Павел ИПАТОВ: я работаю для людей


Беседу вела Мария Александрова

Предложение президентом в марте этого года на пост губернатора Саратовской области директора Балаковской АЭС — заместителя генерального директора концерна «Росэнергоатом» Павла Ипатова стало сенсацией: эту кандидатуру на пост главы одного из важнейших российских регионов не называл ни один аналитик.

Не меньшей сенсацией стало единогласное утверждение его кандидатуры областной думой. Это, безусловно, признание правильности выбора главой государства руководителя, который способен покончить с тотальной коррупцией в Саратовской области.

Журнал «БОСС» в N0 12 за 2004 год рассказывал о блестящем менеджере Ипатове, обладающем системным мышлением и подходящим к проблемам по-государственному. Мы очень рады, что Администрация президента также высоко оценила деловые качества Павла Леонидовича, и представляем Павла Ипатова читателям уже в качестве губернатора Саратовской области. За четыре месяца он успел сделать многое из того, на что у других руководителей уходят годы.

«Саратовцы ничем
не заслужили той ситуации,
в которую попали»

— Павел Леонидович, как вы получили предложение возглавить область, как быстро согласились и почему?

— Я был одним из кандидатов на пост губернатора. При личной встрече с президентом изложил ему свое видение ситуации в области, свои идеи, возможные модели развития. Жизненный опыт и опыт работы на крупном государственном предприятии позволили мне реально оценить и ситуацию, и пути решения проблем. Ведь проблемы региона не только и даже не столько в экономике. Они прежде всего в сложившейся системе управления, в тех отношениях, которые существовали между властью и бизнесом в области. Развиваться мешали такие явления, как коррупция, непрозрачность финансовых потоков, клановость, неэффективная система сбора налогов.

Президент оказал мне доверие, и я расцениваю это как большой аванс. Моя кандидатура была внесена президентом и единогласно утверждена областной думой. Это также доверие и поддержка депутатского корпуса. Считаю, что могу и должен их оправдать.

Появилась реальная возможность в кризисных условиях реализовать свой потенциал, свой опыт. Трех месяцев хватило, чтобы параллельно с текущей работой досконально разобраться в ситуации. Больших неожиданностей для меня не было. Подтвердились многие первоначальные прогнозы. Коррекции подверглись лишь отдельные пути решения проблем.

Но чем хуже стартовые условия, тем ценнее конечный результат.

— Звучит амбициозно.

— Амбициозно, но при этом дело не в личных амбициях. Я пришел не ради самоутверждения. Возможностей для самореализации у меня было предостаточно, и я их использовал в полной мере.

И считаю, что могу сегодня реально сделать что-то для губернии и ее жителей. Люди в Саратовской области открытые, терпеливые, трудолюбивые. По многим показателям социально-экономического развития губерния не была аутсайдером. По темпам роста среди регионов Приволжского федерального округа Саратовская область находится в середине — где-то седьмое-восьмое место.

Но люди на себе этого не чувствовали.
У нас один из самых низких уровней жизни в России. Нет условий для развития. Трудиться и не видеть достойной отдачи от своего труда по меньшей мере несправедливо. Саратовцы ничем не заслужили той ситуации, в которую попали.

Поэтому считаю, любой человек, который достиг определенного уровня и обладает соответствующим потенциалом, может, должен и обязан сделать что-то для людей, для общества.

— С чего вы начали, что уже сделано? Как вы оцениваете свои первые шаги?

— Начали с оптимизации имеющегося ресурса. Прежде всего это бюджет. Он дефицитный, его возможности крайне ограниченны. Поэтому наряду с работой над увеличением доходной части бюджета необходимо работать над эффективным использованием того, что имеется.

Любое антикризисное управление начинается с экономии ресурсов. Сократили число областных чиновников более чем на 400 человек (примерно на 20% от их общей численности). Убрали ненужные (избыточные, дублирующие друг друга) звенья аппарата. Это дало экономию почти в 30 млн руб. в год. При этом результаты работы чиновников хуже не стали.

