Почему провалилась украинская политика России?

Мы попросили экспертов ответить на семь вопросов, касающихся политики России в Украине в период президентских выборов в этой стране:

1. Назовите ключевые ошибки российской политики в Украине в период проведения там президентских выборов.

2. Каковы основные ошибки борьбы Януковича с Ющенко, что Януковичу удалось?

3. Имело ли смысл делать ставку на победу пророссийского кандидата в Украине вообще? Имела ли Россия достаточно ресурсов, чтобы обеспечить такую победу?

4. Был ли смысл сотрудничать с Кучмой и существующей властью, учитывая нетвердость ее положения и склонность не соблюдать договоренности?

5. Каковы основные недостатки кремлевской картины происходящего в Украине и вокруг нее, которые привели к проигрышу России?

6. Какова должна быть сейчас линия поведения России в отношении Украины?

7. Обозначьте основные сценарии дальнейшего развития российско-украинских отношений.

Модест КОЛЕРОВ, генеральный директор информационного агентства Regnum

1. Главная — крайне недостаточная работа с антикучмовской оппозицией и ющенковским электоратом, а также на Западе Украины. Маленькая, но существенная — переход на язык ющенковской оппозиции и тем самым легитимация ее: «в Украине», а не «на Украине». Слава богу, российский политический класс не попытался внести — со страху перед энергией Западной Украины — в практику русского языка «Кыив» и «Львив».

2. Януковичу удалось очень многое: главное — капитализировать и сохранить свой многомиллионный электорат, превратить политические и культурные интересы Юго-Восточной Украины в действенный фактор, который никакая украинская власть уже не сможет проигнорировать.

3. Ресурсов было достаточно, если считать ими только внутренние ресурсы самой Украины. Но поскольку России противостоял консолидированный Запад, сделавший ставку на Ющенко, ресурсов для такой борьбы не хватило.

Ставка на пророссийского кандидата была так же обязательна, как ставка на победу твоей команды или той команды, за которую ты болеешь, — глупо участвовать делом или сердцем в игре, а болеть за противника.

Если мы не будем поддерживать пророссийских кандидатов, то скоро и в самой России не останется пророссийских политических сил.

4. Конечно, расчеты на Кучму не оправдались, но и альтернативы ему не было: Россия пока еще не научилась свергать недружественные или ненадежные режимы.

5. Мне трудно судить о том, что собой представляет кремлевская картина Украины. Но кажется очевидным, что, оценив всю важность Украины для России, Кремль так и не смог отнестись к задаче ее «спасения» для России со всей серьезностью, так, как спасают родное и действительно важное.

6. Предельный прагматизм и жесткий экономический расчет, лишенный каких бы то ни было авансов и скидок.

7. Недружественная политика Ющенко в отношении России: погружение Украины в экономический хаос. Дружественная политика Ющенко в отношении России: погружение Украины в политический кризис накануне парламентских выборов. Двойственная политика «а-ля Кучма»: дальнейшая дискредитация Украины как партнера.

Александр ДУГИН, политолог, лидер Евразийского движения

1. Главная ошибка Путина — доверить украинскую ситуацию политтехнологам и «пиарщикам» прозападной, либерально-циничной ориентации. Именно они провалили все дело.

2. Янукович в целом действовал нормально, не хуже Ющенко. Однако политтехнологи Януковича, присланные из Москвы, запороли главное: слом политической коалиции вокруг Ющенко. Они не работали с коммунистами Симоненко, социалистами Мороза, с Тимошенко.

Янукович проиграл только потому, что московские спецы делали ставку на попсу — Сердючку и «ВИАгру», а не на серьезную политику.

Тем не менее Янукович сумел стать символом Юго-Восточной Украины. Но теперь ему надо продолжать жесткую политическую борьбу на раскол и требовать федерализации, а потом и самоопределения юго-восточных областей. Если он откажется от такого сценария, то потерпит поражение во второй раз и просто исчезнет с политической арены.

3. Да, имело смысл делать такую ставку, и ресурсы у России были. Но не был задействован самый главный ресурс — политический и геополитический.

Россия проиграла не из-за случайности и плохого стечения обстоятельств. Россия проиграла системно, потому что до сих пор Москва не может принять тот факт, что против нее самым серьезным образом воюют США. И что в такой ситуации либо надо играть до конца и всерьез, либо не соваться в международную политику. Это уже не шутки.

