Анатолий ЛЕДОВСКИХ: улучшить ситуацию с приростом запасов


Беседу вел Леонтий БУКШТЕЙН

В Российской Федерации создана уникальная минерально-сырьевая база, которая по многим количественным и качественным параметрам считается лучшей в мире. У нас в стране сосредоточено более 30% мировых запасов природного газа, 50% — алмазов, 25% — никеля, 17% — олова, почти 10% запасов нефти.
О том, как это богатство учитывается, разрабатывается и восполняется, наш корреспондент беседует с руководителем
Федерального агентства по недропользованию Анатолием
Ледовских.

— Анатолий Алексеевич, поскольку это ваше первое выступление на страницах нашего журнала, пожалуйста, несколько слов о функциях агентства, его полномочиях и пределах компетенции.

— Прежде всего хочу отметить, что агентство продолжает длинную череду государственных служб, координировавших в России работу с недрами еще с конца XVII века. В 1700 году указом Петра I был создан приказ Рудокопных дел — первый государственный орган управления горно-заводской промышленностью, с которого и начинается история государственной геологической службы России. За 217 дореволюционных лет горно-геологическая служба претерпела 20 реорганизаций, за 70 лет советской власти их было 70, что же касается последнего 15-летнего периода, то это была одна сплошная реорганизация.

В марте 2004 года образован новый государственный орган — Федеральное агентство по недропользованию, которое наделено правоприменительными функциями, а также функциями по оказанию государственных услуг по управлению имуществом в сфере недропользования Министерства природных ресурсов РФ.

Его полномочия определены Положением о Федеральном агентстве по недропользованию, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июня 2004 года № 293. Полномочий немало, назову лишь основные.

Во-первых, это организация государственного геологического изучения недр; экспертизы проектов геологического изучения недр; геолого-экономической и стоимостной оценки месторождений полезных ископаемых и участков недр; государственной экспертизы информации о разведанных запасах полезных ископаемых, геологической, экономической информации о предоставляемых в пользование участках недр.

Во-вторых, организационное обеспечение государственной системы лицензирования пользования недрами; рассмотрение и согласование проектной и технической документации на разработку месторождений полезных ископаемых; ведение государственного кадастра месторождений и проявлений полезных ископаемых и государственного баланса запасов полезных ископаемых, а также государственного учета и реестра работ по геологическому изучению недр.

В-третьих, принятие решений о досрочном прекращении, приостановлении и ограничении права пользования участками недр.

В-четвертых, организация конкурсов и заключение государственных контрактов на размещение заказов по проведению геолого-разведочных, научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ для государственных нужд.

И, наконец, осуществление полномочий собственника в отношении федерального имущества, необходимого для обеспечения исполнения функций федеральных органов государственной власти, в том числе имущества, переданного федеральным государственным унитарным предприятиям, федеральным государственным учреждениям и казенным предприятиям, подведомственным агентству.

— Мы справедливо говорим о том, что на сегодня богатства недр страны — это основа ее устойчивого развития, основа ее экономической
безопасности. Но есть мнение такого плана, что мы и сами не знаем точно, сколько и чего лежит в наших недрах. То, что было еще в советские времена открыто геологами, разбурено и вскрыто разведочным бурением, — то и записано в запасы. А дальше?

— Если бы мы знали, сколько, чего и где лежит в недрах, то не было бы необходимости создавать и развивать на протяжении многих десятилетий геологическую отрасль. Именно благодаря работе геологов изучается строение недр, открываются месторождения полезных ископаемых.

И когда мы говорим об уже открытых месторождениях, то знаем, сколько и чего лежит в недрах. Но есть еще огромные неизученные и малоизученные территории, на которых по результатам предварительных геологических исследований в комплексе с научным прогнозом мы уверены в открытии новых месторождений полезных ископаемых. Но открытие новых месторождений, получение точной информации о запасах полезных ископаемых возможно только в случае проведения в достаточных объемах геолого-разведочных работ на этих территориях.

