Вести с правовых полей


Текст | Анастасия САЛОМЕЕВА

В последние два года налоговая система России претерпела серьезные изменения, будут они происходить и дальше. Эти изменения не замедлят сказаться на условиях существования отечественных компаний, которым придется подстраиваться под новую налоговую политику государства.

Эксперты считают, что до конца 2005 года произойдет ряд событий, которые непосредственным образом скажутся на налоговом и деловом климате нашей страны.

Cобытие первое: опять ЮКОС

26 мая открылся пленум Конституционного суда Российской Федерации. Его цель — проверить конституционность положения Налогового кодекса, устанавливающего трехгодичный срок давности по налоговым нарушениям. В ст. 113 НК РФ говорится, что налогоплательщика нельзя привлечь к ответственности за совершение налогового правонарушения, если со дня его совершения либо со следующего дня после окончания налогового периода, в течение которого было совершено это правонарушение, истекло три года.

Поводом для обсуждения этого вопроса стало пресловутое «дело ЮКОСа». В Конституционный суд РФ был подан запрос Федерального арбитражного суда Московского округа, рассматривающего дело по заявлению Федеральной налоговой службы о взыскании с ЮКОСа налоговых претензий в сумме 40 607 млн руб. за неуплату налога на прибыль, на добавленную стоимость и на имущество. Неуплата налогов была выявлена по результатам повторной выездной налоговой проверки за 2001 год. Обращаясь в суд, налоговики ссылались на то, что при применении и исчислении срока давности привлечения к ответственности определяющим фактором является общественная опасность совершенного деяния. Обязательное же условие снижения общественной опасности — несовершение новых правонарушений.

Многие юристы уверены, что подобная постановка вопроса вступает в противоречие с широко обсуждаемым сегодня предложением о снижении сроков исковой давности по недействительным сделкам с десяти до трех лет. Кроме того, данное обращение в Конституционный суд привело к тому, что эксперты вспомнили о первоначальной редакции Налогового кодекса, где в ч. 2. ст. 113 предусматривалось прерывание срока давности после совершения иных нарушений. Еще до вступления НК РФ в действие, в процессе внесения в него корректив, это положение было исключено вместе с некоторыми другими недоработками первой редакции. Тогда эти изменения были представлены как технические, но сегодня выясняется, что вместе с техническими огрехами из кодекса оказалась удалена сущностная часть. Если встанет вопрос о ее возвращении, а вслед за тем и о возможном возвращении иных удаленных положений, то, по мнению аналитиков, это серьезно дестабилизирует и без того непростую налоговую ситуацию в стране.

Событие второе: по германскому счету

Правительство РФ планирует подготовить законопроект о разграничении понятий «уклонение от уплаты налога» и «налоговая оптимизация». Уже сегодня многие юристы предвидят, как этот проект будет разрабатываться и что ляжет в его основу. Как говорится, широкую известность в узких кругах получил конкурс, объявленный Администрацией президента РФ, призывающий юридические компании принять участие в создании научно-исследовательской работы «Законодательные подходы к разграничению практики цивилизованного налогового планирования от поведения, направленного на избежание налогообложения». По весьма прозрачным намекам властей ясно, что по его итогам будет подготовлен специальный законопроект, разграничивающий понятия «налоговая оптимизация» и «уклонение от уплаты налога». При этом участникам конкурса рекомендовано взять за основу подход, применяемый к таким ситуациям в Германии.

Выбор немецкой модели вполне понятен и обоснован, поскольку российскому правовому менталитету наиболее близка романо-германская правовая система.
В ФРГ так называемая доктрина деловой цели максимально формализована, в соответствующем законе зафиксированы как общие, так и специальные нормы, противодействующие снижению налоговых платежей, четко обозначены права и обязанности компаний.

Однако пока что в нашей стране борьба с налоговыми правонарушениями идет отнюдь не по германскому пути. В России сейчас более популярна модель «судебной доктрины», принятая в англо-саксонской судебной системе. Для нее характерен принцип «судебная защита предшествует праву», что подразумевает приоритет судебного права, разрабатываемого судьями в процессе рассмотрения конкретных случаев.

В странах, право которых традиционно развивалось по англо-саксонскому пути, такая практика вполне оправданна и не приводит к серьезным проблемам. В России же наоборот. Да, судебная система в нашей стране сейчас играет все большую роль в регулировании экономики, и налоговый климат в последние годы во многом определяется тенденциями судебной практики. Иногда это влияние позитивно, но не всегда.

Например, пресловутое понятие «недобросовестный налогоплательщик», впервые введенное в употребление Конституционным судом в 1998 году, но особое распространение получившее в последние два года, очень популярно у налоговых инстанций. Но это понятие, так же как и «добросовестный налогоплательщик» и не менее часто употребляемое сегодня понятие «основы нравственности», скорее этическое, чем экономическое и юридическое. Как считают многие юристы, нередко налоговые органы, обращаясь в суды, злоупотребляют этими понятиями.