Доктрина Вулфовица и Либби не оставляет нам шансов. США твердо намереваются установить над Евразией внешнее управление. И чтобы помешать этому, необходимо взяться за ум, изучить как следует геополитику и выбросить куда подальше проамериканскую либеральную элиту, доставшуюся Путину в наследство от Ельцина и его «семьи».

Ресурсы у России  были, но работа была сорвана. По сути, Путина предали.

4. Был смысл. Однако не было оснований доверять Кучме. Кучма, испытывая проблемы на Западе, пошел полтора года назад в сторону России. И это надо было принимать.

Однако необходимо было все предусмотреть и начать готовиться к ситуации заранее и всерьез. Кучма во время президентских выборов мог бы и спрятаться, как Ельцин в 1999 году. А Януковичу нужно было говорить на языке геополитики и социальной справедливости. Для этого к нему в помощь следовало направить не прозападных либералов, а более здравомыслящих людей. Кучма искал в России надежную опору, а Россия поставила ему банду проходимцев и циников.

5. Основной и фундаментальный недостаток — отсутствие ясного представления о геополитическом содержании происходящего на постсоветском пространстве и о роли в этом США. Иными словами, Путин никак не может сделать необратимый и решительный шаг к евразийству, расстаться с прошлым, с либералами и атлантистами. Он колеблется между Россией и ее интересами и давлением со стороны США. Отсюда постоянный сбой в его внешней политике — шаг туда, шаг сюда…

Но если Шеварднадзе или Кучма еще имели определенные основания для колебаний между пророссийской и антироссийской политикой, между Москвой и Вашингтоном, то у Путина таких оснований, безусловно, нет. Наши национальные интересы не оставляют для президента выбора.

Мы бились в Украине не с Ющенко, мы бились с США и их геополитическим проектом выдавливания России с постсоветского пространства. То есть с Бжезинским. И мы проиграли ему.

Это тяжелейший удар по России. На него ответить можно только немедленной ротацией элит, освоением геополитики и ее закономерностей. А также принятием Путиным патриотического евразийского видения.

6. Нам остается только способствовать ее расчленению. Причем чем быстрее, тем лучше. Мы хотели иметь целостную дружественную суверенную страну. Но Запад и успешные политические действия «оранжевых», которые не побоялись идти на откол западных областей, сорвали это.

Они не боялись раскола и неправовых действий. Во имя своих геополитических интересов. Сегодня мы должны делать то же самое в юго-восточных областях. Завтра ситуация ухудшится: Ющенко начнет репрессии, и организовать процесс федерализации будет намного сложнее.

Если Москва в такой ситуации прогнется перед Ющенко, патриотическая харизма Путина разобьется вдребезги и он будет приравнен в коллективном бессознательном к Горбачеву. Ничего страшнее для нашего патриотического, национально мыслящего президента придумать невозможно.

7. Первый — блокада Ющенко, поддержка сепаратизма Юго-Востока, согласие на сценарий хаоса и дестабилизации — симметрично «оранжевой революции», только с другим геополитическим знаком. Это плохой сценарий, но после грандиозного провала ничего больше не остается.

Второй — соглашательство с Ющенко, признание «свободного выбора украинского народа». Это начало конца России.

Сергей МАРКОВ, директор Института политических исследований

1. Ключевые ошибки были совершены до выборов. Во-первых, Россия не работала в украинском политическом поле по продвижению своих интересов, хотя давно было известно, что на нем работает Запад.

С 2000 года свой политический проект, связанный с Ющенко, там реализовывали США. А мы почти ничего не делали. Россия потратила на продвижение своих интересов в Украине в десятки раз меньше средств, чем США, Евросоюз и даже Турция. И не реализовала никакого собственного политического проекта.

Во-вторых, Россия не предложила Украине привлекательного проекта межгосударственной интеграции. Единое экономическое пространство и двойное гражданство — это важные элементы такого проекта, но не весь проект. Тем более что для Украины нынешняя Россия отнюдь не образец для подражания. То же засилье олигархов, что и в Украине, так же тяжело жить малому и среднему бизнесу…

В-третьих, Россия сделала слишком большую ставку на конкретные личности, и мы оказались заложниками игры, которую вели эти личности. Ту же ошибку совершили в свое время американцы в России, сделав ставку на Ельцина и Чубайса. Впоследствии они строили свою политику относительно соблюдения определенных принципов, а не относительно личностей.

