Почему устоял Чубайс?


Текст | Ирина ЦУРИНА

Накануне энергореформы, когда Анатолий Чубайс еще убеждал депутатов и общественность в необходимости именно своего варианта реформирования энергосистемы страны, он обещал «в противном случае коллапс уже в 2004 году». Что ж, коллапс мы получили — только на год позже и уже на исходе той самой реформы, которая, по словам Чубайса, близка к завершающему этапу.

Аварии такого масштаба неизбежно заставляют делать выводы и принимать кардинальные решения(1). Выволочка президента Путина, публично устроенная главному энергетику страны, заставила многих замереть в ожидании казалось бы как раз такого неизбежно кардинального решения.

Однако очень скоро стало ясно, что Чубайс не только не лишился своего поста, но в очередной раз упрочил свои позиции. Если даже после такой аварии и стольких обвинений в непрофессионализме глава РАО «ЕЭС» сохранил свой пост и — с минимальными потерями — команду, трудно представить, что еще должно произойти, чтобы энергетика страны перешла в другие руки. Из думских и других властных коридоров слышится два основных аргумента в пользу главного энергетика страны: «Чубайс должен довести реформу энергетики до конца» и «Чубайс — политическая фигура».

Что касается реформы, которую надо довести до конца именно руками Анатолия Борисовича, тут не все так однозначно. Член совета директоров РАО «ЕЭС», председатель комиссии Совета Федерации по естественным монополиям Михаил Одинцов, например, заявил, что энергоавария в московском регионе никаким образом не повлияет ни на одну составляющую реформы электроэнергетики. «На реформе в негативном плане скажется только отставка главы РАО “ЕЭС”». Такое утверждение воспринимается скорее как внешний повод, отвлечение общественного внимания, чем серьезный аргумент в глазах тех, кто пережил 25 мая.

В нашей стране, как известно, экономические последствия — при наличии большого политического желания — традиционно отодвигаются на второй план. Дело Ходорковского, казалось, ни при каких обстоятельствах не могло перерасти в разрушение нефтяной империи, однако переросло. Инициируемые правительством все новые реформы (то же относится и к реформам 90-х), как показывает опыт, менее всего учитывают их экономический и социальный эффект.

Что касается проводимой реформы энергетики, то она для профессиональных энергетиков пока одинаково сомнительна и с Чубайсом и без него. Как показали проведенные в прошлом году исследования, посвященные ходу энергореформы(2), среднее звено энергетиков не только не видит перспективность энергосистемы, которую страна получит в результате реформ, но и не понимает ни правовых, ни управленческих принципов реформирования отрасли. Главное беспокойство тех, кто привык отвечать за региональный энергетический комплекс, вызывает проблема обеспечения энергетической безопасности, т. е. потеря управляемости и, следовательно, надежности электро- и теплоснабжения регионов в постреформируемой энергосистеме страны. Как видим сегодня, высказанные еще год назад опасения подтвердились.

Неоднозначное отношение к реформе, казалось бы утвержденной во всех кабинетах и на всех уровнях, проявилось и в фактической ее приостановке — в самый кульминационный момент — накануне продажи стратегических генерирующих активов РАО «ЕЭС» (т. е. крупнейших гидроэлектростанций). Летом прошлого года премьер Фрадков «полностью не одобрил» внесенные Чубайсом предложения по срокам и форме продажи генерирующих активов РАО. Это прозвучало как гром среди ясного неба, однако комментариев по существу не последовало.

Таким образом, для какой реформы нужно сохранять Чубайса (если она «полностью не одобрена» правительством?) и почему она без Чубайса не сможет быть проведена до конца (неужели в стране нет больше грамотных энергетиков?), — непонятно.

С момента решения правительства почти на год глава РАО «ЕЭС», до того неизменно находившийся на гребне политической волны, оказался в тени информационной повестки дня. Казалось, левая оппозиция постепенно выдохлась в своей яростной критике главного «врага народа», открытая война РАО «ЕЭС России» и алюминиевого магната Олега Дерипаски за Красноярскую ГЭС завершилась перемирием. «Реформа века», победно шествовавшая по регионам страны, на решающем этапе «сдулась» и была отправлена в образованную правительством согласительную комиссию, которая до сих пор никаких внятных соглашений не обнародовала. О Чубайсе стали почти что забывать.

И вдруг весной нынешнего года странное апрельское покушение ознаменовало новую волну чрезвычайной публичной активности главы РАО «ЕЭС». Чубайс не просто комментирует покушение — он участник многочисленных телевизионных ток-шоу, комментатор, эксперт и политолог в одном лице. В этом контексте энергокризис 25 мая смотрится как неожиданный и мощный информационный повод, который в очередной раз приковал внимание страны к Анатолию Чубайсу и заставил СМИ бесконечно цитировать каждое произнесенное им слово. Анатолий Борисович с лихвой отыгрывает свои пошатнувшиеся за год политические позиции и становится ньюсмейкером № 1 — съезд СПС пришелся очень кстати, окончательно зафиксировав политическую составляющую фигуры главного энергетика страны.

