Основной закон нестабильности


Главный редактор | Александр ПОЛЯНСКИЙ

Российский политбомонд обсуждает новую инициативу «Единой России» — отставку президента накануне 2008 года. Идея такая: президент Путин уходит в отставку до окончания конституционного срока своих полномочий, на назначенных после этого выборах необходимое число голосов не набирает ни один из кандидатов, и Владимир Путин на повторных выборах вновь получает возможность избираться президентом.

Это уже, на моей памяти, шестой вариант сохранения у власти действующего главы государства без корректировки пункта Конституции о невозможности занимать пост президента РФ более двух сроков подряд. Первый был связан с удлинением срока конституционных полномочий. Второй — с приданием реального статуса главе Союзного государства России и Белоруссии в области международного сотрудничества, обороны, экономической политики и избранием Путина президентом этого союза. Третий — с усилением поста премьера и назначением Владимира Путина на эту должность при контролируемом президенте. Четвертый — с назначением Владимира Владимировича на пост главы некоей экономической группы, контролирующей все ключевые активы страны. Пятый — с избранием под контролем «партии власти» зиц-президента, который через короткое время уходит в отставку, открывая возможность для Путина быть избранным вновь.

Очевидно, что все перечисленные варианты обладают существенными недостатками. Во-первых, довольно трудно детерминировать поведение избирателей, это удается делать только Владимиру Путину, имеющему стабильно заоблачный рейтинг, да и то преимущественно по отношению к собственной персоне. Во-вторых, в силу того что модель наследничества в нашей стране не работает из-за нестабильности социально-экономической ситуации и пластичности элиты. Как показал опыт ухода в отставку Ельцина, отсутствуют действенные механизмы контроля преемника. Поэтому любой президент обладает колоссальной степенью свободы по реформированию элиты и смене политики. В-третьих, большими трудностями чреват и белорусский вариант. Лукашенко и Ко пока не демонстрируют желания делиться властью, такое стремление может появиться под влиянием необходимости, например жесткой систематической войны Запада против нынешнего политического режима в Минске.

К тому же все варианты, кроме, может быть, белорусского, выглядят как махинаторство, обман. А мне кажется, пора уже с обществом разговаривать по-взрослому. Оно, думаю, дозрело до понимания того, что стабильность общей политической линии, формирование стабильной элиты гораздо важнее верности некоей формальной демократической логике.

Смену первого лица каждые четыре года могут себе позволить страны с устоявшейся элитой, давно сформировавшейся национальной идеей и стратегией. Там с каждыми новыми выборами происходит лишь мягкая корректировка политического курса, основные приоритеты которого остаются незыблемыми.

У нас же с появлением нового лидера элита претерпевает кардинальные изменения — так было после прихода к власти Ельцина, так случилось и после прихода к власти Путина. Страна, как мы помним, совершала развороты на 180 градусов.

К Путину можно относиться по-разному. Подавляющее большинство населения он устраивает, в то же время многим его политика не нравится. Но совершенно очевидно, что вред от очередной смены политического курса и встряски элиты будет значительно больший, чем выигрыш от корректировки политики по тем или иным направлениям.

Потому нужно отменить ограничения на сроки для президента, параллельно внеся пункт о формировании правительства парламентским большинством.