Пиф-паф… Пинкертон!


Текст | Анастасия САЛОМЕЕВА

Этих людей мало кто знает в лицо. Их имена не на слуху у широкой публики. Ничего не поделаешь, такая уж это профессия — частный сыщик, излишняя известность здесь ни к чему. Но все-таки фамилию одного из них, основателя самого уважаемого американского сыскного агентства, знают все, ну или почти все — Пинкертон. Правда, профессиональная деятельность Алана Пинкертона еще при его жизни обросла всевозможными мифами и слухами. И для многих наших современников этот шотландец стал кем-то вроде американского Шерлока Холмса — сыщиком, конечно, легендарным, но никогда на самом деле не существовавшим.

Человек, внесший существенный вклад в развитие частного сыскного бизнеса и чья фамилия стала синонимом этого явления, родился в 1819 году в шотландском городе Глазго и был младшим сыном в семье полицейского сержанта Уильяма Пинкертона и его супруги Изабеллы. Детство мальчика, которого родители нарекли Аланом, мало чем отличалось от детства его сверстников — других обитателей бедных кварталов Глазго. Он ходил в школу, но учебой особенно не интересовался, предпочитая прогуливать уроки и слоняться по городу и его окрестностям со своими друзьями. И, конечно, не очень-то задумывался о будущей профессии. Неизвестно, была ли у юного Алана мечта, столь близкая сердцу большинства мальчишек, — стать сыщиком или же вообще шпионом. Скорее всего, нет. И, наверное, он очень бы удивился, предскажи ему кто-нибудь в те годы будущее, которое окажется крепко связано с этими двумя профессиями. От карьеры полицейского Алана, видимо, удерживал пример отца: не получив от службы в полиции ни славы, ни денег, из-за полученных ранений он был вынужден уйти в отставку и в 1827 году отошел в мир иной. Чтобы поддержать семью, Алан поступил в ученики бондаря. Премудрости этой профессии он и изучал следующие
15 лет своей жизни.

Храбрый бондарь

Повзрослев, Алан, подобно многим другим молодым ремесленникам, присоединился к чартизму, радикальному политическому движению, выступавшему за демократизацию британского государственного строя и улучшение условий жизни и работы бедноты, став его агитатором. Вероятно, молодой человек отличался изрядным революционным пылом и нешуточным даром убеждения, так как в скором времени обратил на себя внимание городских властей, выписавших ордер на его арест. Тюрьма вовсе не входила в планы Алана — он собирался жениться на шотландской барышне по имени Джоан Кэрфри. К счастью, соратники вовремя сообщили Алану об аресте, и сразу же после свадьбы, состоявшейся
13 марта 1842 года, молодожены, спешно упаковав свое нехитрое имущество, навсегда покинули Глазго. Сев на корабль, они отправились в край свободы — в Северную Америку.
После тяжелого и опасного путешествия пара без гроша в кармане оказалась в Чикаго, где Алану вновь пришлось заняться бондарным ремеслом. Через некоторое время выяснилось, что находящийся неподалеку от Чикаго городок Данди испытывает недостаток в бондарях, и семья в надежде начать собственное дело переехала туда. Молодой шотландец открыл бондарскую лавку и вскоре за счет исключительного качества и низкой цены на свою продукцию стал на местном рынке монополистом.