Поэтому проблема сегодня заключается в необходимости расширения геолого-разведочных работ. К сожалению, на протяжении последних десяти лет их объемы уменьшились почти в четыре раза.
В итоге приросты запасов полезных ископаемых не восполняют фактические уровни добычи, сокращаются геолого-разведочные предприятия.

Говорю об этом с болью, потому что в результате такого деструктивного процесса мы потеряли множество специалистов, ушедших из геологии и «растворившихся» в других отраслях. А ведь с петровских времен и до наших дней геологическая служба в России всегда была государственной, а недра — ее основным материальным ресурсом.

И сегодня главная стратегическая цель Федерального агентства по недропользованию, наша общая цель, — обеспечение расширенного воспроизводства минерально-сырьевой базы России, поиск новых подземных кладовых. Задача не так проста, как может показаться на первый взгляд, но мы будем стремиться к ее выполнению.

— Кадры решают все?

— Почти все. В центральном штате у нас трудятся 130 человек, плюс 1140 человек во всех федеральных округах и большинстве регионов и областей, где созданы территориальные органы. Назову только основные управления агентства, чтобы читатели представили себе круг наших обязанностей и забот: Управление геологических основ, науки и информатики, Управление геологии и лицензирования нефти и газа, подземных вод и сооружений, Управление геологии и лицензирования твердых полезных ископаемых. Руководят управлениями и отделами опытные специалисты, прошедшие прекрасную школу практической полевой и управленческой работы в сфере недропользования.

— Вот читаю в плане работы агентства: в марте объявлен конкурс на размещение в 2005 году заказов на выполнение работ для государственных нужд по геологическому изучению недр и воспроизводству минерально-сырьевой базы твердых полезных ископаемых территории Российской Федерации. Средства выделены, процесс пошел?

— Да, мы с радостью и гордостью можем это подтвердить. В 2005 году планируем освоить 10,8 млрд руб. Для сравнения: в 2004 году было только
6,2 млрд руб.

— Среди всех многочисленных задач агентства какую бы вы выделили как ведущую, основную?

— Конечно же воспроизводство минерально-сырьевой базы. И это не только и не столько наша, ведомственная задача. Это задача всей страны, потому что добываем мы сегодня на 50% больше, чем воспроизводим. То есть идет исчерпание разведанных запасов, и при таком положении дел страна рано или поздно столкнется с проблемой нехватки разведанных запасов. Профессионалам причину объяснять не нужно, а для тех, кто не имеет прямого отношения к недропользованию, скажу: за последние 15 лет финансирование геолого-разведочных работ было уменьшено в несколько раз.

Мы об этом уже говорили. Напомню только, что в прошлом году на геологоразведку выделено лишь 6,2 млрд руб. плюс 47 млрд руб. получили от недропользователей. Это в то время, когда объемы таких работ должны возрасти по сравнению с 1991 годом вдвое-втрое. А ведь от начала геолого-разведочных работ до открытия и завершения разведки месторождения проходит не менее пяти лет. То есть мы потеряли два-три цикла воспроизводства. Теперь придется нагонять, и нагонять ускоренными темпами.

— Опять «большой скачок»?

— Не получится. Средства в бюджете рассчитаны, частные недропользователи свои финансовые ресурсы тоже учитывают неплохо. Здесь только слаженная, сбалансированная работа государственных органов и собственников бизнеса может дать ожидаемые результаты. Вот еще одно сравнение: в 2004 году в стране было добыто нефти 459 млн т, а прирастили запасов, иными словами, подготовили к добыче лишь 236 млн т. Недобор — более 220 млн т. Весомая цифра. Ученые утверждают: для того чтобы обеспечить простое воспроизводство минерального сырья — подготовить сырье к добыче в тех же объемах, что было добыто в предыдущем году, — необходимо ежегодно вкладывать в геологоразведку 100 млрд руб. Нужно учесть и то, что месторождений, подобных западносибирским, на горизонте не просматривается. Они есть, есть и в Восточной Сибири, и на арктическом шельфе, но прикиньте, сколько времени и средств требуется для разведки и обустройства месторождения, создания инфраструктуры, налаживания добычи и транспортировки углеводородного сырья. Это вопрос не одного года и даже не пяти лет.

