Искусство удержания власти


Текст | Константин ФОМИН

Выступление Владимира Путина 5 сентября на встрече с правительством, руководством Федерального собрания и членами президиума Госсовета стало, безусловно, знаковым событием: на самом высоком уровне конституционная норма, провозглашающая Россию социальным государством, получила предметное наполнение. Вместе с тем «патерналистский поворот», озвученный президентом страны, вызвал массу комментариев, спектр которых колеблется от предостережений от пагубного для экономики страны популизма до шумного одобрения уже давно назревших мер по «инвестированию в человеческий капитал».

Как известно, в своей речи президент обозначил направления социальной политики, которые на ближайшие три года станут приоритетными для государственной власти. Фактически было заявлено о том, что государство готово увеличить так называемые непроцентные расходы бюджета, охватив ими наиболее малоимущие слои работников, чьим работодателем прямо или косвенно является само государство. Количественная оценка инициатив президента показывает, что на повышение зарплат медицинским и научным работникам, на переоснащение учреждений здравоохранения, на улучшение материальной базы школ, а также на стимулирование жилищного ипотечного строительства и развитие сельского хозяйства потребуется около 150 млрд руб. Из них 108,2 млрд — «живых» денег, в том числе 58 млрд руб. на увеличение зарплат участковым врачам и медсестрам, 26,5 млрд — разного рода госгарантии, включая ипотеку и господдержку села, 10—12 млрд руб. — надбавки учителям. Причем бо2льшая часть этой суммы (115 млрд руб.) уже заложена в проект федерального бюджета 2006 года.

Финансовый аспект предложений Путина, весьма вероятно, будет иметь для экономики ряд разнонаправленных последствий. Вызывают сомнения заверения правительственных экономистов, что увеличение прямых выплат некоторым категориям бюджетников не послужит
импульсом для инфляционных
процессов. Верно, что сумма в
115 млрд руб. представляет собой лишь 0,5% ВВП России. Но и не менее верно, что медицинские работники муниципального уровня — а именно они станут получателями основной доли направляемых на финансирование президентских «национальных проектов» сумм — не будут склонны накапливать то, что им намерено дать государство.

По оценкам специалистов, в России накопление начинает замет-
но ускоряться по отношению к
потреблению при доходах свыше
24—25 тыс. руб. Следовательно, медперсонал, облагодетельствованный государством и чей труд до последнего времени оплачивался крайне низко, пустит полученные средства на удовлетворение первичных нужд, то есть на приобретение продукции пищевой и легкой промышленности и на незначительное увеличение потребления товаров длительного пользования: недорогой бытовой техники и хозяйственных товаров первой необходимости.

Естественно, на начальном этапе это простимулирует развитие указанных отраслей, однако сегодня нет уверенности, каким образом предприниматели будут связывать денежную массу — либо путем увеличения товарной массы, либо за счет повышения цен на производимую продукцию. Очевидно, что это два противоположных метода, и от того, какой из них применят, зависит уровень инфляции.

Более того, даже если предположить, что верх возьмет первая тенденция, то есть увеличение товарной массы, повышение цен все же будет иметь место, но уже в сфере услуг.
И наибольшее опасение здесь вызывают естественные монополии. Грядущий переход на 100-процентную оплату услуг ЖКХ грозит «съесть» большую часть прибавки к зарплате и тем самым увеличить инфляцию.
И это тем более вероятно, поскольку уже в нынешнем году именно тарифная, а не монетарная составляющая стала основной в росте инфляции. Хотя в своей речи президент особо отметил неудовлетворительность современного тарифного регулирования, его слова все же стоит расценивать в качестве благих пожеланий. Основания для этого дает действующее российское законодательство: дополнительные деньги, получаемые как заработная плата, выведут из категории льготников многих нынешних низкооплачиваемых бюджетников, что лишит государственной помощи многих из тех, чьи расходы на оплату услуг ЖКХ сейчас превышают 22% их доходов.

Не менее запутанным в плане реализации выглядит и предложение президента поднять зарплату тем работникам, кто увеличивает объем и повышает качество оказываемых услуг. В настоящее время удовлетворительной методики оценки качества услуг, предоставляемых отдельным работником, нет.
А это значит, что идея президента не подкрепляется с формальной стороны — она драматически «провисает». Если же за основу оценки будет взят валовый показатель объема, то тогда оказание медицинской помощи может превратиться в конвейер и о качестве такого «потокового» здравоохранения говорить не придется.

В условиях неопределенности

Институциональный аспект предлагаемых мер также вызывает ряд вопросов. Поскольку создание специального «совета по реализации национальных проектов» на момент оглашения благих намерений не было подкреплено законодательно, а состав проектируемого органа предполагается весьма рыхлым, его функционирование будет носить скорее имитационный характер.

И это при том, что совет, как следует из слов Путина, станет неким аналогом правительства. Пусть и только в четырех означенных областях. Те трудности, с которыми столкнулись авторы административной реформы, не остались в прошлом, и поэтому дублирование функций советом и правительством грозит парализовать деятельность последнего. Возможно, высокий патронаж работы совета несколько и сгладит будущие противоречия, однако устойчивости новой структуре это не прибавит. Впрочем, президент в конце концов сделал ответственным за реализацию национальных проектов премьера Фрадкова. Надо полагать, он и станет куратором совета, что сгладит противоречия между новым органом и правительством.