Несмотря на уничтожающую критику менеджмента РАО «ЕЭС», прозвучавшую в первые дни после аварии, Чубайс вышел из кризиса окрепшим и усилившимся, может быть, как никогда за последние годы. Стране было объявлено — «это политическая фигура», что прозвучало почти как «священная корова». Стало ясно: Чубайс не только устоял, но все, чем ему придется заплатить за энергетический коллапс, это пожертвованные им А. Евстафьев и Д. Васильев.

Отставка или сохранение Чубайса на посту главы РАО — решение политическое. Это подтвердилось после заявлений думской комиссии во главе с единороссом В. Пехтиным о том, что руководитель РАО к энергокатастрофе не причастен. А представители госвласти уверены, что на предстоящем в конце июня общем собрании акционеров РАО «ЕЭС» вопрос об отставке главы энергохолдинга подниматься не будет.

Чем так сильна «политическая составляющая» фигуры Чубайса? Во-первых, даже если в Администрации президента и правительстве есть понимание, что не все в энергетическом «королевстве» хорошо, у государства после «дела Ходорковского» просто нет сил выдержать еще один вал критики с Запада, который неизбежно последовал бы за отставкой Чубайса. Недаром сразу после московского энергокризиса западные СМИ заявили, что Чубайс — единственный из реформаторов либеральной волны, кто остался у власти, и Путин, конечно, воспользуется аварией как поводом убрать «гаранта реформ» и тем самым окончательно установить «антидемократический режим». Думается, именно поддержка Анатолия Чубайса Западом обеспечивает значительную часть «политической составляющей» его фигуры.

Во-вторых, энергетика — слишком серьезная отрасль для экономики, чтобы пойти на риск ее дестабилизации.
А таковая вполне вероятна, так как рычаги управления энергосистемой страны полностью в руках «команды Чубайса», хороша эта команда с точки зрения менеджмента или нет. Недаром Путин упомянул о шантаже. Пока стратегические объекты энергетики не приватизированы, управление РАО «ЕЭС России» — в руках менеджмента. Частные акционеры энергохолдинга, имеющие серьезные пакеты акций («РУСАЛ», структуры бывшего МДМ, «Альфа-групп» и т. п.), после показательной истории ЮКОСа, видимо, не намерены обозначать свое активное присутствие в энергомонополии. Иностранные держатели акций — разрозненны и мало на что влияют. Бесславная попытка Бориса Федорова поднять пару лет назад иностранных акционеров против Анатолия Чубайса тому свидетельство.

Государственные активы в значительной мере контролируются той же командой Чубайса, входящей сегодня в правительство. (Г. Греф, В. Христенко, А. Кудрин представляют государство в совете директоров РАО «ЕЭС».) И это третья часть «политической составляющей» фигуры Анатолия Борисовича. Понятно, что такая «команда» на общем собрании акционеров РАО не станет поднимать вопрос об отставке Чубайса.

Любопытно, что, как только затихли спекуляции по поводу возможной отставки Анатолия Чубайса, в центральных СМИ сразу же началось интенсивное обсуждение ожидаемой отставки Михаила Фрадкова. Ведь именно Фрадков затормозил энергореформу перед «точкой невозврата», после которой государство повлиять уже ни на что не сможет. Поэтому судьба главы РАО «ЕЭС», как собственно и самой реформы энергетики, будет зависеть от того, чем закончится противостояние «экономического блока правительства» и премьера. Пока ситуация складывается не в пользу последнего.

Единственной силой, потенциально способной вмешаться в ситуацию, представляется сегодня «Газпром», который энергично скупает активы РАО «ЕЭС». Однако для такого вмешательства ему, видимо, не хватает политического ресурса.

Таким образом, Анатолий Чубайс остается не столько «гарантом либеральной энергореформы», сколько крупнейшим политическим игроком, способным влиять на принятие государственных решений, в том числе таких кардинальных, которые должны были последовать за крупнейшим московским энергокризисом.

Если создание конкурентной среды, привлечение инвестиций и модернизация мощностей, которые заявлялись как главные задачи энергетической реформы, до сих пор, по оценке профессионалов, находятся под большим вопросом, то политическая составляющая фигуры Чубайса в результате проводимых реформ несомненно укрепилась. И даже такие события, как энергетический коллапс 25 мая, не способны ее пошатнуть.

(1) Так, по итогам расследования энергокризиса, произошедшего в августе 2003 года на восточном побережье США, было фактически объявлено о признании несостоятельности проведенной в США реформы энергетики. Министр энергетики США Спенсер Абрахам официально объявил, что масштабное отключение электричества произошло
из-за «плохой координации действий энергетических компаний, устаревшего оборудования, халатности и ошибок персонала».

(2) Комплексные исследования, посвященные проблемам реформирования электроэнергетики, проводились специалистами «ИМА-консалтинг» в восьми регионах РФ в мае — июне 2004 года.

Автор — главный аналитик политических проектов агентства «ИМА-консалтинг»