На сегодняшний день, и это считаю главным, наведен порядок в использовании бюджетных средств. Выявили и восстановили всю цепочку прохождения финансовых потоков, особенно в здравоохранении и ЖКХ, где утечка средств исчислялась сотнями миллионов рублей.

Внедрили систему открытых конкурсов на госзакупки. Тендеры и конкурсы больше не будут источником обогащения чиновников. С проведением открытых конкурсов сложилась иная ситуация с распределением бюджетных ресурсов. Процесс стал максимально прозрачен, в нем могут участвовать все потенциальные участники. Это дает возможность для развития, оздоравливает экономические отношения и позволяет наиболее оптимально использовать имеющийся ресурс.

Сегодня в целом по России только 1% таких открытых торгов проводится. Это просто мизерная величина. В Саратовской области по результатам этих конкурсов цены снижены на 20—25%, а при общей величине госзакупок на более чем 4 млрд эта сумма составляет около 1 млрд руб. Для бедного бюджета области цифры впечатляющие. Хотя бы потому, что фактически все деньги, сэкономленные на конкурсах, остаются в той же сфере. Например, в здравоохранении увеличивается фактическая наполняемость целевых программ и, как следствие, улучшается ситуация с обеспечением лекарствами и бельем. Ведь сегодня в больницы люди, как правило, приходят со своими медикаментами и простынями. Также значительно улучшится качество питания. Так что до конца года уже все люди почувствуют улучшения в этой сфере.

Благодаря конкурсам экономия бюджетных средств позволила оснастить противопожарной сигнализацией 373 учреждения образования вместо планируемых 187. Саратовская область вышла на третье место в ПФО по этому показателю.

Еще один из примеров пользы открытых конкурсов. На дороги мы выделили дополнительно 500 млн руб. Реальные конкурсы дали возможность работать наиболее подготовленным дорожным организациям. Как следствие, возросло качество работ. Контролю за качеством уделяется наибольшее внимание.

Система открытых конкурсов касается и замещения вакантных должностей в правительстве. Причем это не только сотрудники среднего и младшего звена, но и управленческие должности — уровень заместителей министров, начальников управлений.

Считаю принципы открытости и прозрачности при назначении чиновников важными. Это поможет решить проблему компетентности кадров. Дальше будем увеличивать мотивацию для тех, кто хорошо работает, налаживать системный подход к воспитанию профессиональных управленцев.

«Сложилась неинвестиционная модель экономического роста»

— С экономией все понятно, но не менее важной является задача пополнения доходной части бюджета. Как вы планируете ее решать?

— Дело в том, что в Саратовской области сложилась неинвестиционная модель экономического роста. Доля инвестиций в ВРП в течение длительного времени находится на уровне 15—18%. И это при том, что для обеспечения устойчивости экономического роста пороговое значение данного показателя должно составлять
более 25%.

Но беда не только в этом. За прошлый год собственные налоговые доходы консолидированных бюджетов всех регионов ПФО возросли в среднем на 27%, а в Саратовской области — только на 5%. Значит, проблема бюджетных доходов не только в сфере экономики, но и в административном подходе.

В структурах органов власти области не использовался комплексный подход к управлению составляющими доходной части бюджета — налогами на прибыль, доходы физических лиц, имущество физических и юридических лиц, землю и другие.

Во взаимоотношениях с крупными налогоплательщиками (РАО «ЕЭС», «Газпром», ТНК-ВР, ЛУКОЙЛ и др.) не использовались возможности корпоративной учетной и налоговой политики с максимальным соблюдением финансовых интересов региона.

Кроме того, многие края и области широко используют для пополнения ресурсов инструменты фондового рынка. Это прежде всего привлечение с помощью облигационных займов дешевых и «длинных» денег. А долговой портфель рыночных заимствований Саратовской области состоит из «коротких» и дорогих кредитов коммерческих банков.

Вот такое положение вещей будем менять, и это даст дополнительные средства в бюджет.

«Принцип ”полярного” развития сегодня можно только приветствовать»

— Насколько эффективной вы считаете региональную политику в России?

— Сама по себе политика выравнивания социально-экономического развития регионов, которая была у нас до настоящего времени, исчерпала себя, а значит, не оправдала возложенных на нее задач.