Не определено законом и то, что является национальным проектом. Фактически стране предложено сегодня считать национальными проектами социальную политику в целом, волюнтаризма в установлении приоритетов это, понятно, не устраняет. В итоге стабильность, которая называлась президентом, правда в иных выступлениях, в качестве основной ценности, не подкрепляется нормативно, что дает основания подозревать в словах, сказанных перед высоким собранием 5 сентября, наличие сильной PR-составляющей.

Это предположение подтверждает и тот факт, что доля непроцентных расходов бюджета по отношению к объему ВВП в 2006 году все равно окажется меньше, чем два-три года назад. В номинальном выражении «новые» социальные расходы увеличатся на 28%, но при этом их доля в общих расходах бюджета вырастет с 13,7% в 2005 году всего лишь до 14,3% в 2006-м, а доля социальных расходов по отношению к ВВП увеличивается крайне незначительно — с 2,3% в 2005 году до 2,5% в 2006-м. Если же принять во внимание трехлетний бюджетный план, то в процентах от ВВП и общего объема бюджетных трат доля социальных расходов даже сокращается. Так, в 2008 году их доля снизится до 2,2% ВВП и 12,6% общих расходов.

Критики инициатив президента считают, что стране предложены полумеры, поскольку ощутимое, как это и преподносится проправительственными СМИ, улучшение жизни бюджетников может наступить лишь в том случае, если на социальные нужды будет выделено не менее 450 млрд руб. Вместе с тем у политиков, оппозиционных нынешнему курсу, вызывает недоумение, почему же, по сути, не улучшилось качество бюджетного планирования — как и в прошлом году, правительство занижает бюджетные показатели.

Действительно, разработчики бюджета исходят из того, что цены на нефть будут падать, в то время как они продолжают расти. Средняя цена нефти марки Urals в 2005 году составит около $50 за баррель, бюджет же 2006 года сверстан исходя из цены на нефть $40. Занижение цены на нефть дает недооценку доходов бюджета еще минимум на 200 млрд руб., которые и могли бы пойти на те же социальные нужды.

Примечательно, что аналитические выкладки критиков правительства и президента удивительным образом совпадают с массовыми настроениями. По данным опроса ROMIR Monitoring, надежду на развитие бесплатного здравоохранения и образования за счет «нефтяных денег» выразили 4% и 3% респондентов соответственно. «Таким образом, именно в провозглашенные на днях президентом «инвестиции в человека» на данный момент верит наименьшее число россиян», — делают вывод эксперты ROMIR.

С тем же скепсисом относится население и к наличию в стране стабилизационного фонда. Как показали результаты исследования, две трети опрошенных россиян (69%) не верят, что деньги стабфонда, если будет принято решение об их использовании, улучшат благосостояние народа. Более того, каждый второй респондент (50%) предположил, что деньги стабфонда преимущественно пойдут на обогащение узкого круга лиц. Еще треть россиян (32%) добавили, что эти деньги, скорее всего, будут пущены на ветер, потому что власть не сможет ими эффективно распорядиться.

Жизнь любит смелых

И все же самым важным вопросом, возникшим после выступления президента Путина, является не порядок реализации национальных проектов и даже не их последствия. Наибольший интерес вызывают причины, вынудившие главу государства взять левый крен и тем самым фактически дезавуировать собственное предельно либеральное весеннее послание Федеральному собранию.

Считается, что Россия, несмотря на прививку либерализма, так и осталась страной, граждане которой полагают, что государство должно помогать слабым и бедным, иначе говоря, быть в основе своей патерналистским. И многие аналитики сходятся во мнении, что перехват лозунгов красной оппозиции и, конечно же, их реализация на практике могут смягчить протестные настроения. Вместе с тем, думается, что идеологическая метаморфоза власти все же не единственная причина. Анализ показывает, что подобного рода широковещательные заявления очень часто предваряют собой действительно тектонические сдвиги на политическом поле.

Вряд ли нас ожидает выдвижение Путина на третий президентский срок или попытка внесения изменений в Конституцию. Однако «проблема-2008» приобретает все большую актуальность, и большинство элитных группировок сегодня ищут пути выхода из сложившейся патовой ситуации: Путин является самым желанным кандидатом на пост президента страны, но и самым невозможным.

Намерение нынешнего главы государства остаться в политике не вызывает сомнений. И сентябрьские инициативы могут послужить стартом как для кампании по выдвижению «технического» преемника, то есть президента-односрочника, институционально ослабленного наличием руководимого лично Путиным «совета по национальным проектам», так и для действий, основной целью которых будет обретение устойчивой электоральной поддержки действительного, а не только формального лидера нынешней партии власти.

Выступление 5 сентября, безусловно, означает, что власть более не намерена оставаться в роли пассивного наблюдателя за ходом развития инерционного сценария. Вполне вероятно, что при условии появления первых успехов в реализации заявленных инициатив мы станем свидетелями того, как обществу будут предложены новые проекты, в том числе и так называемого культурно-гуманитарного содержания. И так вплоть до зимы 2007—2008 годов.

Медийная «накачка» и выстраивание основных содержательных линий внутренней политики во многом не позволят оппозиции заявить о бездеятельности или безынициативности нынешнего режима, то есть существенно ослабят потенциальных внесистемных претендентов на высший пост государства. Таким образом, сегодняшние действия «хозяина Кремля» в полной мере подтверждают максиму, что политика не в последнюю очередь является искусством удержания власти.