Атака на Шпака


Текст | Александр Полянский

После вступления в силу нового порядка избрания губернаторов в большинстве регионов России развернулась борьба за губернаторские кресла: действующие губернаторы стараются сохранить власть, а их конкуренты в самом субъекте Федерации и в Москве — заполучить. Методы борьбы включают воздействие как на местные элиты и население, так и на Кремль, принимающий окончательное решение.

Как правило, борьба сводится к противостоянию в местной прессе, в общенациональных изданиях, адресованных федеральной власти, и подковерной схватке в коридорах власти. Использование против губернатора Рязанской области Георгия Шпака масштабной кампании через некоторые федеральные СМИ («Коммерсантъ», телекомпания «НТВ») в стиле подзабытых уже информационных атак середины 90-х годов — нечто новое в такой борьбе. Это первый, но, скорее всего, не последний подобный сюжет, а потому он нуждается во внимательном анализе.

Первопричина конфликта — борьба генерал-полковника Георгия Шпака и депутата Государственной думы полковника ФСБ Игоря Морозова на губернаторских выборах весной прошлого года, в которой выиграл Шпак. Противостояние тогда было почти равным: в первом туре выигрывал Морозов, Шпак на несколько процентов отставал; во втором Шпак набрал на несколько процентов больше голосов, чем Морозов. Противостояние было почти равным и в отношении кремлевской поддержки: Морозова поддерживала «Единая Россия» и либеральная часть окружения президента, Шпака — «Родина», НПСР и его патриотическая часть. Исход борьбы решали жители Рязанской области, и они выбрали Георгия Шпака.

Краткий период губернаторства Шпака оказался совершенно непохож на полный срок губернаторства другого знаменитого генерала — Владимира Шаманова. Если в Ульяновской области была кадровая чехарда, постоянные шараханья в экономической и социальной политике, то в Рязанской наблюдается системность и в кадровых вопросах — губернатор, кстати, сделал упор на местных специалистов, — и в социально-экономической политике, которая абсолютно внятно обозначена и четко проводится. С концепциями нынешней администрации области можно спорить, но в планомерности ей трудно отказать.

Причиной таких различий в результатах губернаторских правлений является разный предшествующий опыт двух генералов. Если Шаманов стал губернатором, лишь немного покомандовав общевойсковой армией — по сути, с должности комдива, то Шпак был и командующим армией, и начальником штаба военного округа — сначала Туркестанского, а потом Приволжско-Уральского (в общей сложности семь лет), и, наконец, командующим Воздушно-десантными войсками России (тоже семь лет). Это серьезные не только собственно военные, но административные и хозяйственные должности (а командующий ВДВ еще и политическая).

Как показывает опыт регионов, лишенных экспортных ресурсов, но вместе с тем активно экономически развивающихся, таких, как Чувашия, Хабаровский край, только жесткий харизматический руководитель способен вытащить их из трясины. Шпак производит впечатление именно такого руководителя, при этом доверие к нему населения, по данным социологических исследований, возросло, в области его уже стали воспринимать как своего.

Да и визуально Рязанская область при Шпаке поменялась: строятся дороги, убираются улицы, возводятся жилые дома. Довольно спокойно прошла монетизация. Разница с соседними центрально-черноземными областями бросается в глаза.

Шпак показал себя и как умелый федеральный политик: не порывая с «Родиной», с которой, впрочем, сотрудничал как сочувствующий, он начал активно взаимодействовать с «Единой Россией». Результатом его успехов стало усиление поддержки со стороны Кремля, первоначально относившегося к губернатору скорее нейтрально.

Параллельно ухудшались позиции главного оппонента рязанского губернатора — Игоря Морозова. В результате конфликта он покинул «Единую Россию» и стал членом партии «Родина». Таким образом, произошло перераспределение «кремлевского электората» двух политиков, причем Шпак в результате этого перераспределения количественно увеличил свою поддержку, а Морозов потерял.

И сегодняшняя борьба Игоря Морозова и выступающих вместе с ним фигур обусловлена отнюдь не стремлением свалить губернатора — это, по мнению большинства аналитиков, маловероятный сценарий. Прежде всего PR-акции связаны с весенними выборами в Законодательное собрание Рязанской области: а Морозов является лидером партийного списка «Родины» в области.

Атака на Шпака, как помнит читатель, началась со статьи в газете «Коммерсантъ», в которой автор ссылается на рязанского предпринимателя Наталью Сучкову, утверждающую, что предоставила Георгию Шпаку в период губернаторских выборов заем на сумму 48 млн руб. с условием назначения ее на должность вице-губернатора и согласования с ней кадровой политики.