Произошло это потому, что одни регионы, по большому счету экономически благополучные, обладают мотивацией дальнейшего динамического развития, а другие — занимают потребительские, иждивенческие позиции.

Бюджетные трансферты для регионов-аутсайдеров, предполагавшиеся как эффективный инструмент их выравнивания с регионами-лидерами, себя не оправдали.

Далее. Медленно воплощаются в жизнь новые методы регионального управления.

Во-первых, административная реформа, увы, дальше Москвы не ушла. Бюджетирование, которое сегодня есть в столице, отсутствует в регионах. Поэтому очень сложно сопоставить качество управления, сложно связать показатели развития региона и эффективность влияния на них органа государственной власти субъекта Федерации. Другими словами, невозможно держать руку на пульсе развития региона, потому что непонятно, каков этот пульс.

Во-вторых, отсутствует стратегия регионального развития, в которой были бы скоординированы условия и порядок развития разных регионов. Нет механизмов синхронизации действий по экономическому развитию регионов и отраслей экономики страны.

В целом же принцип «полярного» развития регионов сегодня можно только приветствовать. Наличие так называемых опорных полюсов должно стать мощнейшим стимулом развития регионов, предпосылкой для последующего распространения инновационной активности в другие регионы.

— Как быть с регионами, которые не могут попасть в разряд опорного региона?

— С одной стороны, им должна быть оказана государственная поддержка. Она должна выражаться в равном доступе населения к бюджетным услугам, то есть должна реализовываться как гарантия конституционных прав граждан.

С другой стороны, инициативы, которые есть у регионов, должны стимулироваться и поощряться. Это, можно сказать, «преференции за реформы». Финансовая помощь должна оказываться для развития социальной сферы и для поддержки региональных инициатив.

Депрессивные же регионы должны выводиться из этого состояния такими методами, как инвестиционные программы поддержки региональных проектов, причем предпочтение следует отдавать прежде всего местным инициативам.

— Каковы перспективы стать регионом-локомотивом у Саратовской области?

— Последние годы развития области не способствовали созданию предпосылок для отнесения ее к статусу региона-локомотива.

Но хотя стать локомотивом с учетом итогов предыдущего развития области проблематично, тем не менее все, что касается преференций как поощрений за инициативу, имеет отношение и к нам. Здесь нет рисовки. Наше место значительно; в рамках развития национально-инновационной системы наш регион может быть востребован: могут быть использованы ЗАТО, предприятия оборонного комплекса. На базе предприятий и региональной науки могут быть созданы технопарки.

В ПФО существуют регионы-лидеры, например Татарстан, Башкирия, Пермская, Самарская области. И несмотря на то что они еще в советское время получили все лучшее, перспективы развития у них разные.

Ко второй группе можно отнести такие регионы, как Удмуртия, Нижегородская, Оренбургская, Саратовская области. Это «середнячки», их развитие зависит от многих обстоятельств.

Развитие Саратовской области во многом будет определено нашими региональными инициативами. К сожалению, стать локомотивом нам вряд ли удастся — таких регионов будет не более десятка на всю страну. Но, имея значительный потенциал для развития региона и реализуя его, мы вправе рассчитывать на поддержку федерального центра.

Наша задача сегодня — переместиться с нынешнего седьмого-восьмого на пятое место. Всего в ПФО 15 регионов.

«Усилия и средства
уходили в никуда»

— А что нужно, чтобы этой цели достичь?

— Нужно изменить систему управления регионом. Сделать ее более эффективной.

Здесь три составляющих. Во-первых, необходимо создать стимул для внедрения стратегического планирования, программно-целевого бюджетирования и бюджетирования, ориентированного на результат.

Во-вторых, создать новый механизм административного регулирования, управления и выстраивания нового уровня отношений с органами местного самоуправления. И, в-третьих, развивать частно-государственное партнерство. Мы должны стимулировать инициативы на местах, направленные на развитие.

