Пролеты во сне и наяву


Наталия Краминова

Кто хочет стать президентом? Если верить опросам середины лета 2005 года, таких людей на удивление мало.

Кандидатский минимум

Ledy first — от президентства отказалась Любовь Слиска. «Я себя в этом качестве не вижу», — отреклась она от интересной перспективы на собранной пресс-конференции. Своим отрицательным ответом первый вице-спикер Госдумы отмела предположения некоторых астрологов о том, что следующим президентом России будет женщина.

Вот и верь звездам. «Не хочу кокетничать, мне в этом году уже 52 года, в политике я уже шестой год. Я считаю, что восемь лет — достаточный срок для политика, чтобы он не надоел своим избирателям», — сказала эта бесстрашная женщина (согласитесь, что дамы, любящие точные цифры, вне политики встречаются крайне редко). Вместе с тем Любовь Константиновна верит в факт доминирования женщин в РФ. Если Россия изберет президентом женщину, «это не будет ошибкой».

Кто бы возражал. Но такое, если и случится, то не в родных широтах. Сенатор Хиллари Клинтон, бывшая первая леди США, только что заявила об участии в президентской кампании-2008. А нам где взять претенденток? Матвиенко? Но жизнь показывает, что век питерских губернаторов, как кавалергардов, недолог, не дольше одного полноценного срока.

Ладно, пусть будет радость у американских феминисток. Но вот и явно мужской типаж, российский министр обороны РФ Сергей Иванов последовал примеру Любови Слиски. «Данная тема меня не интересует, — отстранился он от планов на президентское будущее в интервью испанской газете El Pais. — У меня достаточно близкие и доверительные отношения с президентом, который поставил передо мной сроки и поручил решить сложную задачу по модернизации Вооруженных сил. Если сейчас думать о других вещах, я не выполню главного».

Мы всенародно верим: главную задачу Сергей Иванов выполнит, даже такой жертвенной ценой. И свобода — прямо по Олегу Газманову (все встали) — восcияет, как миленькая, над страной и ее Вооруженными силами. И сердца, особенно солдатских матерей, зазвучат в унисон.

Борис Грызлов, спикер Госдумы, комментируя драматичное решение министра обороны, дал понять: не он один, вся «Единая Россия» готова на заклание. На президентских выборах 2008 года она поддержит любого кандидата, которого предложит действующий президент. Ну и зрелище предстоит, дожить бы: крылатый партийный исполин, как Змей Горыныч, в бережных лапах несет к солнцу личного президентского птенца.

Электорат, понятно, взволнован: назовите имя! Туман тайны, увы, не рассеял еще один муж, не мальчик, спикер Совета Федерации Сергей Миронов. «Меня эти вопросы не волнуют», — решительно ответил он журналистам на вопрос о возможных преемниках Владимира Путина. И сказал одновременно твердое «нет» всяческим предвыборным страстям и эмоциям. «Наступит период, когда в соответствии с законом начнется выдвижение кандидатов, тогда и узнаем их имена». Даже в рассказе об успехах его собственной Российской партии жизни (ну сколько же блеска в названии) Миронов воздержался от оценки своих шансов на предстоящих парламентских выборах: «Оценку работы политических партий дадут избиратели в 2007 году». А сегодня он думает лишь об уточняющих поправках в избирательное законодательство: они-то, по его мнению, и определят порядок федеральных выборов 2007—2008 годов. «Надеюсь, что на выборах будут состязаться программы, а не технологии». Зрит в корень человек.

<BПаровоз без свистка

А что в стане коммунистов? C одной стороны, лидер КПРФ Геннадий Зюганов «очень серьезно», как было заявлено журналистам на последнем съезде КПРФ, относится к президентским выборам 2008 года. С другой — до сих пор нет ответа на вопрос, намерен ли он выставлять собственную кандидатуру. Геннадий Андреевич лишь сообщил собравшимся: «К выборам мы готовимся тщательно». И добавил, что успех в 2008 году ожидает только «серьезные политические структуры с серьезными программами». Интересно, о ком это он говорил?

