Высокие ставки семьи Задорновых


Беседу вел Илья Медовой

21 год – разница в возрасте большая, но не слишком. Может быть, поэтому экономист, политик Михаил Задорнов и его дочь Анна всегда хорошо понимали друг друга. Вот и профессию Анна выбрала не без влияния отца.

Михаил ЗАДОРНОВ (М.З.): Когда Аня родилась, пришлось, разумеется, и пеленки стирать, и за детским питанием ходить. Впрочем, молочная кухня была достаточно близко от дома. Денег не хватало, на старших курсах я подрабатывал дворником. Через год после рождения дочки ушел в армию. Вернулся, когда она уже ходила в садик.

Анна ЗАДОРНОВА (А.З.): Ясенево, где я выросла, могу считать своей малой родиной. Там особая аура, церковь (в Узком, бывшей усадьбе Трубецких), свежий воздух. Рядом с нашим московским домом я впервые стала на лыжи. Их привязывали к сапогам резинками. И папа, у которого по лыжам первый разряд, учил кататься.

М.З.: Как воспитывали Аню? Могу сказать одно: наказывали довольно редко. Физических наказаний вообще не было. И даже в угол не ставили. Но дочь, надо сказать, нечасто давала повод к наказаниям. А если такое и случалось, наказывали ограничениями – что-то запрещали, например пользоваться компьютером.

Жесткие меры? Помню лишь один случай. Я учил Аню плавать. Учил способом жестоким, но проверенным: бросил в воду и предоставил барахтаться. Волна ее захлестнула, и она захлебнулась на какое-то время. Сейчас очень хорошо плавает, гораздо лучше, чем я.

А.З.: Разрешение мелких конфликтных ситуаций брала на себя мама. С отцом в силу его занятости мы обычно занимались чем-то интересным лишь в выходные. Поэтому конфликтов с ним у меня никогда не было.

М.З.: Важно избегать ненужных конфликтов. В том числе и в политике. А в семье особенно.

Аня окончила школу с золотой медалью, хотя учиться ее мы не заставляли. Что-то похожее происходило в свое время и со мной. Мои родители-геологи работали на Камчатке. А я с шестого класса жил в Москве с бабушкой. Она не могла контролировать учение: это для нее была слишком сложная материя. И я занимался самостоятельно.

Как бы я охарактеризовал психологию отличника? Если уж какую-то планку взял, ты не должен ее снижать. Однако такая психология имеет и негативную сторону. Порой человек слишком много внимания уделяет удерживанию планки, не понимая, что это в жизни далеко не главное.

А.З.: Для меня мир на школьных оценках никогда не сосредоточивался. Для того чтобы получать пятерки в школе, нужно, на мой взгляд, совсем немного: внимательно слушать учителя, делать все, что он говорит, и выполнять домашнее задание. Как-то все шло естественным путем…

М.З.: Мы старались уберечь Аню от моей ошибки. Когда учеба дается легко, появляется свободное время. Я не очень грамотно использовал досуг, и, скажем, слабовато знал английский. Только в годы депутатства подтянул его до разговорного уровня. Аня помимо вуза ходит на курсы немецкого, регулярно посещает спортзал. И это правильно: впоследствии что-либо наверстывать из-за житейских забот уже крайне трудно.

А.З.: Просто мне интересно учиться. Удается найти баланс между учебой и дополнительными занятиями. У меня еще масса времени остается на друзей, кино и театр.

М.З.: Думаю, и мне, и моим друзьям повезло: 20-25 лет назад мы все-таки выбрали нужную для страны профессию. Ведь экономика – это обобщение человеческого опыта.

Что повлияло на мой жизненный выбор? Прежде всего школьный интерес к истории, политике, математике. Родители мой выбор не одобрили и долго вели разъяснительные беседы. Отец считал профессию экономиста женской, чрезвычайно скучной, связанной с бухгалтерскими документами. У него в глазах стоял человек в нарукавниках, который до седых волос сидит со счетами и эти счеты с места на место перекладывает, не в силах даже сносно заработать на жизнь.

Поколение наших отцов считало наиболее романтичными и наиболее подходящими для мужчины профессии геолога, летчика, моряка. Впрочем, мой отец, несмотря на его романтическую «мужскую» профессию, был (и остается) скорее прагматиком. Он оказался на Камчатке по простой причине: мы жили вчетвером в 14-метровой комнате коммунальной квартиры на Таганке. Понимая перспективы такого существования, он выбрал трудную работу на Дальнем Востоке, которая давала возможность построить кооператив. Что и случилось через пять лет. Многие люди в советское время выбирали «мужские» профессии, чтобы реализоваться и заработать…

А.З.: Мне было легче выбирать профессию: к нам в дом часто приходили папины друзья, в основном тоже экономисты. Мне нравились эти люди и их разговоры, правда, не до конца понятные. Я чувствовала
сопричастность важным вещам, которые они обсуждали. И мне хотелось быть такой же, как они.

Мама сомневалась: может, мне все же захочется выбрать какую-нибудь творческую профессию, например дизайнера, архитектора, музыканта, поскольку в детстве я неплохо рисовала и занималась музыкой. Но я своего решения не изменила.