Негативные тенденции и низкая результативность деятельности Правительства Саратовской области, о которых мы уже говорили, являются, по сути, следствием несистемного подхода к методу управления. Мы анализировали содержание существующих областных целевых программ. Оказалось, правильно сформулированные в них цели и задачи не подтверждались конкретными мерами, действиями и механизмами их достижения. А при отсутствии систематического контроля и объективной оценки их выполнения все процессы реформирования просто не достигали декларированных целей. Вот и получалось, что усилия и средства уходили в никуда.

— И как же это изменить?
— Изменение ситуации вижу в том числе и в создании объективной системы анализа информации. Все управленческие решения должны приниматься обоснованно и быть направлены на достижение финансовой результативности деятельности областного правительства, муниципальных образований, подведомственных им структур.

Для этого была разработана система оценки эффективности работы правительства и глав муниципальных образований. Она включает оценку интегрального показателя развития реального сектора, роста заработной платы, исполнения бюджета, уровня рождаемости. Последний критерий, скорее всего, будет носить справочный характер, так как мы столкнулись с тем, что он способен статистически вывести в «хорошисты» район с низкими другими показателями.

На последнем заседании правительства мы подвели итоги работы за первое полугодие. Это позволило нам увидеть достаточно реальную картину развития области. Не исключено, что эта система будет корректироваться, но и сегодня она дает возможность провести углубленный анализ ситуации в каждом районе.

Считаю это эффективным подходом. Потому что появляются условия для развития здоровой конкуренции, для соревновательности. Пример районов-лидеров заставит другие муниципальные образования стремиться к лучшим результатам.

«Надо дать возможность более плавного реформирования
местного самоуправления»

— С 1 января вступает в силу закон о местном самоуправлении в России. Как вы оцениваете его перспективы и готовность муниципалитетов к реформе?

— Закон дает возможность низшему уровню самоуправления — поселениям принимать решения и нести за принятые ответственность. В этом плане 131-й ФЗ — благо. Он позволит реализовать тот потенциал развития, который заложен в местном самоуправлении, дает реальную возможность выстроить эффективную систему управления на местах. Но, во-первых, сегодня это не подкреплено реальными ресурсами. В большинстве регионов РФ нет средств (комфортных условий) для полноценного внедрения этих идей. Все последние годы финансовые средства из регионов последовательно выводились на федеральный уровень. По разным оценкам, сегодня для реализации 131-го ФЗ требуются сотни миллиардов рублей, которые должны быть переданы из федерального центра в регионы. Во-вторых, неразвитость имущественных отношений, нечеткость границ между различными уровнями местного самоуправления требуют большой технической работы по наведению порядка. И конечно, уровень имеющегося кадрового потенциала станет большим тормозом при реформировании.

По сути, сегодня вопрос о местном самоуправлении поставлен. Известно, что нужно менять, определено, как менять, но неизвестно, какой ресурс при этом необходимо иметь, в том числе и финансовый. Здесь велика вероятность ошибочных решений и негативных социальных последствий для людей, проживающих в регионах.

Поселения сегодня вообще могут остаться без источников формирования поселенческих бюджетов. Отсутствует кадастр земли, есть проблемы регистрации имущества и тому подобное.

Все это говорит о том, что регионам надо дать возможность более плавного реформирования системы местного самоуправления. И здесь поправки, внесенные депутатами Государственной думы, вполне разумное решение.

«Инвестицонная привлекательность региона недооценивалась»

— Инвестиции — важный финансовый ресурс для экономического роста. Чем планируете привлечь крупного инвестора?

— Основной экономический закон — деньги всегда идут туда, куда им выгодно, поэтому они очень пугливы и осторожны.

Система, сложившаяся в области в последние годы, не стимулировала приход инвестиций. Это и несовершенство местного законодательства, и его неисполнение, и интересы самих чиновников, часто стремившихся к обогащению. Помимо того, что не создавались условия, само отношение к инвестору было потребительским. Поэтому инвесторы, которые приходили в регион, не пользовались поддержкой местных властей. Местечковая политика — поддержка своих и отлучение чужих — дала свои результаты, проявившиеся в отсутствии серьезных инвестиций.