— Это понимают все специалисты. А что делается?

— В ноябре 2004 года на правительственном уровне рассмотрена и одобрена Долгосрочная государственная программа изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы России на основе баланса потребления и воспроизводства минерального сырья на период до 2020 года. В ней расписаны и объемы финансирования, и виды работ, и регионы исследования. В стадии разработки — комплексные программы геологического изучения и освоения ресурсов углеводородного сырья Восточной Сибири и Республики Саха (Якутия), а также Северо-Запада России и прилегающего шельфа.

На 2006 год объем финансирования геолого-разведочных работ предусматривается в размере 16 млрд руб.

Вместе с тем мы понимаем, что улучшить ситуацию с приростом запасов только за счет ресурсов федерального бюджета невозможно. Нужно привлекать средства недропользователей. На них сегодня возлагаются задачи по приросту запасов полезных ископаемых, обеспечению финансирования поисково-разведочных работ за счет собственных средств. И большинство компаний готовы к такому подходу в решении проблем и к наращиванию объемов работ. Но для этого нужно создать более благоприятные условия, внедрить экономические механизмы стимулирования недропользователей к вложению средств в геологоразведку.

Надеюсь, что улучшить ситуацию в этой области позволит новая редакция законопроекта о недрах, разработка которой практически завершена.

— А как обстоят дела с лицензированием?

— Следующим важным направлением деятельности агентства я считаю нормализацию ситуации с лицензированием пользования недрами в целях значительного расширения распределенного фонда недр. И работа в этом направлении тоже ведется.

Несмотря на то что агентство было образовано чуть больше года назад, мы уже решили проблему оперативного утверждения перечней объектов лицензирования участков недр, восстановили процедуру проведения конкурсов и аукционов на право пользования недрами со значительным сокращением сроков их подготовки. Разграничены полномочия между агентством и его территориальными органами в субъектах Российской Федерации. По мере разработки ведомственных нормативных правовых документов перечень полномочий территориальных органов будет расширяться.

В результате только в прошлом году, в основном во втором полугодии, мы провели более 49 аукционов на право пользования недрами, сумма разовых платежей от которых составила более 7 млрд руб. против 1,1 млрд руб. в 2003 году. В 2005 году планируем провести не менее 250 таких аукционов, при этом сумма разовых платежей, по нашим расчетам, составит свыше 26 млрд руб.

В ближайшее время, после утверждения Министерством природных ресурсов Российской Федерации порядка рассмотрения заявок на получение лицензий, будет восстановлена работа по предоставлению прав пользования недрами на бесконкурсной основе для геологического изучения участков недр.

Мы понимаем, что в системе лицензирования пользования и в целом в сфере недропользования еще достаточно много проблем, требующих оперативного решения. И хочу заверить, что работа в этом направлении будет усилена.

— Что вы думаете о будущем минерально-сырьевой базы страны?

— Расчеты говорят о том, что, например, разведанные на сегодня запасы нефти обеспечат необходимые объемы добычи до 2010—2015 годов. И если мы не будем уделять внимания наращиванию геолого-разведочных работ, то после истечения этого срока следует ожидать постепенного снижения ежегодных объемов добычи.

Нужно открывать новые месторождения, создавать новые центры нефтегазодобычи, и ресурсная база для этого имеется. Именно поэтому наши взгляды устремлены не только на Восточную Сибирь, Северо-Запад России, но и на континентальный шельф.

Следует отметить, что Министерством природных ресурсов совместно с Федеральным агентством по недропользованию и научно-производственными организациями в основном завершена разработка программы по освоению шельфа России, которая будет представлена на рассмотрение Правительства РФ в ближайшее время.