Мы выбирали с родителями между МГИМО, соседствующим с нашим домом, и Высшей школой экономики – все-таки университет, целиком специализирующийся на экономике. Его базовый факультет как раз экономфак. «Вышка» была задумана как оплот либеральной экономической мысли. Она этим оплотом и остается. Экзамены там жесткие, и я не знаю случая, чтобы человека взяли просто так, исключительно за то, что за него кто-то попросил.

М.З.: Думаю, что Ане было проще, чем допустим, когда-то мне. Московская экономическая школа, где она училась, имеет хорошие отношения с «Вышкой». У них даже преподаватели из ВШЭ преподают в старших классах. Кроме того, в последний год она занималась на подготовительном факультете. А я заканчивал школу в другое время. Родители были далеко. Особых средств на репетиторов не имелось. И я не стал рисковать – сдавать документы в МГИМО или на экономический факультет МГУ. Выбрал Плехановский (куда попасть тоже было достаточно трудно). На первом экзамене по математике получил пятерку и, будучи медалистом, сразу поступил.

Теперь, сравнивая свой опыт и Анин, могу сказать, что ее путь, если говорить о сегодняшних условиях, лучше. Думаю, если родители заботятся о будущем ребенка, они должны заранее ориентировать его на два-три конкретных вуза и готовить туда целенаправленно. Сегодня в приличный вуз иначе поступить трудно.

Полагаю, правда, что в ближайшее время нам грозит перепроизводство экономистов и юристов. Но с тем уровнем знаний, который дает «Вышка», да еще и пройдя «мастерс» (аналог магистратуры), Аня выдержит даже самую серьезную конкуренцию.

Меня часто спрашивают, не возникало ли у меня мысли уйти в бизнес, заработать миллиончик-другой? Отдаю себе отчет в двух вещах. Во-первых, каждым делом нужно заниматься профессионально. Люди моего возраста или даже моложе, ушедшие в бизнес 15 лет назад, справляются гораздо лучше, чем мог бы я. Кроме того, коли у меня есть уникальный опыт работы именно с госфинансами, опыт законодателя, я еще многое могу сделать в этой сфере. Ну а ты, Аня, не хотела бы попробовать себя в бизнесе?

А.З.: Мне хотелось бы пойти на государственную службу. Разумеется, я не прочь зарабатывать большие деньги. Но деньги для меня только средство достижения определенных целей, средство, которое позволяет достичь свободы. Полагаю, я могла бы получить хороший результат благодаря профессиональным навыкам.

М.З.: Я с тобой солидарен. Наблюдая некоторых представителей бизнеса, вижу, что для них зарабатывание денег является самоцелью. Вот этого я не хотел бы ни для себя, ни для тебя. Желание быть богаче естественно. Но не стоит осуществлять его ценой отказа от дела, которое нравится и приносит удовлетворение.

А.З.: Если посмотреть, скажем, на твою жизнь или даже на то, что удалось сделать мне, может показаться, что в каждый поворотный момент вмешивается удача. На самом деле каждый такой случай лишь звено в цепи событий, которые его подготовили. Просто так, с неба, удача не сваливается.

М.З.: Согласен: на удачу надо целенаправленно работать. Если ставишь целью реализовать проект – работать над этим проектом, придумывать варианты, делать их публичными, не ждать у моря погоды, прилагать усилия. А еще важно оказаться в нужном месте в нужный момент. И в этом месте использовать свой шанс.

Вот мы сейчас присутствуем при моменте, когда удача, в некотором смысле, свалилась на всю страну: удачная для нас экономическая конъюнктура, высокие цены на нефть и газ. Но мы все это плохо используем. Те изменения, которые необходимы, идут медленно. Общество нездорово, у нас слишком большое имущественное расслоение… И я свою задачу вижу в том, чтобы смягчить существующие диспропорции и обеспечить развитие, модернизацию страны.

А.З.: Думаю, мне тоже удастся в этом поучаствовать. Лет через 15 у нас в обществе сформируется профессиональная элита, определяющая судьбу страны, и очень хотелось бы туда войти.

М.З.: Ну так за чем же дело стало? Работай! Лови удачу за хвост!

Справка «БОССа»

Михаил Михайлович Задорнов родился в 1963 году в Москве. Окончил с золотой медалью московскую школу № 875 и общеэкономический факультет Института народного хозяйства им. Г.В. Плеханова. Защитив кандидатскую диссертацию в Институте экономики Академии наук, работал в команде Г. Явлинского. Один из авторов программы «500 дней». В 1997 году стал министром финансов РФ, работал на этом посту в правительствах С. Кириенко и Е. Примакова. В 1999 году назначен первым вице-премьером, спецпредставителем президента России по связям с международными финансовыми организациями. В настоящее время депутат Государственной думы от Университетского округа Москвы. Заместитель председателя Комитета Госдумы по бюджету и налогам.

Анна Михайловна Задорнова родилась в 1984 году в Москве. Окончила Московскую экономическую школу. Отмечена премией за лучшую исследовательскую работу. Студентка Высшей школы экономики.