При этом газета опубликовала расписку Шпака в получении денег и два фрагмента соглашения, якобы заключенного Сучковой с кандидатом в губернаторы Шпаком: первую и последнюю страницы. Роспись «Шпак», как многие заметили, стоит только на расписке и на последней странице соглашения. На первой же (неподписанной) странице черным по белому указано обязательство кандидата в губернаторы назначить за предоставленные деньги Сучкову вице-губернатором, означающее торговлю должностями; и согласовывать с ней действия губернатора, превращающее ее в согубернатора, что означает незаконное (за деньги) делегирование полномочий, полученных главой субъекта Федерации на всеобщих выборах.

Подобный документ, во-первых, в силу своей вопиющей незаконности юридически ничтожен, а во-вторых, грозит уголовной ответственностью обоим, по утверждению Натальи Сучковой, подписавшим его: Шпаку — за торговлю должностями и полномочиями, Сучковой — за дачу взятки.

Но это странным образом не смутило ни автора статьи, ни редакцию «Коммерсанта». Газета сообщила, что Сучкова подала иск в Советский райсуд Рязани (при этом не проверив информацию, так как сторона губернатора на следующий день документально подтвердила в телерепортаже, что искового заявления не поступало). А также то, что Игорь Морозов, проведший в «РИА-Новости» пресс-конференцию, заявил о намерении опротестовать итоги прошлогодних выборов на основании использования его соперником незаконных источников финансирования избирательной кампании. Далее к изложению событий «коммерсантовцы» присовокупили собственные суждения о том, что Кремль недоволен Шпаком и Путин может в любой момент отстранить его от должности.

Публикация статьи была встречена гробовым молчанием подавляющего большинства теле-, радио-, печатных и интернет-СМИ (за исключением нескольких информагентств, сообщивших о факте «наезда» на Шпака), что на первый взгляд странно, учитывая уровень информационного повода. Но редакции сразу поняли, что речь идет не о новости, а о пропагандистском ходе, и стали проявлять интерес к теме только к концу следующего дня. Потому что оказались вынуждены реагировать на «шум», созданный еще и второй публикацией в «Коммерсанте», а также репортажем от 16 февраля на НТВ.

И в том и в другом случае эти два СМИ постарались внешне соблюсти объективность. «Коммерсанту», опубликовавшему рядом с новой статьей краткое интервью Георгия Шпака, это удалось лучше. НТВ же, предоставив слово обеим сторонам конфликта весьма асимметрично, продемонстрировало свою ангажированность. От лица автора репортажа было сказано о существовании вышеупомянутого соглашения и расписки, подлинность которых, и особенно первой страницы соглашения, даже для проформы в кадре не скрепленной с другими, никем, кроме г-жи Сучковой, не была подтверждена. Далее «энтэвэшники» дали фрагмент выступления Георгия Шпака на пресс-конференции, не предложив зрителям диалога с ним (возможно, по объективным причинам, но о них ничего не говорилось), показали ответ Советского райсуда Рязани, о том, что дела никакого нет. И несмотря на этот документ, резюмировали репортаж высказыванием журналиста, что судьбу губернатора фактически решит этот самый суд.

На следующий день НТВ выступило с гораздо более взвешенным комментарием, а Первый канал дал интервью губернатора. Другие СМИ, например «Газета.Ру», довольно скептически отнеслись к истории с соглашением.

Обращает на себя внимание то, что публикация материалов даже в атакующей Шпака группе СМИ происходит нечетко — от момента появления «бомбы» в «Ъ» до репортажа НТВ прошло более суток. А это значит, что те, кто принимают решения в данной PR-кампании, испытывали давление со стороны властных структур и советовались, стоит ли продолжать атаку и в какой форме.

Не комментирует ситуацию (пока, во всяком случае) Администрация президента, молчит полпред в Центральном федеральном округе Георгий Полтавченко, никак не отзывается на вопиющие, казалось бы, свидетельства преступлений Генеральная прокуратура. Выступил только один из зампредов Центризбиркома, пригрозивший проверкой изложенных в публикации фактов. И такое молчание вполне логично: по некоторым данным, до скандала Георгий Шпак получил заверения Администрации президента в готовности работать с ним и дальше.

Скандал явно сходит на нет, хотя дрова в его топку будет побрасывать судебный процесс, который все же состоится, но по иску Игоря Морозова об отмене результатов выборов в связи с якобы имеющими место фактами превышения избирательного фонда со стороны Шпака, а не по иску Сучковой. И рязанская ситуация рискует перерасти в политическую мыльную оперу, хотя и этот сценарий маловероятен — скорее всего, «волна» окончательно затухнет по окончании выборов в Законодательное собрание Рязанской области. Впрочем, Игорь Морозов благодаря скандалу может набрать дополнительные голоса на выборах. Но и это вряд ли, потому что ему придется радикализировать местную «Родину» (сделать ее позицию еще более социально-патриотической, чем у Шпака). А значит, она потеряет голоса патриотического, но не националистического электората в Рязанской области.