Георгий Шпак: Прежде всего я профессиональный управленец.


Записал Александр Полянский

— Георгий Иванович, в чем причина тех судебно-политических проблем, которые возникли у вас в этом году?

— Причины кроются в кампании по выборам губернатора 2004 года, когда старая региональная элита, рассчитывавшая на стопроцентную победу, потерпела сокрушительное поражение от «пришельца» со стороны. Причем я получил на 22% голосов больше! Это даже не спорный вопрос — чистая победа.

Почти год эти люди искали способ каким-то образом взять реванш за поражение. И кто-то подсказал им начать оспаривать результаты выборов в судебном порядке, попробовать сместить меня через суд. Метод не нов, он и раньше использовался. Аналогичный судебный процесс был, например, в Тверской области.

Была проведена подготовительная работа, собраны документы, подкуплены, как я теперь знаю, некоторые люди, работавшие на меня в избирательную кампанию.

Суд длился очень долго, и он принял все меры к тому, чтобы правда восторжествовала. Было однозначное решение отказать в иске. Мои оппоненты подали в Верховный суд, но тут уже я, используя свои старые связи, вышел на истца — моего соперника на выборах г-на Морозова, с тем чтобы убедить его: и высшая судебная инстанция не пойдет у него на поводу. Я выложил все карты на стол и объяснил, что процесс в Верховном суде лишь продлит агонию и, не в последнюю очередь, приведет к новым тратам денежных средств, которые окажутся выброшены на ветер.

К тому же я привел аргумент о том, что нужно успокоить общественное мнение в регионе, ведь Морозов — депутат Государственной думы от Рязанской области. В итоге претензии были сняты.

— Осадок от этой неприятной тяжбы у вас и ваших оппонентов остался или все острые углы сглажены?

— За оппонентов не скажу, а я даже рад, что было это судебное разбирательство. Потому что в региональной прессе постоянно муссировался вопрос о том, что я незаконно стал губернатором. А суд поставил все точки над «i». Он сказал: все нормально, губернатора избрал народ. Сейчас тема претензий ко мне снята.

— А претензии со стороны г-жи Сучковой? Она ведь подавала против вас гражданско-правовой иск.

— Г-жу Сучкову организовали те же люди, она выступала в суде против меня. После чего я имел беседу с ней. У нее, как вы знаете, много бизнеса в области. Мы решили не заострять внимания на скандале и начать дружно работать на благо нашей области. Она долго думала, но в конце концов согласилась.

— Вы родились в Белоруссии, служили по всему бывшему СССР. Не воспринимают ли вас на Рязанщине как человека пришлого, стороннего?

– Я всегда говорю, что я в Рязани и области прожил больше, чем некоторые мои оппозиционеры. Я приехал сюда 18-летним пареньком и 11 лет прожил в Рязани. Женился на местной, дети родились и выросли в Рязани. И теща моя живет здесь.

Даже когда служил за пределами Рязанской области, я по нескольку раз в году бывал здесь и потому хорошо разбирался в политической обстановке, в социальных вопросах. И когда принял решение баллотироваться в губернаторы области, для меня новым ничего не было. Посему разговоры о том, что я варяг, пришлый человек, воспринимаю как нехорошие нападки, мягко выражаясь. Сейчас моя команда на две трети укомплектована местными руководителями. У нас нет никаких эксцессов в кадровой политике, работа ведется в спокойном, деловом ритме.

— Отличается ли работа на посту губернатора области от службы на командных должностях в армии, которые вы занимали ранее?

— Вот всех интересует, как это военный человек может управлять областью? А в чем проблема? Тот опыт, который я приобрел в армии, управляя большими войсковыми соединениями, дает мне право чувствовать себя уверенно и на должности губернатора.
Я командовал общевойсковой армией на Севере, 50% армии находилось за полярным кругом — нужно было контролировать тепло- и водоснабжение, заниматься детскими садами, школами, лекарствами… Причем на все это уходило более половины рабочего времени.
Затем был начальником штаба двух военных округов. На территории Туркестанского военного округа размещались четыре союзные республики, приходилось решать и экономические, и политические проблемы. Приволжско-Уральский округ — тоже огромный, на его территории около 50 млн жителей, сотни военных городков, которые нужно было обеспечивать всем необходимым.