Мы же до конца связали себя обязательствами по поддержке Кучмы, предлагавшего пророссийского кандидата Януковича. Еще раньше мы оказались заложниками выбора Кучмой Януковича в качестве кандидата в президенты.

В результате многие из тех в Украине, кто готов был проголосовать за пророссийскую политику, не сделали этого, поскольку были оскорблены тем, что кандидат имеет две судимости, по рукам и ногам связан олигархами. Работа же с украинским обществом нами не велась.

2. Избирательная кампания Януковича была слишком бюрократической, чиновничьей. Очень мало было сделано для того, чтобы позиционировать Януковича как общественную фигуру.

Не удалось решить проблему его связи в общественном сознании с олигархическим коррумпированным режимом Украины. Янукович воспринимался как главный символ этого режима, он не смог ничего сделать, для того чтобы дистанцироваться от него. Его попытки отмежеваться от действующей власти перед «третьим» туром были довольно жалки, ему никто не поверил.

Янукович оказался совершенно не готов к «оранжевой революции». Митинги он мог себе представить — ОМОНы восточных регионов и шахтеры готовы были дать им отпор. Но с выступлением более 100 тыс. человек он не мог справиться. Противодействие «оранжевой революции», контрреволюция не была продумана, не входила в его планы.

Акции «бело-голубых» организовали достаточно поздно, организовали плохо, и потому они оказались намного менее массовыми, чем могли бы быть. «Оранжевые» были более сплоченными, и в уличном противостоянии стали гораздо сильнее — просто за счет лучшей организации.

Было провалено формирование мирового общественного мнения в свою пользу. Какая-то работа в этом направлении велась, но бессистемная и совершенно недостаточная. С западными СМИ, скажем, практически не работали.

При этом Януковичу удалось стать главной альтернативой Ющенко. Он смог достичь консенсуса по своей фигуре между основными украинскими кланами — киевским, днепропетровским и донецким. Удалось аккумулировать значительный административный и медиаресурс. Удалось донести свою программу до избирателя. Удалось стать для украинцев социальным премьером. Все это важные завоевания, которые делают его основной фигурой оппозиции Ющенко.

3. Безусловно. За спиной Ющенко — немало откровенных националистов и русофобов, и он ни разу от них не отмежевался. Ответственное государство не могло игнорировать тревожные тенденции в команде Ющенко.

Современный мир — это мир, в котором, конечно, важную роль играют ценности свободы и демократии, но никто не отменял жесткую борьбу интересов. Отстаивание интересов в международных отношениях — важнейшая составляющая государственной деятельности. Если Россия не сможет сформулировать и защищать свои интересы, это будет означать, что она отказывается от своего суверенитета.

Украинский сюжет был для нас тестом — являемся ли мы субъектом мировой политики или исключительно объектом? Суверенна Россия или не суверенна? И этот тест мы прошли.

Другое дело, что в борьбу в Украине Россия включилась очень поздно, довольно пассивно, использовала крайне ограниченное количество инструментов и полностью положилась на кучмовскую бюрократию, в частности доверила ей выбор кандидата в президенты, не сформулировав свое мнение по этому вопросу. Потому и не достигла тех результатов, на которые могла бы рассчитывать. Но участвовала в борьбе она совершенно правильно.

Это, можно сказать, первый шаг, первый блин демонстрации флага России в мировой политике.

4. Смысл, безусловно, был. Понимаете, Кучма, руководитель его администрации Медведчук — это такие же, как мы, люди, с точно таким же менталитетом. Просто они оказались в Киеве, а мы — в Москве. Могло быть и наоборот.

Они естественным образом пророссийски ориентированы. К тому же они обладали (и обладают) огромными ресурсами и вполне могли победить — выигрыш Ющенко в противостоянии отнюдь не был предопределен, ситуация постоянно балансировала.

России нужно было не только следовать в фарватере Кучмы, но иметь и свой проект.

5. Кремль недостаточно критически относился к кучмовскому олигархическому режиму. Что, впрочем, вполне объяснимо — в самой России такой же режим.

Кроме того, Кремль переоценил значение силовых ресурсов и недооценил важность политических публичных ресурсов. Есть «жесткая власть»: силовые, административные, экономические, пропагандистские ресурсы — и «мягкая власть»: ресурсы общественного мнения, информационного взаимодействия. Последняя, как показали украинские и многие другие события, не менее важна. А «мягкой властью», прежде всего влиянием на интеллектуальную элиту, мы не обладали.

