Два удара по льготникам


Текст | Елена ВОЛКОВА

В марте прошлого года, формируя новое правительство, Путин неоднократно подчеркивал главную цель реформ: за несколько лет вдвое сократить количество бедных в стране. Закон о монетизации льгот показал, что путь для достижения цели избран своеобразный: с 1 января все социально незащищенные группы населения лишились части материальной помощи.

Тысячи граждан вышли на улицы российских городов. Впервые за годы правления рейтинг российского президента серьезно снизился. Кроме того, исполнение закона дискредитировало правительство Фрадкова до такой степени, что даже парламентарии из подконтрольной Кремлю «Единой России» говорят о необходимости отставки отдельных членов кабинета министров.

Старикам везде у нас..?

Очевидно, что реформа по замене льгот денежными компенсациями является экономически целесообразной. Но подходить к этому вопросу нужно осторожно, взвешенно, продуманно. Не случайно Борис Ельцин не решился подступиться к этой проблеме на протяжении всех 90-х годов. Владимир Путин начал претворять реформу в жизнь только на втором сроке своего правления, после того как благоприятные экономические результаты позволили создать серьезные финансовые заделы для проведения преобразований.

Но вместо того чтобы выделить на реформу средства из доходов от продажи нефти, правительство пошло по другому пути: сократило свои расходы на выплаты льгот и обязало региональные власти, которые и так испытывают нехватку средств, взять на себя оплату денежных компенсаций. Причем реформа не была вначале опробована в отдельных регионах, как это было принято при Ельцине, а сразу стала реализовываться по всей стране.

Льготники отреагировали беспрецедентными по масштабам и ожесточенности демонстрациями протестов. Акции охватили практически всю страну. Первыми на улицу вышли пенсионеры, преподав молодому поколению урок демократии. Их тут же поддержали оппозиционные партии. Позже к демонстрантам присоединились студенты. В некоторых акциях протеста принимали участие даже милиционеры и военные.

Закон о монетизации льгот попал под огонь критики даже со стороны бизнесменов. Так, Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) выступил с заявлением об исполнении закона, в котором говорилось, что РСПП «выражает серьезную обеспокоенность неумелыми действиями ряда органов исполнительной власти всех уровней по осуществлению этой и других либеральных реформ». «РСПП считает, что бездействие соответствующих органов власти в центре и на местах должно быть подвергнуто строгой оценке».

Даже всегда поддерживающий Кремль глава Русской православной церкви Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II призвал государство не допустить ситуации, при которой проводимые реформы лишали бы людей «реальной возможности пользоваться средствами общественного транспорта и связи, превышали бы их возможности по оплате услуг ЖКХ, а также закрывали бы им доступ к медицинскому обслуживанию и приобретению лекарств».

А король-то голый!

Верный своему стилю Владимир Путин молчал неделю. Затем открыто обвинил в плохом исполнении реформы правительство — людей, лично подобранных им самим, и глав региональных администраций и приказал осуществить прибавку к пенсии ранее запланированного срока и на большую сумму (на 240 руб. в месяц вместо 100). Но несмотря на попытки Путина отмежеваться от реформы, на деле, мнению директора Института политических исследований Сергея Маркова, президент оказывал принятию этого закона мощную поддержку: именно он навязал его «Единой России».

Похоже, Путин был застигнут врасплох размахом протестных акций. Президент к такому обращению не привык. На протяжении последнего года Кремль активно добивался от парламента принятия социальных законов, которые подвергались серьезной критике со стороны общества. Парламент эти законы практически не обсуждал. Кремль знал о возможной негативной реакции на реформу и сознательно «подставил» парламент под огонь критики. Никто не предполагал, что народ обвинит во всем президента.

Рейтинг популярности Путина начал падать. Согласно опросу, проведенному Левада-центром, в декабре прошлого года всего 39% респондентов ответили, что доверяют президенту Путину, в то время как год назад таких было 58%. А в январе фонд «Общественное мнение» зафиксировал падение рейтинга Путина по всем показателям. Так, за последний месяц число граждан, оценивающих работу российского президента на его посту на «отлично» и «хорошо», уменьшилось с 37% до 32%, а количество оценивших его деятельность как «плохо» и «очень плохо» увеличилось с 13% до 17%. Оба результата — худшие за все время правления нынешнего главы государства. Напомним, что за год число недовольных выросло в два с половиной раза: в начале года, по данным ФОМа, «плохо» и «очень плохо» работу Владимира Путина оценивали лишь 7% опрошенных.

В России существует много факторов общественного недовольства и падения уровня поддержки официального курса. Однако главная причина падения рейтинга главы государства в том, что моноцентричная политическая система подразумевает абсолютную ответственность за все, происходящее в стране.