Так что я и раньше занимался хозяйственными, социальными, политическими проблемами. Армия, как справедливо говорят, государство в государстве. Управление промышленностью и сельским хозяйством было мне знакомо в меньшей степени, хотя в армии, как вы знаете, есть и сельхозпредприятия, и промышленные предприятия. Но не в таких масштабах, как в гражданских структурах.

Пришлось полгода изучать литературу, общаться со специалистами, учиться. Сейчас, считаю, пробел мною восполнен. Социальная сфера, наука, образование, культура и медицина — эти отрасли мне были хорошо известны и по Вооруженным силам, освоить их управление в гражданских условиях труда не составило.
Понимаете, я прежде всего профессиональный управленец, а для управления не имеет значения объект — военный округ это или субъект Федерации.

— Сейчас в обществе активно обсуждается тема партийности губернаторов. Президент внес в Думу законопроект, по которому партиям предоставляется право выдвигать кандидатов в губернаторы. В связи с этим есть ли у вас задумка примкнуть к одной из партий?

— Мы очень гордимся тем, что в области обстановка абсолютно спокойная, стабильная, есть сотрудничество всех политических партий. Я, как вы знаете, не вхожу ни в одну из них, но все же отдаю предпочтение «Единой России». Потому что эта партия поддерживается президентом, является одной из его опор.

Я очень хорошо отношусь и к «Родине», и к коммунистам, и к Партии жизни. Но чаще всего консультируюсь с представителями «Единой России».

— Это выгодно с точки зрения политической целесообразности или собственного спокойствия?

— И первое, и второе. Вот пример. У нас в Рязани горсовет раскололся по актуальным политическим вопросам буквально пополам. Но при этом большинство депутатов — члены «Единой России». Естественно, отношения с «Единой Россией» — это возможность достичь консенсуса в горсовете.

В областной думе 19 из 38 депутатов — члены «Единой России». И конечно, с лидером фракции мы советуемся, обсуждаем все хозяйственные и политические решения. Это очень мощная политическая сила, с которой нельзя не считаться.
Думаю, со временем я вступлю в «Единую Россию». Я придерживаюсь тех же принципов, что и эта партия, мне придется вступать.

— А как вы оцениваете качество реформаторских инициатив, стиль работы этой партии?

— В течение четырех месяцев я был депутатом Госдумы, недолго, но очень внимательно наблюдал за теми процессами, которые происходят в нижней палате парламента. И считаю, что многое в работе фракции единороссов надо пересматривать — партия молодая, и в ее работе еще много ошибок. Действительно, у «Единой России» большинство в Государственной думе, но там есть фракция «Родина», фракция коммунистов, фракция ЛДПР, они составляют треть депутатского корпуса, и не учитывать мнение трети несерьезно.

— По каким причинам произошла ваша размолвка с «Родиной»? Вы ведь сочувствовали этому движению и состояли в думской фракции «Родина»?

— Фракция «Родина» — уникальная фракция, в ней состоят яркие, известные всей стране личности. В этом смысле она сильна как ни одна другая фракция в Государственной думе.

У меня были противоречия с г-ном Рогозиным и с г-ном Скоковым, но я поддерживаю связи с депутатами этой фракции, потому что очень уважаю этих людей. И считаю, что, если не будет резких выпадов в адрес президента, деятельность фракции заслужит позитивную оценку.
Потому что много взглядов, много мнений — это хорошо: дает возможность выбрать золотую середину.

— Вы один из последних избранных губернаторов. Как вы относитесь к назначению губернаторов?