Сейчас ведутся многочисленные дискуссии по поводу правомерности отнесения освоения шельфа России к числу приоритетных направлений работ. Считаю, что за шельфом будущее топливно-энергетического комплекса страны и изучать в полномасштабном объеме его нефтегазовый потенциал с постепенным вовлечением в разработку разведанных месторождений надо уже сегодня.

Большинство стран, имеющих месторождения на шельфах, уже не первый год их разрабатывают и достигают положительных экономических результатов.

— А как продвигается работа по созданию геологической карты континентального шельфа России?

— Вопрос с государственными геологическими картами актуален для любой страны, а для России особенно, в силу огромных акваторий прилегающего шельфа.

Геологическая карта — зеркало, в котором отражается и степень современной геологической изученности страны, и богатство ее недр. Роснедра приступило к новому, очень крупному картографическому проекту — составлению государственной карты Российской Федерации масштаба
1:1 000 000 нового поколения, — в рамках которого впервые будут созданы геологические карты континентального шельфа страны. К этой работе приступили ведущие геологические предприятия РФ, координаторами проекта выступают два научных института: Всероссийский научно-исследовательский геологический институт им. А.П. Карпинского и ВНИИокеангеология.

До недавних пор все морские геологические исследования континентального шельфа носили разноплановый, не систематический характер. Сейчас же, в связи с активизацией усилий России по освоению углеводородного потенциала ее континентального шельфа и обоснованием внешней границы шельфа, настало время систематизировать эти данные и наблюдения и материализовать их в государственную геологическую карту масштаба 1:1 000 000. Сегодня у нас в работе 21 лист госгеолкарты 1:1 000 000 в стандартной нарезке, а 12 листов уже приняты.

— Но ведь есть еще и так называемые твердые полезные ископаемые.

— Да. Не одной нефтью жива российская экономика. Рудные и нерудные полезные ископаемые тоже играют значительную роль в жизни каждого жителя страны.

Традиционным сырьем для России, с учетом ее климатических условий и развития металлургии, остается уголь, ресурсы которого исчисляются десятилетиями использования. Проблемы только в добыче угля нужного качества и экологически чистых (по возможности) технологиях переработки и сжигания, наиболее полном извлечении из него всех полезных компонентов, переработке отвалов и вторичных продуктов сжигания.

Что касается алмазов, то Россия обладает почти половиной мировых запасов этого вида сырья, есть еще перспективные районы поисков и добычи.

Запасы золота, как показала недавно проведенная конференция-выставка «Золото-2005», также имеют тенденции к росту. И это при том, что добыча и технологии его извлечения не стоят на месте. При еще очень высокой доле россыпных месторождений в общем объеме добычи все активнее осваиваются коренные месторождения, а на очереди — освоение техногенных и нетрадиционных для России типов месторождений.

Отрадно, что сейчас и регионы начинают вкладывать средства местного бюджета в освоение рудных и неметаллических полезных ископаемых, понимая собственную выгоду в виде увеличения налогов от добычи в местный бюджет, сокращения крупнотоннажных перевозок песка, песчано-гравийных и строительных смесей, создания новых рабочих мест.
К слову сказать, в наиболее населенных районах России — на Северо-Западе, в Центральном регионе, Поволжье, на Урале — добыча неметаллов стоит на втором месте по поступлениям в бюджет после углеводородов и угля.

В заключение я хотел бы еще раз подчеркнуть, что проблемы минерально-сырьевого комплекса России не исчерпываются только тем кругом вопросов, которые мы сейчас обсудили. Они значительно шире.

Но главное, что есть осознание их важности для государства, понимание путей практического решения и есть стремление коллектива Федерального агентства по недропользованию и его территориальных органов реализовать все планы по решению проблем воспроизводства минерально-сырьевой базы России. Это в конечном счете будет способствовать решению задачи по удвоению ВВП, поставленной президентом Российской Федерации.