В середине XIX века Дикий Запад был не самым безопасным местом на земле. Здесь царили жестокость, коррупция и право сильного, правоохранительная система работала из рук вон плохо, и в защите себя, своего имущества и своих семей граждане могли полагаться только на собственные силы. Но вместе с тем этот край предоставлял огромные возможности, здесь выигрывали отважные, дерзкие и предприимчивые. Надо было только иметь немного везения. Смелости и смекалки у Алана было хоть отбавляй, да и родился он, судя по всему, в рубашке. Детство и юность, проведенные в далеко не благополучных районах Глазго, сослужили ему добрую службу — отстоять свои интересы он мог. Труд бондаря, хотя и стал приносить стабильный доход, тем не менее, мало увлекал сильного и деятельного мужчину. Поначалу отдушиной для Пинкертона служила политика: будучи убежденным аболиционистом, Алан некоторое время принимал активное участие в переправке рабов, бежавших с Юга, в Канаду. Но свое истинное призвание ему помогла найти именно работа бондаря.
Бродя в поисках лучшей древесины для своих изделий по небольшому пустынному острову, расположенному рядом с Данди на озере Мичиган, Алан обнаружил признаки пребывания на нем людей. Любопытство, бдительность и молодецкая удаль подтолкнули его к тому, чтобы узнать, что за люди здесь живут. Выследить их не составило большого труда. Оказалось, что остров облюбовала банда фальшивомонетчиков, от деятельности которой очень страдали местные торговцы. Движимый гражданским долгом Алан привел на остров местного шерифа и лично помог ему задержать преступников. Однако выяснилось, что захваченные лишь звено в цепи фальшивомонетчиков, подрывавшей экономику края. Впечатленные отвагой и честностью молодого человека несколько местных жителей наняли Пинкертона для того, чтобы он помог поймать главаря банды и его подельников.
С радостью забросив наскучившие бочки, новоявленный сыщик принялся за работу. И, проявив смекалку, выдержку, смелость и недюжие артистические способности, добился-таки своего. Преступники были пойманы и отданы под суд. Так закончилась история Пинкертона-бондаря и началась история Пинкертона-детектива.

Союз неспящих

Такого ценного сотрудника полиция упустить не могла, и в 1846 году Алан был назначен помощником шерифа графства Кейн, а затем и графства Кук. Успешные дела шли одно за другим, Пинкертон постепенно завоевывал репутацию человека, беспощадного к преступникам. Он не на шутку увлекся новой работой, и очень быстро она стала главной страстью его жизни. Этот человек был прирожденной ищейкой — умным, хитрым, настойчивым, дотошным, надежным, очень смелым, с хорошо развитой интуицией и дедуктивными способностями. К тому же дело оказалось не только интересным, но и прибыльным. Талантами Пинкертона заинтересовались и государственные ведомства США: как специального агента его нанимала Почтовая служба, Министерство финансов привлекало его для поиска очередных фальшивомонетчиков. А вскоре Пинкертон перевез семью в Чикаго, где стал первым в истории этого города официальным полицейским детективом.
Но через какое-то время Алану стали тесны рамки полицейской службы. Нешуточное честолюбие и большие амбиции требовали чего-то более значительного. Независимый по природе, он с трудом кому-либо подчинялся. Не нравилось ему и лавировать между интересами разных политических групп и местных чиновников, хотелось масштабных расследований, не ограниченных территорией одного штата (в те времена полицейские службы разных штатов не очень-то ладили между собой, и нередко бывали случаи, когда человек, совершивший преступление в одном штате, находил убежище в другом). И в 1850 году Алан принимает еще одно судьбоносное решение: на свет появилось частное сыскное агентство The North-Western Police Agency, созданное им вместе с одним известным чикагским поверенным. Однако довольно скоро партнеры разошлись, и Пинкертон стал контролировать агентство единолично, сменив его название на ныне всемирно известное The Pinkerton National Detective Agency.
Штат агентства насчитывал 11 человек — молодых, сильных и смелых мужчин с крепкими кулаками, дедуктивными способностями, умеющих перевоплощаться. Занималось агентство крупными делами, специализируясь на предотвращении и расследовании преступлений, совершаемых на железной дороге, и на разоблачении фальшивомонетчиков. Пинкертон правильно рассчитал потенциал новой структуры. В те годы в США возможности полиции были весьма ограниченны, да и основные силы были сосредоточены в крупных городах. Правда, и там стражи порядка не всегда отличались компетентностью, численность их также была явно недостаточной (например, полиция Чикаго, считавшаяся одной из самых сильных в стране, насчитывала всего дюжину человек). Вся остальная Америка практически жила вне закона, ограбления (в том числе и поездов) были самым обычным делом. Поэтому главными и, естественно, самыми прибыльными клиентами агентства являлись компании, кровно заинтересованные в безопасности своих грузов: почтовая служба, железнодорожные фирмы, банки.
Нельзя сказать, что агентство Пинкертона было первым в Америке, однако оно коренным образом отличалось от других. Во-первых, надежностью и хорошей репутацией (бо2льшая часть конкурентов Пинкертона этим похвастаться не могла). Во-вторых, оперативностью и готовностью в любой момент прийти на помощь клиенту в любом штате, что подтверждали рекламный слоган компании «Мы никогда не спим» (We Never Sleep), также ставший всемирно известным, и логотип — всевидящее око. В-третьих, профессионализмом. Здесь проводились методичные и дотошные расследования. Вся оперативная работа была строго документирована и систематизирована: Пинкертон заставлял своих сотрудников собирать обширные досье на подозреваемых, вести картотеки на преступников, а позже, с распространением фотографии, это агентство первым начало использовать фото для идентификации злоумышленников. К началу 70-х годов агентство Пинкертона имело в своем распоряжении самую большую в мире картотеку «героев» преступного мира. В-четвертых, унифицированной платой за оказываемые услуги. В-пятых, тем, что агентство не занималось бракоразводными делами.
И, наконец, шестое отличие: Пинкертон первым начал нанимать женщин-детективов (за несколько десятков лет до того как появились женщины-полицейские). Первой представительницей прекрасного пола в агентстве Пинкертона стала молодая бездетная вдова Кейт Уорон. Она пришла к Алану в 1856 году и предложила свои услуги в качестве детектива. Придя в себя после шока, Пинкертон посоветовал соискательнице заняться более подходящим для женщины делом. Однако дама оказалась настойчивой и в конце концов убедила детектива принять ее на работу.
А вскоре Кейт на деле доказала, что женщина-детектив не только не уступает мужчине-сыщику, но в некоторых вещах в силу природных качеств и превосходит его. Она стала одним из самых лучших и надежных сотрудников Пинкертона, который не раз доверял ей сложнейшие дела, а позже возглавила даже специальное подразделение агентства, сформированное только из женщин.