— Мне, как военному человеку, близка и понятна концепция вертикали власти. Если я избран губернатором, значит, все руководители более низкого уровня должны быть моей командой, действовать как единое целое. То же самое и в отношении президента: если он избран на этот пост, он приходит и говорит: «Дорогие друзья, мне нужна команда, чтобы исполнять те цели, за которые проголосовали люди». Так что все 89 глав регионов должны быть его сторонниками, его людьми.

— Как строятся ваши отношения с федеральным центром? Помогает или мешает вам в работе полпредство президента, курирующее несколько субъектов Федерации?

— Мелочной опеки я не чувствую, наоборот, есть доверие и благожелательное отношение федеральной власти ко мне. В мою деятельность не вмешиваются. Я самостоятельно управляю областью.
Мы тесно работаем с кремлевскими структурами, с правительством. Большое удовольствие получаю от общения и взаимопонимания с Михаилом Ефимовичем Фрадковым, очень конструктивно взаимодействуем с Зурабовым…

А что касается полпредства, то его работу оцениваю положительно. Один раз в месяц Георгий Сергеевич Полтавченко нас, глав 18 субъектов Федерации Центрального федерального округа, собирает. Во время этих встреч мы высказываем позиции, общаемся, делимся опытом. Периодически встречи проходят в субъектах Федерации, где наглядно можно увидеть достижения коллег, варианты решения тех или иных проблем, избранные ими.

А тематически встречи бывают посвящены вопросам тех или иных реформ, проводимых в регионах. Например, мы обсуждали реализацию 131-го закона. Мнения, высказанные в ходе таких обсуждений, суммируются и передаются в Кремль. Это очень правильная и продуктивная форма.

— Какими вам видятся задачи федеральной власти в сфере региональной политики?

— Главная задача руководства страны — не мешать. А по возможности и помогать. Сейчас мы много говорим о Стабилизационном фонде. Я считаю, что нефтедоллары, накопленные там, нужно использовать, а не держать в мешках.
Использовать на содержание и строительство дорог, на закупку сверхсовременных технологий, на строительство высокотехнологичных заводов и фабрик. Если мы пустим «стабилизационные» деньги на эти три направления, мы дадим мощный импульс нашей экономике.
Знаете, я изучал экономики «нефтяных» стран: норвежскую, саудовскую, экономику Объединенных Арабских Эмиратов. Там в основе всего фактически одна нефть. Но в этих странах люди получают свою долю от имеющихся богатств, за счет чего поддерживается развитие иного производства!

Потому я считаю, что главная задача наших нефтедолларовых запасов — помочь людям, повысить их уровень жизни. А также помочь развитию народнохозяйственной инфраструктуры, поддержать развитие передовых производств. Стабилизационный фонд должен работать на Россию.

— Как вы оцениваете реформу межбюджетных отношений?

— Нам передано 52 полномочия. А денег для их обеспечения пока не передано, хотя понятно, что любое из них потребует финансирования. Этой проблемой, по-моему, пора заняться.

— А как проходит в области реализация 131-го закона?

— Закон очень сложный, по многим параметрам интересный. Как только он был принят, мы с первого дня стали готовиться к его безукоризненному исполнению. Разработали план мероприятий. Провели колоссальную подготовительную работу, в том числе по профессиональной подготовке работников муниципального самоуправления. Были, например, созданы специальные курсы подготовки кандидатов в депутаты с лекциями и практическими занятиями, мы «пропустили» через эти курсы всех кандидатов в депутаты.
Далее. Мы разбили область на восемь секторов и на каждый назначили куратором одного из областных руководителей. Именно они координировали подготовку к выборам и формированию органов местного самоуправления — учили, подсказывали, проверяли…

23 октября, как и положено, у нас состоятся выборы — 2729 депутатов и 285 глав муниципальных образований будут избраны. С 1 января 2006 года, в полном соответствии с законом, муниципальные образования начнут работать. Единственное, в чем мы используем послабления, введенные поправками в 131-й закон, — полномочия в полном объеме будем передавать только тем главам муниципальных образований, кто показал себя способным справиться с их выполнением. До 2008 года вводим такой переходный период в соответствии с этими недавними поправками — умными и правильными.