Сегодня проект инвестиционно привлекателен, если отношение ожидаемой прибыли к уровню рисков выше среднего рыночного уровня. Инвесторы придут, если будут уверены, что предъявленные проекты соответствуют уровню современных стандартов, если можно проверить и убедиться, что действительно здесь есть проектное содержание, есть компетентная команда, есть внятный график поступления средств и их возврата, есть правдоподобные оценки прибыли и рисков.

Мы сможем добиться этого, если докажем инвесторам, что инвестиционная привлекательность региона недооценивалась и нам можно доверять. И такие гарантии мы готовы сегодня предоставить на территории области.

— Есть какие-то конкретные примеры?

— Примеры есть. Но я бы сказал, они еще не приобрели системный, необратимый характер. Саратовская область сегодня привлекательна и по географическому положению, и по потенциалу, достаточно развитой инфраструктуре. Привлечению инвесторов правительство уделяет большое внимание. На этом этапе специально создано Министерство инвестиционного развития области. Мы видим интерес инвесторов к сельскому хозяйству — это производство мяса (свиноводство, птицеводство). Также большой интерес к развитию нефтегазового комплекса. А с учетом роста цены на нефть этот интерес также будет расти. И здесь необходимо создать инвестору благоприятные условия. В Министерстве промышленности и энергетики для этих целей усилен сектор нефтегазового комплекса.

Еще я бы отметил большой потенциал в сфере обслуживания. Города Саратов и Энгельс разделены только рекой Волгой, а фактически представляют городской конгломерат численностью более 1 млн человек со всеми вытекающими отсюда преимуществами. И первые серьезные инвестиции — от компании «ИКЕА МОС», которая готова инвестировать в строительство крупного торгового комплекса порядка $100 млн. Есть и другие предложения, которые сегодня рассматриваются, и есть инвесторы, которые готовы вкладывать в городскую инфраструктуру мегаполиса-миллионника.

Все это прибавляет нам оптимизма. Но мы сегодня понимаем, что потребуется еще очень много усилий, чтобы изменить репутацию Саратовского региона как «зоны рискованного инвестирования».

— Существует ли программа действий и в какие отрасли прежде всего будут направлены средства?

— Да, программа практически готова, но предстоит провести еще ряд серьезных консультаций с бизнес-сообществом, специалистами-практиками.

Стратегически наша программа привлечения инвестиций включает три этапа. Первый связан с использованием ресурса предпринимательских проектов. Во-первых, венчурных, то есть связанных с новыми бизнес-идеями, находящихся на ранней стадии реализации и потому рискованных. Во-вторых, и это особенно важно в наших условиях, проектов по вовлечению в оборот активов, которые были созданы еще при советской власти и до сих пор могут работать, но простаивают — то ли потому что нет спроса, то ли из-за прекращения поставок, то ли под давлением импорта. В нашем случае это большая часть предприятий ОПК. То есть в этих проектах необходимо восстановить разорванные цепочки производства или сформировать новые.

Большое предприятие, чьи активы используются неэффективно, превращает само себя в бизнес-инкубатор: предоставляет права на управление собственными ресурсами предпринимательским командам, формируемым из наиболее продвинутых сотрудников. Задача команды — повысить эффективность использования данного ресурса или актива, заработать на этом. А задача руководства предприятия в целом — централизованное обеспечение деятельности и оптимизация взаимодействия этих команд.

Результатом первого этапа проекта должно стать создание нескольких центров по формированию потока предпринимательских проектов в регионе.

На втором этапе центр тяжести переносится на так называемый корпоративный этаж — на сами компании, корпорации, агентства, фонды, которые на первом этапе обеспечивали выявление предпринимательских проектов на конкурсной основе, их стандартизацию, формирование пакетов.

Тогда сами корпоративные центры смогут выпускать свои ценные бумаги. Эти центры могут быть привязаны к районам (например, муниципальный или районный центр поддержки малого и среднего предпринимательства) или к крупным предприятиям (например, центр по реструктуризации оборонного предприятия на основе методологии «внутреннего предпринимательства»). Они могут быть отраслевыми (например, центр по обеспечению инвестициями предпринимательских проектов в сфере энергетики, транспорта или связи).