Может быть, именно поэтому Путин впервые публично отреагировал на серию митингов. Однако президент ничем не показал, что готов отказаться от непопулярного решения.

Во что обойдется реформирование реформы?

Правительство же сдалось под натиском митингов и демонстраций и пошло на уступки. Эксперты уже подсчитывают, в какую сумму обойдутся бюджету попытки властей снять напряженность в обществе. По предварительным расчетам, только на индексацию пенсий кабинету министров потребуется более 115 млрд руб., в то время как в федеральном бюджете на 2005 год на это было заложено 75 млрд руб. Еще 5 млрд руб. потребуется на оплату проезда федеральных льготников в городском и пригородном транспорте. В то же время Минфин говорит о сумме в 8,5 млрд руб., считая ее максимально возможным объемом помощи субъектам Федерации из расчета по 50 руб. на каждого федерального льготника.

Правительство решило вернуть всем льготникам бесплатный проезд в транспорте. Но пока не известно, сколько будет стоить дотирование проезда регионам. Проблема в том, что минимальный размер компенсации в несколько раз меньше реальной стоимости проездного билета. В Санкт-Петербурге, например, льготный проездной должен стоить 230 руб., а обычный — 600. Следовательно, остальные 320 руб. за каждого льготника регион вынужден платить из своего бюджета.

По подсчетам независимого депутата Госдумы Оксаны Дмитриевой, чтобы полностью компенсировать разницу между полной и льготной ценой проездного, потребуется около 60 млрд руб. Но правительство на такие жертвы не пошло: федеральный центр готов взять на себя только

5 млрд руб. — 30% разницы между льготной и реальной ценой проездного, и только для льготников из федерального списка. Остальное должны заплатить регионы.

Но далеко не во всех региональных бюджетах есть необходимые средства: в России сегодня насчитывается всего лишь 11 регионов-доноров, остальные живут за счет трансфертов из центра. Как заявил вице-губернатор Краснодарского края Александр Ремезков, «бюджет уже выделяет дополнительно 1,7 млрд руб. на обеспечение региональных льготников, а еще в области 500 тыс. пенсионеров, потерявших право на бесплатный проезд. Их просто выкинули из закона и сбросили на регионы, у которых денег нет. Так что, получается, спасение утопающих — дело рук самих утопающих?».

Получается что так. Губернатор Саратовской области Дмитрий Аяцков уже обратился с просьбой к местным предпринимателям об оказании реальной помощи льготникам. И руководители местных предприятий приняли решение о приобретении для ветеранов не менее 10 тыс. проездных билетов. По словам бизнесменов, «это — дань уважения старшему поколению земляков, их ратным и трудовым подвигам».

Напомним, что сегодня возможности региональных бюджетов значительно уменьшились: после проведенного в этом году разграничения полномочий федеральных и региональных органов власти на них легли дополнительные обязательства. Одновременно в федеральный бюджет перевели водный налог, 1,5% налога на прибыль и отменили один из важных источников доходов регионов — налог на рекламу. Всего, по оценке Оксаны Дмитриевой, из региональных бюджетов в этом году было изъято около 100 млрд руб.

Таким образом, правительство, пытаясь доказать, что закон о льготных выплатах все-таки хорош, начинает вписывать в него положения, противоречащие самой сути закона. Ведь одной из основных целей монетизации льгот было как раз освобождение регионов от обязанности расплачиваться за добрые, но не подкрепленные деньгами намерения центра. Кроме того, монетизацию начинали для того, чтобы гражданин мог заплатить за услугу, например за тот же билет на автобус, живые деньги и работающий в убыток муниципальный транспорт получил средства на ремонт автобусов и троллейбусов. Теперь же транспортники будут, как и до реформы, получать лишь частичную компенсацию от федерального и региональных бюджетов.

Между тем в феврале будет отменен ряд льгот по медицинскому обслуживанию, приобретению лекарств, а также субсидий по коммунальным платежам. При том что многие регионы уже перешли на 100-процентную оплату услуг ЖКХ.

Наверное, правительство найдет дополнительные деньги для решения и этих проблем, но последствия их вброса обернутся очередным всплеском инфляции. По словам главы Министерства финансов Алексея Кудрина, за январь нынешнего года инфляция составит 2,1%, при том что в январе 2004 года она была 1,8%.

По расчетам специалистов, рост цен может достичь примерно 16% при 8,5%, запланированных в бюджете на текущий год. И основное повышение коснется жизненно важных товаров и услуг. В первую очередь рост инфляции ударит по малообеспеченным слоям населения. То есть по тем же льготникам.