С 1 января на 30% увеличится количество чиновников, но при этом более надежной станет связь между людьми и властью. Мы разгрузим областной уровень от таких вопросов, как строительство дорог, колодцев, других бытовых проблем — все такого рода обращения я обязал принимать к рассмотрению. Они будут рассматриваться, как и раньше, если муниципальные органы не смогут решить те или иные проблемы. Хотя мы установили очень жесткие требования к местным руководителям.

Одна из самых сложных проблем — составление кадастра земли, на эту работу потребуется в целом 500 млн руб., ее мы должны будем завершить до 2006 года. На реформу местного самоуправления мы выделяем в бюджете 2005 года 120 млн руб., а в бюджете 2006 года — 350 млн. Это, конечно, недостаточно, нам нужна помощь федерального центра.

Я думаю, что реализация 131-го закона, при всей его сложности, постепенно войдет в колею и все проблемы будут сняты, как и по 122-му, монетизационному, закону, который вначале вызывал конфликты, а теперь уже нет.

— Как вы оцениваете последние инициативы президента в социальной сфере?

— Как очень своевременные. Повысить зарплату работникам образования, здравоохранения, культуры очень важно, потому что они — основа социальной сферы.

Сегодня задача номер один — хотя бы приблизить тех, кто живет ниже уровня бедности, к этому уровню. И для ее решения нужны значительные денежные вливания.

Другая проблема — не хватает работников на селе. Прежде всего потому, что не хватает жилья для них. Если мы предоставим им возможность получить жилье, это снимет 90% неурядиц. Мы в области оказываем адресную помощь малоимущим и содействуем в приобретении жилья. Для того чтобы построить дом, сегодня сельский житель может взять беспроцентный кредит на 25 лет, только 40% которого оплачивает сам. Остальные 60% платит государство — половину областной бюджет, половину федеральный. Как только человек занял должность в сельскохозяйственном производстве, он получает 20 минимальных окладов (40 тыс. руб.), из которых платит первый взнос — 25 тыс. руб.

Считаем: при стоимости дома порядка 600 тыс. руб. кредитополучатель должен выплатить лишь 200 тыс. с небольшим. После первого взноса человек платит по кредиту за дом или квартиру в сельской местности всего-навсего порядка 900 руб.!

Кроме того, чтобы закрепить молодежь на селе, мы заключаем соглашения о том, что после окончания вуза они должны будут три года отработать по специальности в своем населенном пункте. Эти соглашения, правда, юридической силы не имеют — это скорее моральные обязательства, но они действуют. А если молодой специалист возвращается в родное село да получает жилье, он уже заведет семью и никуда не поедет.

— Как строятся ваши отношения с областной думой, избранной этой весной?

— Конструктивно, но непросто — дума у нас многопартийная, в ней представлено несколько партий. Мы, я считаю, очень удачно избрали председателя думы — Владимира Карповича Сидорова. Это бывший глава Михайловского района, серьезный, вдумчивый. Иногда мы ругаемся с ним, но в конце концов всегда находим общий язык.
Первоначально все мои предложения с порога воспринимались в штыки. Чтобы разрядить обстановку, мы устроили в самом начале работы неформальную встречу: поужинали, посидели, посмеялись — глядишь, и врагами представителей областной администрации воспринимать перестали. Полгода шла притирка, сейчас уже работается легче.
Хотя непонимание бывает. К примеру, мы по итогам прошлого года получили 100 млн сверхплановых доходов. Я предложил их потратить на покупку 68 автобусов. Нет, говорят, давайте вложим в ЖКХ. Прошло время. Спрашивается: ну и где эти деньги? Они растворились. А так бы по дорогам бегали 68 маленьких желтеньких автобусов-красавцев. Люди бы воочию видели, куда тратятся дополнительные доходы.