Наконец, на третьем этапе возможно вовлечение такого ресурса, как стратегический анализ и прогнозирование развития хозяйственной деятельности в регионе. При этом инвесторы станут ориентироваться не столько на текущую доходность корпоративных центров, сколько на прогнозирование спроса, планы развития или программу перевооружения.

Куда пойдут инвестиции? Прежде всего в отрасли, с которыми мы связываем основные надежды на экономический прорыв: промышленность высоких технологий, энергетику, строительную индустрию. И конечно, сельское хозяйство, которое сегодня является депрессивной отраслью. Список отраслей короткий, но не окончательный.

— Кто будет участвовать в реализации программы?

— В реализации программы планируется пять групп участников. Это, во-первых, конкретные региональные собственники: предприниматели или корпорации всех типов, готовые и способные развиваться, но нуждающиеся в инвестициях. Во-вторых, инвесторы всех типов, готовые вкладывать свои средства. В-третьих, правительство региона, его подразделения и службы. В-четвертых, предпринимательские объединения и другие структуры гражданского общества. И, наконец, управляющая компания, предоставляющая ресурс компетентных управленцев.

— Насколько я знаю, уже существует программа трехлетнего развития области?

— Да, такая программа разрабатывается, и проект близок к завершению. Главное, что заложено в программе, — ускорение темпов роста, развитие инвестиционных механизмов. И конечно, реформы, направленные на достижение основополагающей цели — улучшения жизни людей.

Справка «БОССа»
.
Павел Леонидович Ипатов родился 12 апреля 1950 года в селе Асбестовском Свердловской области.
С 1965 по 1969 год учился в Уральском политехническом техникуме в г. Свердловске. Трудовую деятельность начал после окончания политехникума на Кузнецком металлургическом комбинате в Кузбассе,
где работал начальником смены электроцеха. Позже работал на Славянской ГРЭС и Углегорской ГРЭС, проходил службу в рядах Советской армии.
В 1975 году окончил энергетический факультет Уральского политехнического института (квалификация «Инженер-электрик», специальность «Электрические станции»).
В 1980—1984 годах работал на строительстве Южно-Украинской АЭС начальником смены станции, занимался пусковыми операциями на вводимых в строй энергоблоках.
В августе 1985 года. стал главным инженером строящейся Балаковской АЭС, сыграл большую роль на завершающих этапах ее строительства. В июне 1989 года назначен директором Балаковской АЭС.
В 1991 году окончил Академию народного хозяйства при Совете Министров СССР (отделение «Управление», квалификация «Ведущий специалист по управлению»).
В 2000 году защитил диссертацию по проблемам атомной энергетической технологии и получил ученую степень кандидата технических наук.
В связи с образованием в 2002 году Единой генерирующей компании в рамках концерна «Росэнерго-
атом» и приобретением Балаковской АЭС статуса его филиала Павел Ипатов стал одновременно заместителем генерального директора концерна. При нем введены в эксплуатацию все ныне действующие энергоблоки Балаковской АЭС, налажены связи
электростанции в России и за рубежом.
С 1996 по 2001 год являлся депутатом Совета депутатов Балаковского муниципального образования первого созыва. С 2001 года — депутат Совета депутатов Балаковского муниципального образования второго созыва. Член Саратовского регионального политсовета партии «Единая Россия».
3 марта 2005 года депутаты Саратовской областной думы единогласно поддержали кандидатуру Павла Леонидовича Ипатова, предложенную президентом РФ на пост губернатора Саратовской области.
Торжественная церемония вступления Павла Ипатова в должность губернатора Саратовской области состоялась 5 апреля 2005 года.
Павел Леонидович имеет правительственные награды: орден Трудового Красного Знамени (1988 год), орден Дружбы народов (1994 год), орден Почета (2000 год). Удостоен почетных званий: лауреат премии Совета Министров СССР (1991 год), лауреат премии Правительства РФ в области науки и техники (2001 год), лауреат Национальной премии имени Петра Великого (2002 год).
Женат. Дочь Анна — студентка Финансовой академии при Правительстве РФ.