Угадали. Потому что одни коммунисты, по мнению Зюганова, по-настоящему адекватны в своих помыслах. Их паровоз вперед летит, не то что у некоторых. «У нас половина считает, что может быть президентами, и все — депутатами. Это — болезнь, и она плохо лечится» — вот каким видит лидер КПРФ нынешний политпроцесс. «Пусть другие свистят, нам надо работать», — нестандартно завершил Зюганов беседу с прессой.

О главном

В общем, «умолкли птичьи хоры и прилегли стада», как повторил бы в контексте дня известный баснописец, чье творчество российское население изучало в школе. Ну а что же главный претендент? По данным масштабного опроса аналитического центра Юрия Левады, за Путина сегодня проголосует лишь треть сограждан. 38% высказываются за то, чтобы Путина сменил другой человек, и 29% еще не определились. В докладе, обобщающем результаты опроса, указано и то, что любителей «сильной руки» в стране становится меньше: сегодня 37% респондентов назвали президента «энергичным, решительным и волевым», что на 4% меньше, чем в начале его правления. «Понимание нужд простых людей, знание жизни» считают положительным качеством Путина уже не
12% россиян, как раньше, а 7%.

Самым непривлекательным фактором его политики стала Чечня. Если в начале второго президентского срока курс в отношении «мятежной республики» одобряла четверть опрошенных, сегодня — лишь 2%. Не отрицая успехов действующего президента в социальной сфере (23% участников опроса назвали его главным достижением «повышение уровня жизни, рост зарплат и пенсий»), подавляющее большинство соотечественников не сочли достаточными его усилия по «наведению порядка в стране, поддержанию спокойной политической обстановки».

Не верят в то, что президент устранит угрозу терроризма в стране, 24% респондентов. 19% хотели бы видеть больше усердия в деле «обуздания олигархов, ограничения их влияния», в то время как положительную оценку действиям на этом поприще дали 18%. Забавно, что 14% россиян вообще не смогли найти каких-либо достижений в деятельности президента.

О чем свидетельствуют эти данные? По мнению главы Центра Юрия Левады, о том, что у нас вымирает политическая жизнь. «Она заменяется административной деятельностью. То есть вместо борьбы, противопоставления, согласования, учета разных интересов появляется исполнение распоряжений. Людям это надоедает, активность падает. Они хотят покоя. Прочие детали — вроде партий и выборов — их просто мало интересуют. Если Путин согласится баллотироваться на третий срок и оформит подходящее законодательство, люди его, конечно, выберут при нынешних настроениях. Они не видят каких-то больших его успехов, но по-прежнему надеются на Путина исходя из того, что больше надеяться не на кого».

Можно предположить, что Путин сам откажется от третьего президентского срока. Ведь он уже стал политическим деятелем мирового уровня. Передача власти в соответствии с Конституцией открыла бы ему блестящие международные перспективы, укрепила бы его имидж масштабного демократического лидера свободной страны. Но как уйти? Основа высоких рейтингов Путина — конъюнктура нефтяных цен и контроль за деятельностью государственных телеканалов.

Цены на нефть за три года могут упасть, и тогда социальные реверансы в сторону неимущих стариков и бюджетников прекратятся. Экономический рост сокращается, что признает само правительство. Реформы остановлены. Последняя — местного самоуправления — перенесена за пределы
2008 года, причем ответственность за ее исполнение переложена на регионы. Чиновничий штат на местах увеличился на 150 тыс. человек. В такой ситуации власть легко может проиграть парламентские выборы. Если проводить их как положено, возможен непредсказуемый результат, а это опасно для российских верхов в целом. Так что покинуть свой пост просто так у Путина не получится.

Последний опрос россиян, проведенный ВЦИОМ в конце июля, принес очередные новости. Голосовать на парламентских выборах «против всех» намеревается уже 11% избирателей, вдвое больше, чем в 2003 году. Почему? Причина оказалась неожиданной: нашу политическую систему люди видят подстриженной под одну гребенку. Ни одна из политических партий в своих программах даже не затрагивает самые важные для людей вопросы качества их собственной жизни. Тревогу экспертов вызывают и оценки политической и экономической ситуации. 54% россиян не смогли назвать ни одного конкретного события или процесса, положительно сказавшегося на жизни страны.

