Геннадий ДМИТРЯК: моя задача — увлечь артистов новыми идеями

Геннадий Александрович Дмитряк получил известность как создатель и художественный руководитель капеллы «Московский Кремль». Капелла стала популярной благодаря исполнению в Московском Кремле и концертных залах произведений русской духовной музыки и народной песни. Она первой записала официальную версию нового гимна Российской Федерации. Недавно Дмитряк возглавил еще один ведущий российский хоровой коллектив — Государственную академическую хоровую капеллу России им. А. А. Юрлова.

— Геннадий Александрович, прошли первые 100 дней вашей работы в капелле им. А.А. Юрлова. Какие задачи стоят перед коллективом? И можно ли назвать вас, руководителя двух блестящих хоров, главным российским хормейстером?

— Насчет главного, думаю, преувеличение, потому что есть еще, к счастью, в России великолепные хоры и дирижеры, которые могут претендовать на звание главных и лучших.

Капелла им. А.А. Юрлова — это, несомненно, один из крупнейших, ведущих российских хоровых коллективов. В прошлом году она отметила 85-летие. Быть художественным руководителем капеллы для меня огромная честь и ответственность.

Тем более что сейчас перед всеми российскими хормейстерами, как это ни парадоксально прозвучит, стоит задача сохранения отечественного хорового искусства в духе российских традиций. Оно в нашей стране играет уникальную историческую роль.

— Как произошло ваше назначение? Что означает оно для вас?

— С одной стороны, назначение на должность художественного руководителя Государственной академической хоровой капеллы им. А.А. Юрлова было для меня неожиданным, а с другой — этого момента я, может быть, ждал всю жизнь. И если бы этого не произошло, то моя жизнь как музыканта оказалась бы не вполне сложившейся. Я признателен руководству Федерального агентства по культуре и кинематографии за то, что свой выбор они остановили на мне. Поясню почему.

В моей жизни Александр Александрович Юрлов сыграл огромную роль. Для всех тех, кто лично знал Юрлова, кому посчастливилось вместе с ним жить, работать, учиться у него, он стал человеком-событием.

Никогда никто не сможет забыть его. Никогда! Все попадали под магическое влияние личности А.А. Юрлова. В далеком 1965 году я приехал в Москву поступать в Государственный музыкально-педагогический институт им. Гнесиных с Урала, после окончания Магнитогорского музыкального училища. Но я уже там слышал это имя, которое произносили с необыкновенной любовью, уважением и почитанием. А ведь ему в те годы было всего 38 лет!

Я привез заведующему кафедрой хорового дирижирования Юрлову письмо от замечательного хорового дирижера, директора училища С. Г. Эйдинова с просьбой обратить на меня внимание. Александр Александрович распределил меня в класс Виктора Попова, тоже совсем молодого, но необыкновенно яркого музыканта.

В те годы кафедра хорового дирижирования в Гнесинском институте была одной из лучших и состояла из прекрасных музыкантов. Под руководством А.А. Юрлова работали очень опытные и известные хоровые дирижеры: С.И. Лаппо, А.В. Рыбнов, В.С. Локтев, Л.М. Андреева, Д.Л. Локшин, В.А. Благообразова, И.Г. Лицвенко, Н.В. Шварц,

Г.Д. Рождественская, В.Н. Минин и совсем молодые: В.С. Попов, В.В. Суханов, А.А. Попова, И.К. Агафонников, В.А. Судаков,

С.Д. Гусев. Он безошибочно разглядел будущее молодых музыкантов, и все они, прошедшие его школу, сегодня занимают в хоровом искусстве, в музыкальной педагогике ведущие позиции.

— Наверное, лучшее, что может пожелать себе учитель — продолжать жить в искусстве учеников.

— Да, конечно. В течение 15 лет А.А. Юрлов руководил кафедрой хорового дирижирования и впервые создал при ней отделение дирижеров народного хора. Он воспитывал не только собственных учеников, следя за их творческой судьбой, но и всех учащихся кафедры, привлекая нас к участию в концертах его капеллы. Представляете, сколько хормейстеров воспитано им! Так в те годы создавалась юрловская школа.

Никогда не забуду день, когда ко мне подошел сам Сан Саныч: так любовно мы его называли, и предложил поступить к нему в аспирантуру. В тот момент не было, наверное, на планете более счастливого человека, чем я. Последние два с половиной года его жизни я часто был с ним. Каждый день приходил в его капеллу, присутствовал на всех его самозабвенных репетициях, работал с артистами, оказывался свидетелем интенсивной творческой жизни.

После репетиций он обычно садился в машину и мы ехали то в институт, то во Всероссийское хоровое общество, председателем которого он был, то на концерт капеллы. Расцвет деятельности А.А. Юрлова совпал с тем замечательным временем, когда в отечественном искусстве работали такие композиторы, как Д. Шостакович, Г. Свиридов, Р. Щедрин, В. Рубин, когда на концертной эстраде блистали С. Рихтер, Д. Ойстрах, Л. Коган, Э. Гилельс. А к руководству ведущих симфонических оркестров пришли К. Кондрашин, Е. Светланов, Г. Рождественский.

Именно они постоянно приглашали капеллу Юрлова для исполнения кантатно-ораториальных сочинений советских и западно-европейских композиторов. Можете себе представить, какой огромный репертуар имела капелла! И как это здорово, что именно ему выпала высочайшая честь открыть миру как бы заново, после долгих лет умолчания, русскую духовную музыку.

Я потому так подробно рассказываю о Юрлове, что считаю: о нем говорится незаслуженно мало.