Майор Аллен

Слава о Пинкертоне и его агентах, которых в народе называли пинкертонами или просто пинками, распространилась по всей стране. И слава эта во многом превосходила то, что говорили о полиции. А в начале 1861 года произошло событие, еще более вознесшее агентство и его создателя в общественном мнении.
По просьбе одного из своих старых клиентов — железнодорожной компании Пинкертон и несколько его агентов приехали в Балтимор, где, работая под прикрытием, пытались предотвратить преступление. Здесь сыщики выяснили, что ситуация гораздо серьезнее, чем предполагалось. В скором времени Балтимор должен был посетить только что избранный президентом Авраам Линкольн, направлявшийся на инаугурацию в Вашингтон. Группа заговорщиков намеревалась совершить на него покушение. Когда Пинкертон узнал об этом, до визита оставался один день. Действовать нужно было незамедлительно. Пинкертон срочно выехал в Филадельфию, где в тот момент находился президент, добился с ним встречи и, рассказав об опасности, предложил не терять времени и выехать в Вашингтон ранее намеченного срока. Обычно игнорировавший подобные предостережения Линкольн на этот раз прислушался и после некоторых колебаний согласился с предложением Пинкертона. Поезд, в котором ехал президент, прошел через Балтимор раньше намеченного срока, глубокой ночью. При президенте, обеспечивая его безопасность, неотлучно находился сам Алан Пинкертон. Заговор сорвался. История получила широкую огласку, закрепив славу детектива. Линкольн запомнил Пинкертона, и через короткое время их пути вновь пересеклись.
После неудавшегося покушения разразилась Гражданская война между Севером и Югом, принесшая Пинкертону новую работу, новые победы и первое крупное поражение. Знаменитый сыщик был знаком с главно-командующим армии северных штатов генералом Мак-Клелланом, в прошлом служащим железнодорожной компании, являвшейся клиентом его агентства. По рекомендации Мак-Клеллана Авраам Линкольн привлек Пинкертона и его сотрудников к разведывательной и контрразведывательной работе. Организация, основанная и возглавляемая Пинкертоном, фактически стала прообразом американских секретных спецслужб. Он и его агенты находили и разоблачали шпионов Конфедерации, ведущих подрывную деятельность на территории северян, а также выполняли секретные миссии на территории противника. Среди разведчиков был и сам Алан Пинкертон, неоднократно предпринимавший поездки в Джорджию, Теннеси и Миссисипи под именем майора Е. Джей Аллена. Но в середине войны произошло несчастье: на Юге был разоблачен и повешен один из лучших разведчиков северян и правая рука Пинкертона — Тимоти Уэбстер. Потом в правительство просочились слухи, что информация, которую поставляют агенты Пинкертона и он сам, о численности войск противника не всегда соответствует истине, а главнокомандующий, вместо того чтобы проверять данные, слепо верит своему старому знакомому.
В 1862 году генерал Мак-Клеллан был отправлен в отставку. Вслед за этим прошение об отставке с поста главы секретной службы подал Алан Пинкертон.