Политбеллетристика

«Комсомольская правда» напечатала собственный предварительный прогноз президентской гонки-2008. В качестве наиболее значимых кандидатов на высший пост в стране представлена общеизвестная четверка. Во-первых, Сергей Иванов. Главные плюсы — давно знаком с президентом, не замешан в историях с переделом собственности. Главный минус — неудачное реформирование армии. Во-вторых, Борис Грызлов. Плюсы — лично предан, ни в чем не замешан. Минус — на четвертом по значимости месте в государстве ничего яркого не совершил. Сергей Миронов — тоже предан, причем наделен особым правом свободно высказывать свои мысли, а его РПЖ — резерв главного командования. Ну а четвертый из названных главных претендентов — это Михаил Фрадков, второе лицо в государстве, человек весьма компетентный, прекрасно понимающий что почем. Минус — в случае экономического кризиса он и ответит за все.

Ведущие российские аналитики к такому предвидению отнеслись по-разному. Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики, вспомнил 1997 год: «Тогда в лидерах предвыборной гонки числился Борис Немцов. За ним шел Зюганов. Далее с большим отрывом “болтались” люди, фамилии которых вы сейчас не вспомните. Например, Лебедь и т. д. Поэтому прогнозы сейчас — политическая беллетристика, даже не фэнтези, потому что фэнтези должна быть увлекательной. В ней должны появляться неизвестные вам чудовища, герои, а здесь только перечень фамилий, от которого уши вянут. Возьмите аналогичный список
1997 года и попытайтесь из него понять, как будут выглядеть президентские выборы. И почувствуйте юмор ситуации».

Борис Макаренко, первый заместитель генерального директора Центра политических технологий, видит в заявленной четверке лишь одного «туза»: «”Туз” в рейтинге на самом деле всего один — Сергей Иванов, хотя вся четверка выбрана по принципу близости или лояльности Кремлю. То есть это, по сути, рейтинг “веса” тех или иных политиков внутри вертикали власти. Но здесь любой отбор, любые движения вверх или вниз непредсказуемы и непрозрачны».

Из прочих политических фигур Макаренко считает перспективными Дмитрия Козака и губернатора Красноярского края Александра Хлопонина — «достойная кандидатура, пожалуй, самая интересная».

Константину Симонову, генеральному директору Центра политической конъюнктуры России, поиски фамилии преемника представляются нестоящим занятием: «Лично мне важно, какая именно из двух групп — силовики или либералы — одержит верх. Угадать за три года до выборов фамилию нельзя, но принципиально важно угадать тенденцию. Я уверен, что будущий преемник сейчас если и находится в элите, то не на первых ролях. Нынешняя элита будет искать человека, который окажется от нее зависим. Так что он сейчас работает на должности замминистра, замначальника управления, в аппарате губернатора. В России чаще всего “выстреливают” темные лошадки. Так что Иванов, Миронов, Грызлов — это фантазия».

Сергей Марков, директор Института политических исследований, уже почувствовал начало борьбы за позицию «наследника»: «Она началась между кланами вокруг действующего президента, и есть угроза, что политическая стабильность в стране станет заложником этой борьбы».

По его мнению, Владимир Путин, как общенациональный лидер, обязан поскорее объяснить механизм обеспечения стабильности. «С моей точки зрения, он должен назвать человека, которому доверяет, и предложить его кандидатуру избирателям. Чтобы обеспечить прогресс в стране, развитие плюрализма и так далее, лучше предложить две кандидатуры, с тем чтобы они поборолись за избирателей».

Остается напомнить, что в кремлевских запасниках имеется резерв в виде министра иностранных дел Сергея Лаврова, вице-премьера Александра Жукова, главы Минфина Алексея Кудрина, шефа Минприроды Юрия Трутнева, секретаря Совета безопасности Игоря Иванова, нового руководителя железных дорог Владимира Якунина. Б