Я ввел должность советника губернатора по связям с областной думой. Сейчас назначил еще одного советника — по взаимодействию с думой по правовым вопросам: одного советника мало, работа идет очень объемная, согласовываем областной бюджет на 2006 год. Там планируется еще больше дополнительных доходов, чем в этом году, так что бои идут нешуточные.

— А за счет чего получены дополнительные доходы этого года?

— За счет ускоренных темпов роста областной экономики: в среднем по стране они 105%, у нас 107,5%. Мы планировали получить (и получили) 1,5 млрд руб. дополнительных доходов и еще сверх этого получили 500 млн руб. внеплановых доходов. За счет них ликвидировали в области все до единого долгострои, реализуется целый ряд социальных программ.

— Как реализуется в области программа развития туризма?

— Это одна из самых приоритетных наших программ, для ее реализации создано специальное Управление по туризму. На территории нашей области — Мещера, Приокский заповедник, в котором есть зоны, где несколько десятилетий не ступала нога человека — их разглядывают только в бинокли. На территории области десятки памятников истории и культуры. У нас под Кораблино сохранился и сейчас развивается некогда первый в Российской империи дендрарий. А наши памятники православной культуры — их сотни! Это и мужской монастырь под Скопиным, из которого Пересвет ушел биться с Челубеем, — он восстановлен и активно развивается. Это и великолепные, уникальные храмы…

Сейчас ведем с Министерством культуры переговоры о том, чтобы нас включили в Золотое кольцо — мы не хуже Владимира и Суздаля, я считаю, лучше Костромы.

— Вы, насколько известно, дружите с патриархом Алексием II?

— Алексий II, в миру Алексей Михайлович Ридигер, происходит из древнего эстонского рода, в котором все были или православными священниками, или военными Российской империи. У священников и военных есть одно общее качество: все — работают, и только они — служат.

Один из предков Алексия II, генерал от инфантерии Александр Николаевич Ридигер, — герой войны 1812 года. Его имя есть на стенах храма Христа Спасителя, кафедрального собора, в котором служит его не менее выдающийся потомок — Патриарх Московский и всея Руси.

— Как решается в области проблема повышения уровня жизни?

— Как только я занял пост губернатора, первое, что меня поразило, — как плохо живут люди на селе, особенно в глубинке. Пенсия — всего 900 руб. Около 700 населенных пунктов у нас были без дорог с твердым покрытием, почти 1 тыс. были не газифицированы.
Для того чтобы поддержать тех, кто живет ниже уровня бедности, мы оказываем адресную помощь, строим дороги — за 2004 год построили 47 км дорог, за этот год построим гораздо больше. Газифицируем населенные пункты: проложили 90 км газовых сетей, в тысячах домов сельских жителей появился газ, дешевое топливо. Машина дров стоит 2,5 тыс. руб., а чтобы пережить холодное время года, на один дом требуется две машины дров. Машина угля для котельной стоит 1,5 тыс., а их требуется десятки! Поэтому газ — спасение для села.

Отдельный вопрос — помощь многодетным семьям. Мы выплачиваем пособие на ребенка от 100 до 1 тыс. руб. То есть если в семье десять детей, она получает 10 тыс. руб. ежемесячно.

— Какую позицию вы занимаете в дискуссии о необходимости третьего срока для Владимира Путина?

— Есть хорошая русская поговорка «Коней на переправе не меняют». Во время правления Владимира Владимировича Путина стабилизировалась ситуация в экономике, социальная обстановка. Уровень благосостояния в конце 90-х годов и сейчас — это небо и земля.
Мне, как руководителю, было бы понятно, если бы президент остался на третий срок. Чтобы закрепить успех.

Это одна причина. И вторая — кто знает, какой человек придет на смену Путину, куда он повернет нашу дорогую Родину? Что будет со стабильной обстановкой в стране, с дружественным отношением к нам со стороны лидеров Америки, Франции, Германии, Великобритании? Ни в коем случае сегодня нельзя менять президента!