Плохой, хороший, злой

Покинув большую политику, Алан Пинкертон вновь посвятил себя частному сыску и собственному детективному агентству, имевшему к тому времени отделения не только в Чикаго, но и в других городах США. Возможно, он потерпел фиаско как шпион, но ни в коем случае не как детектив.
В 1866 году Пинкертону удалось раскрыть дерзкое ограбление поезда, когда налетчиками была украдена огромная по тем временам сумма — $700 тыс. После войны у него было немало побед над криминальным миром. Его агентство приложило руку к краху, пожалуй, всех самых знаменитых бандитов Дикого Запада, чьи имена сегодня являются столь же легендарными, как и имя прославленного сыщика. Это и братья Рино, и Санденс Кид, и Буч Кессиди, и Джесси Джеймс. Нередко, чтобы захватить преступника, люди Пинкертона рисковали жизнью. Проявляя редкую изобретательность и актерские способности, они бесстрашно внедрялись в банды и входили в доверие к их членам. В 1869 году одному из пинков удалось проникнуть в опасное секретное общество «Молли Магваейрс», куда входили американцы ирландского происхождения. Это общество умело использовало социальные противоречия в рабочих районах Пенсильвании для того, чтобы установить там господство криминалитета. В итоге банда была обезглавлена и самые активные ее члены посажены за решетку.
Сегодня методы Пинкертона, которые, кстати, практиковались в приближенных к боевым условиях Дикого Запада, кажутся беспрецедентно жестокими, и, конечно, возьмись он применять их в наши дни, сам бы попал на скамью подсудимых. Агентов Пинкертона нередко упрекают в жестокости, особенно когда говорят о расправе над семьей неуловимого Джесси Джеймса. В ходе осады его дома агенты, бросив в окно бомбу, убили ребенка — младшего брата Джесси и серьезно ранили его мать (ей оторвало руку). Самого Джесси, как выяснилось, в тот день дома не было. Узнав о случившемся, он поклялся отомстить и несколько лет выслеживал Пинкертона в Чикаго, намереваясь застрелить его собственноручно. Но это ему не удалось — Пинкертон пережил Джесси на несколько лет.
Однако гораздо чаще Пинкертону и его людям ставят в вину другое. После войны детектив предпочел забыть о своем революционном прошлом и нередко соглашался выполнять заказы железнодорожных магнатов: его люди исполняли роль штрейкбрехеров во время конфликтов железнодорожных компаний с местными жителями или собственными рабочими.
Как это ни странно, при такой опасной профессии Пинкертон дожил до 65 лет и умер собственной смертью
1 июля 1884 года в Чикаго. В последние годы жизни великий сыщик стал писать книги — конечно же, детективы, возможно, и не блестящие с литературной точки зрения, но являющиеся ценным источником, дающим информацию о том времени.
Джоан пережила мужа на три года. После смерти основателя The Pinkerton National Detective Agency возглавили его сыновья — Роберт и Уильям, продолжившие дело отца.