Жизнь и ранняя смерть этого замечательного человека и музыканта оставили глубокий след в моем сознании. Наверное, тогда у меня появилась мысль стать хоть чем-то похожим на него. В глубине души мне хотелось в меру своих сил и способностей продолжить дело А.А. Юрлова.

— Сколько лет занял путь и каким он был?

— 34 года прошло с того момента, когда я аспирантом появился в капелле впервые. После аспирантуры поступил в Московскую консерваторию, где учился у К.П. Кондрашина и Л.М. Гинзбурга, затем стажировался у Г.Н. Рождественского в Камерном музыкальном театре, работал на Кубе, в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, в Московском камерном хоре, в Государственном академическом хоре Союза ССР, преподавал в институте им. Гнесиных.

В 1991 году создал свой камерный хор — капеллу «Московский Кремль». В общем, проходил «жизненные университеты».

— Одним из основных направлений творчества капеллы «Московский Кремль» было ведь исполнение православных песнопений?

— Да, тем более что капелла начиналась как камерный хор при Музее Московского Кремля. В Кремле расположены великолепные храмы, поэтому естественно, что мы исполняли прежде всего церковную музыку.

Там произошел расцвет нашей творческой деятельности. Мы были необыкновенно востребованны — постоянно выступали в Оружейной палате, в кремлевских дворцах. Нас стали приглашать для участия в государственных приемах. Капелла принимала участие и в инаугурации президента РФ В.В. Путина в 2004 году — исполняла Государственный гимн и «Славься» Глинки.

Мы много выступали за рубежом, создали огромное количество концертных программ, особенно посвященных истории Московского Кремля. В деятельности и звучании капеллы «Московский Кремль» я старался воплотить все, что унаследовал от А.А. Юрлова и других своих замечательных учителей.

— Где и как вы ищете певцов для своих музыкальных коллективов?

— Я тщательно подхожу к этому вопросу. Прежде всего певец должен быть интересен мне как музыкант. Сейчас, например, и в капеллу «Московский Кремль», и в капеллу им. А.А. Юрлова стараюсь принимать музыкантов, имеющих минимум две музыкальные специальности — «Сольное пение» и «Хоровое дирижирование», например, или «Сольное пение» и «Теория музыки». У такого человека выше интеллект, он более гибок технически.

Нет смысла скрывать: очень много хороших музыкантов уехало из России. И это связано с отказом государства от активной роли в развитии искусства.

— У вас самого есть вторая специальность — оперно-симфонического дирижера. Что дает вам ваше второе образование?

— Я пришел к руководству капеллой, получив большой опыт работы в качестве и хорового, и оперно-симфонического дирижера. Работа в оперном театре, с симфоническим оркестром в значительной степени расширила мои творческие возможности, позволила мне изнутри познакомиться с симфонической музыкой, которая обогатила меня как музыканта. И, канечно, этот опыт сказался на моей работе с хором. Когда ты после симфонического оркестра возвращаешься в хор, стремишься прежде всего насытить его симфоническим дыханием, многообразием тембральных красок, придать хору стройность звучания оркестра, не обеднив при этом его вокальную природу.

— Что вам удалось сделать за время, пока вы руководите капеллой им. А.А. Юрлова?

— Прежде всего мне надо было включиться в рабочий процесс и готовить капеллу к ранее запланированным выступлениям, а это исполнение «Колоколов» Сергея Рахманинова, оперы Александра Гречанинова «Добрыня Никитич». Мы приняли участие в очень интересном проекте, завершившем год Российско-немецких культурных встреч. Это исполнение музыки Сергея Прокофьева к фильму «Александр Невский». Дальше мне предстояло знакомить артистов с моим видением капеллы. А главное — выработать репертуарную политику как минимум на два сезона, добиться участия в престижных музыкальных фестивалях, концертах.

Мне надо было войти в коллектив с устоявшимися традициями, взаимоотношениями, ничего не разрушив и одновременно не поступиться своими художественными принципами. Добиться быстрого роста исполнительского уровня, а главное, не заставлять работать, а увлечь и зажечь артистов новыми идеями. Научить репетировать не количеством повторений, а достигать результата максимальным напряжением интеллектуальных и эмоциональных сил. Исполнительский уровень музыканта нельзя заставить расти. Работать по этим принципам — задача-максимум. Добиться ее решения будет очень трудно.

А сейчас мы готовимся к концерту в Большом зале Московской консерватории 1 марта, который мы хотим посвятить памяти А.А. Юрлова.

— Как вы восприняли известие о переходе капеллы им. А.А. Юрлова в юрисдикцию города Москвы?

— Спокойно и с надеждой. Я уверен, что наша деятельность приобретет второе дыхание. Я хочу предложить Москве много интересных проектов, один из которых думаю посвятить столице и ее сердцу — Кремлю. Речь идет об организации музыкального фестиваля под патронажем Правительства Москвы «Кремли России».

Понимаете, в коллективах, подобных капелле им. А.А. Юрлова, как и в самой России, каким-то неведомым образом заложена пассионарная энергия, которая не иссякла, но затаилась. И я ощущаю ее присутствие.

Видимо, это определенное состояние души, когда чувствуешь, что вся твоя предыдущая жизнь и деятельность были своего рода подготовкой главного дела твоей жизни — продолжения дела твоего учителя и великого музыканта. Когда в это непростое для страны время ты должен сделать все, чтобы слава этого коллектива была достойна памяти А.А. Юрлова. Б

Беседу вел Дмитрий Александров