пространства. Позитивными или негативными будут изменения? На этот и другие вопросы отвечает заместитель министра иностранных дел РФ Григорий Карасин.

Григорий Борисович, как скажется на отношениях России со странами СНГ пересмотр тарифов на энергоносители?

— Не будем упрощать — это вопрос очень сложный и болезненный, но его решение назрело давно и неминуемо. Рано или поздно нам нужно переводить экономические отношения со странами СНГ на рыночные рельсы. Кроме того, мы все стремимся в ВТО, многие признаны странами с рыночной экономикой. А это подразумевает честный и рациональный подход в экономических отношениях с соседями. Отношения, построенные на этих принципах, никого не должны обижать, они становятся более зрелыми, более рациональными. Все учатся рассчитывать на свои силы. Экономическое и политическое взаимодействие между нашими странами от этого только выиграет.

Главное, чего нам надо здесь избежать — это политизации процесса, эмоций и давления на общественное мнение. Решать данный вопрос должны профессионалы. Искать компромисс следует на уровне экспертов и компаний, которые должны предложить руководству свои варианты решения проблемы. Думаю, мы способны добиться результата и перевести отношения между Россией и ее партнерами во взаимоприемлемое русло.

— А вам не кажется, что избежать политизации нам уже не удалось? Многие эксперты, сравнивая ситуации в Украине и Белоруссии, указывают на то, что эти страны находятся в схожем, в общем-то, положении: в 2006 году в Белоруссии состоятся президентские выборы, в Украине — парламентские. При этом Белоруссии в 2006 году мы будем продавать газ по льготным ценам, а цена газа для Украины повышается в несколько раз. Не связана ли такая позиция России с предвыборными ситуациями в этих странах?

— Взаимосвязи здесь не вижу. Как и в любом деле, при решении данного вопроса надо рассматривать возможности различных компенсационных развязок. Если ты кому-то идешь на встречу, то это тебе засчитывается в другой области. С Белоруссией мы нашли такие развязки, надеюсь, найдем и с другими странами, в том числе с Украиной.

— Но не навредит ли это России в глазах общественного мнения за рубежом? Столь невысокое, по сравнению с другими странами СНГ, повышение тарифа на газ для Белоруссии и довольно жесткая позиция в отношении Украины могут вызвать кривотолки. Как по­смотрит на это мир?

— Мир может смотреть на эту проблему по-разному. Что касается наших многочисленных партнеров, в том числе и в Европе, которые получают газ по ценам заметно более высоким, то они, как мне кажется, понимают нашу позицию, а также усилия найти с Украиной приемлемое решение.

— А почему, несмотря на то что Россия повысила тарифы многим странам, так громко возмутилась только Украина?

— Это вопрос не к нам, а к украинской стороне. Хотя переговоры двух премьеров — Михаила Фрадкова и Юрия Еханурова были откровенными и конструктивными. Премьеры и обе делегации прямо говорили о том, что надо максимально снизить уровень политических эмоций. Нужно договариваться по существу и делать все так, чтобы это шло на пользу развития дружественных, партнерских отношений между нашими странами. Впрочем, надо еще поработать над реальными результатами.

— Изменятся ли после перехода на новые тарифы отношения России с другими странами СНГ, также поставляющими газ: с Туркменистаном, Казахстаном, Узбекистаном?

— Мы строим свои отношения с партнерами по Содружеству прежде всего исходя из наших общих интересов. Россия никогда не стремилась устанавливать свои особые монопольные права на постсоветском пространстве. Мы имеем те же права, что и все наши партнеры по Содружеству. Решения мы будем стремиться принимать такие, которые устраивают как нас, так и наших соседей. Мы все учимся думать не только о себе, но и о своих партнерах, совместно пытаемся поднять уровень новой культуры взаимодействия на евразийском пространстве. Делаем это поэтапно.

В этом году, кстати, было принято несколько очень важных решений, показавших, что страны СНГ становятся более рациональными. Пример — Организация Центрально-азиат­ского сотрудничества (ОЦАС), которая была, прямо скажем, не очень эффективна. Структуры же ЕврАзЭС, наоборот, доказали, что работают динамично. Было принято решение об интеграции ОЦАС в этот действующий более результативно механизм. Что касается вопросов, связанных с поставщиками газа и его потребителями, то скажу, что в этой сфере навыки поиска решений у нас есть. Они и выведут на нужные результаты.

—Ситуация с ценами на россий­ские энергоносители очень эмоциональная. Не приведет ли это к тому, что наши партнеры по СНГ начнут сближаться не с Россией, а со странами НАТО, Евросоюза?

— Это вопрос больше гипотетиче­ский. Решение в конечном счете будет зависеть от руководства суверенных государств.

— В последнее время очень много говорится об интеграции стран СНГ, но создается впечатление, что это происходит только на словах.

— Не соглашусь — интеграция идет вперед. Если взять идею создания Единого экономического пространства (Россия, Украина, Казахстан, Белоруссия), то здесь работа продолжается. Структура ЕЭП приобретает зримые формы. Конечно, его создание — процесс непростой. Но важно хотя бы то, что страны обсуждают, как и на каких условиях им экономически интегрироваться, а не то, как разъединиться и дистанцироваться друг от друга.

— Через какое время в отношениях между государствами СНГ будет главенствовать тот рациональный подход, о котором вы говорили?

— Трудно сказать. Но поводы для оптимизма есть. В 2005 году подходы наших государств к цивилизованному сотрудничеству в экономической сфере, включая финансы и энергетику, все же продвинулись вперед. За последние десять лет мы прошли немалый путь, избавились от обманчивых иллюзий. Важно, что все это было сделано каждой из сторон по доброму выбору. А расчет и добрая воля — это основа здорового прагматизма.

— Каково ваше мнение о действиях стран Запада на постсоветском пространстве?

— Мы считаем, что это простран­ство должно быть сферой взаимодей­ствия прежде всего между самими странами Содружества независимых государств. Оно, понятно, открыто и для более широкого международного сотрудничества.

Никто не вправе исключать соревновательность идей. Вполне естественно, что тот, кто более привлекателен, более понятен и перспективен, воспринимается как лучший партнер. Монополии в таких делах не суще­ствует. Из этого нужно сделать вывод: развитие собственного общества и экономики прямо связано с динамичностью отношений с соседями. У нас сейчас есть все шансы, чтобы быть лидером в делах и подходах. Это подразумевает конструктивное взаимодействие с Западом, а не противостояние. Откат к прошлому был бы в ущерб всем. Судя по всему, это понимают и на Западе.