Большинство экспертов позитивно оценивают инициативу Администрации президента. По их мнению, переход к германской системе ограничит произвол некоторых недобросовестных налоговиков и исключит возможность субъективных судебных оценок, а также избавит чиновников и судей от необходимости трактовать закон по-своему.

Событие третье: сложное положение

Проблема налогового администрирования — одна из самых болезненных в нашей стране, особенно если она касается крупнейших налогоплательщиков. Во многих странах крупнейшие налогоплательщики администрируются специальным образом. Это было сделано и в России.

Сейчас существует семь межрегиональных инспекций ФНС по крупнейшим налогоплательщикам. Расположены они в Москве. В них стоят на учете крупные налогоплательщики со всей страны, независимо от того, в каком регионе они работают.

1 августа 2004 года вступили в силу поправки в Налоговый кодекс. Там были отражены изменения в структуре налоговых органов, произошедшие в рамках министерской реформы прошлого года. Но в законодательстве среди налоговых органов упоминаются лишь Федеральная налоговая служба (ФНС) и ее территориальные органы. Межрегиональные налоговые инспекции по крупнейшим поставщикам, по сути являющиеся отраслевыми органами, в этот перечень не вошли. Фактически они оказались вне закона. Эта ситуация привела к большим неудобствам, в первую очередь отразившимся на налогоплательщиках.

Кроме того, 25 ноября 2004 года принято решение Высшего арбитражного суда по иску обратившихся в него нескольких башкирских компаний. Суд практически полностью признал законным приказ МНС РФ об особенностях постановки на учет в налоговых органах крупнейших налогоплательщиков. Но отметил, что налоговым законодательством не предусмотрено признание недействительным свидетельства о постановке юридического лица на учет в налоговом органе по месту нахождения на территории РФ в связи с выдачей свидетельства о постановке юридического лица на учет в налоговом органе в качестве крупнейшего налогоплательщика, поскольку выдача последнего законодательством не предусмотрена.

Это означает, что если налогоплательщик стоит на учете по месту своего нахождения, то там он и должен оставаться на учете. И все свои налоговые обязанности он должен выполнять в отношении этой территориальной налоговой инспекции. Инспекции же по крупнейшим налогоплательщикам могут существовать, но вправе выполнять только методологические и методические функции. Они не могут самостоятельно предъявлять требования к налогоплательщикам, а касающиеся конкретного налогоплательщика документы должны получать не от него самого, а от территориальной инспекции.

Решение суда ясности в положение инспекций не прибавило. Эта проблема актуальна и по сей день. Сейчас ею весьма озабочены органы государственной власти, в частности Министерство финансов. Разрешить щекотливую ситуацию планируется в течение 2005 года.

Событие четвертое: реформа налогового администрирования

Впрочем, проблема налогового администрирования задевает не только крупный бизнес, но и средний и малый. Министерство финансов задумало подготовить реформу налогового администрирования. Однако положения представленного правительству законопроекта вызывают массу споров в экспертных и юридических кругах. Многие считают, что, если законопроект примут в таком виде, какой сегодня предлагается министерством, это негативным образом скажется на налогоплательщиках.

Многих волнуют предлагаемые поправки в ст. 14 НК РФ «О налоговом контроле». В проекте присутствует общая норма, согласно которой налоговые ведомства в ходе камеральной проверки могут требовать от налогоплательщика лишь регистр бухгалтерского и налогового учета. Но из этого правила существует множество исключений.
В частности, если налогоплательщик заявляет о своем праве на возврат или возмещение сумм налога, инспекцией могут быть истребованы все первичные документы. Также если компания заявит о своем праве на налоговые льготы, то все документы, подтверждающие это право, могут быть затребованы инспекцией.

Много вопросов вызывают и положения законопроекта по поводу продления сроков выездных налоговых проверок. Максимальный срок выездной проверки, согласно этой схеме, составляет 15 месяцев при базовом сроке два месяца. Однако пока неясно, как считать эти два месяца. Налоговые органы, а затем и Конституционный суд указывают, что главный критерий — время фактического нахождения проверяющих на территории налогоплательщика. Но ведь проверяющие могут быть на предприятии не каждый день подряд, таким образом проверка рискует оказаться бесконечной.

Вместе с тем в законопроекте есть и позитивные моменты: из него исключены положения, касающиеся введения бесспорного порядка взыскания штрафов (а не по суду, как сейчас), что предлагалось в первой редакции. Также не меняется определение момента, с которого налог считается уплаченным, и исключена ответственность налогоплательщиков за третьих лиц (ими являются банки), от которых зависит фактическое перечисление налога в бюджет.