Далее. Кремль переоценил популярность нынешней России в Украине. В Украине популярна, так сказать, идеальная Россия, образ России, даже образ Советского Союза, нынешнее же Российское государство не столь популярно. Для украинцев привлекателен наш, более высокий, уровень жизни, но Россия как государство — с ее бандитами, олигархами и коррупцией — является скорее примером того, как не надо развиваться. Тем более что по этому пути вели и саму Украину.

Кремль недооценил роль ценностного фактора в мировой политике и переоценил значение геополитических интересов. Очевидно, что консолидированная позиция совсем не консолидированного, вообще говоря, Запада по Украине возникла во многом на ценностной, идеологической основе. Для западных стран идеология — это не пустое слово. Российская же тактика строилась на том, что все разговоры о соблюдении принципов свободы и демократии для западных правительств только словесная шелуха. И мы сможем победить в Украине, использовав глубокие противоречия между западными странами.

Наконец, Кремль не ожидал «оранжевой революции». Потому что смотрел на украинскую реальность через призму современной российской, в которой столь мощные акции против действующей власти невозможны.

Все эти аберрации зрения кремлевских обитателей показывают, насколько внутренние проблемы России влияют на ее дееспособность как игрока мировой политики.

6. Мы не должны сдавать своих принципиальных позиций. Необходимо настаивать на демократизации в вопросах использования русского языка, в вопросах самобытности различных регионов Украины. Одновременно мы должны налаживать отношения с администрацией Ющенко.

Мы не должны бросать своих союзников на юго-востоке Украины. Необходимо поддерживать пророссийских политиков, прежде всего Януковича, Медведчука, экс-губернатора Харьковской области Кушнарева. А также Симоненко, Литвина…

Мы обязаны извлечь уроки из своих ошибок — вывести отношения с Украиной на уровень интеллектуальной элиты этой страны и гражданского общества. Начать с ней совместный политический и гражданский проект.

Наконец, нам необходимо помириться по украинскому вопросу с Западом. Показать, что мы поддерживаем стремление к демократии, а не от демократии. И понять, что чем более популярны в мире мы окажемся, тем мы будем сильнее. В том числе в Украине, «мягкое» влияние на которую тем самым деблокируем.

7. Сейчас ничего невозможно прогнозировать — ситуация непонятная буквально по всем ключевым параметрам.

Неясно, будет ли проводиться политическая реформа, превращение Украины в парламентскую республику в соответствии с пакетом законов, принятых перед «третьим» туром выборов. Виктор Ющенко по праву победителя может надавить на Раду, чтобы она отменила эти законы.

Неясно, кто будет управлять Украиной — президент Ющенко или его окружение, а он сам уподобится Вацлаву Гавелу: будет ездить по миру и рассказывать о победе демократии в Украине.

Непонятно, каким будет институциональный дизайн новой власти. Сохранится ли Администрация президента, какую роль будет играть Совет национальной безопасности и обороны — органа координации силовиков или нового политбюро?

Неясно, какая группа соратников Ющенко выйдет на первый план. Европейски ориентированная, представленная прежде всего, Зинченко, Ехануровым? Националистическая — Мовчан, Жулинский?.. Какую роль сыграет группа, стремящаяся с помощью Ющенко добиться достижения своих экономических интересов, — Порошенко, Жвания, Тимошенко и др., а также группа политических союзников — Мороз, Кинах? Между этими кланами в окружении Виктора Ющенко сейчас идет ожесточенная борьба.

Трудно предсказать, какой характер будет у западного влияния на украинскую власть. Кто будет лидировать в этом влиянии — Вашингтон, Брюссель или Варшава? Поможет ли Запад украинским реформам материально или только морально, как это уже было неоднократно и с Украиной, и с Россией?

Ющенко поведет страну к демократии или обманет? Украина при нем станет демократической страной или заповедником реструктурированной олигархии и русофобов?

Как будет развиваться ситуация с политическим самоопределением Востока и Юга Украины?

Ответов на эти базовые вопросы пока нет, и они не спешат появляться. Таким образом, ничто в украинском будущем не предопределено.

Некоторые утверждают, что предопределено то, что Украина, мол, от нас никуда не денется, вынуждена будет строить хорошие отношения с Россией в силу экономической зависимости от нас. Это заблуждение. Латвия зависит от России и при этом враждует с ней.

Во многом эти факторы будет определять российская политика. Умными будут ее действия или неуклюжими. Нам нужно действовать в Украине очень активно и очень умно. Б

Записал Александр Полянский